Понятие превышения пределов необходимой обороны

  Аниянц М.А. Ответственность на преступления против жизни. - М.: Юридическая литература, 1964. Блум М. Некоторые вопросы необходимой обороны. - Рига: Ученые

Понятие превышения пределов необходимой обороны

Информация

Криминалистика и криминология

Другие материалы по предмету

Криминалистика и криминология

Сдать работу со 100% гаранией
;нападение должно быть нападением.»

Позицию В.Ф. Кириченко оспаривают А.А. Пионтковский и М.И. Якубович, справедливо ссылаясь на то, что известны случаи предпринимаемой обороны для отражения кажущегося нападения. М.И. Якубович пишет: «Против несуществующего нападения необходимая оборона недопустима. Когда в действительности не было никакой угрозы осуществления общественно опасного действия, тогда совершенное является объективно не только обязательно полезным, но и общественно вредным действием».

«Но, - как совершенно правильно отметил профессор А.А. Пионтковский,- однако только признак действительном нападения позволяет провести разграничение между необходимой обороной и так называемой «мнимой обороной», ответственность за которую определяется не только по правилам о необходимой обороне, но и по правилам о фактической ошибке».

Нам представляется, что А.А. Пионтковский и М.И. Якубович правы. Действия лица, находящегося в состоянии обороны от несуществующего посягательства всегда объективно общественно опасны, так как причиняется вред невиновному лицу.

Итак, от необходимой обороны следует отличать так называемую «мнимую оборону». По вопросу о самом понятии мнимой обороны в советской уголовно-правовой литературе нет единства взглядов. Так, по мнению Н.Н. Паше-Озерского, «мнимая оборона» - это оборона против воображаемого,

кажущегося, но в действительности (объективно) не существующего посягательства, т.е. результат ошибки».

С таким определением понятия мнимой обороны не согласен Т.Г. Шавгулидзе, который считает, что данное определение нуждается в уточнении «Дело в том, - отмечает автор, - что вопрос о мнимой обороне (в уголовно-правовом смысле) ставится не во всех случаях, когда лицо обороняется от несуществующего нападения, а лишь тогда, когда лицо в результате такой «обороны» причиняет вред «посягающему».

Наиболее удачное, по нашему мнению, понятие мнимой обороны даёт профессор Н.Д. Дурманов, когда включает в понятие мнимой обороны момент причинения вреда мнимо «посягающему». Он, в частности, пишет: «Мнимая оборона выражается в причинении вреда человеку, которого лицо, причинившее вред, считает совершившим посягательство, чего в действительности нет».

Точку зрения Н.Д. Дурманова о понятии мнимой обороны, разделяют большинство криминалистов.

Раскрывая понятие мнимой обороны, нельзя согласиться с М.И. Якубович, который считает, что «мнимая оборона может считаться лишенной опасности и исключить ответственность лица за совершенные действия».

Мнимая оборона направлена на отражение несуществующего в действительности посягательства, а потому не служит действительной защитой конкретных общественных отношений. Исходя из этого, действия лица, находящегося в состоянии мнимой обороны, являются общественно опасными.

При необходимой же обороне, действия лица, направленные на пресечение общественно опасного посягательства, рассматриваются как общественно полезные. В этом заключается существенное отличие мнимой обороны от необходимой. О мнимой обороне можно говорить лишь тогда, когда лицо причиняет вред другому лицу, которого он ошибочно принял за нападающего, с целью защиты конкретных правовых интересов.

В некоторых случаях суды допускают ошибки при квалификации действий, совершаемых при мнимой обороне. В связи с чем Пленум Верховного Суда СССР в своём постановлении от 4 декабря 1969 года «О практике применения судами законодательства о мнимой обороне», дал судам указание о том, что они «должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство, и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства. В этом случае, в зависимости от обстоятельств дела, лицо может отвечать либо за неосторожные действия, либо вообще не подлежит привлечению к уголовной ответственности. Однако необходимо иметь в виду, что мнимая оборона исключает уголовную ответственность лишь в тех случаях, когда вся обстановка происшествия давала достаточное основание полагать лицу, применившему средства защиты, что имело место реальное посягательство, и оно не сознавало ошибочность своего предположения».

Синюков, будучи в состоянии алкогольного опьянения, желая попасть в ночное время в дом своей знакомой, ошибочно проник через окно в дом гражданина Демидова, проживающего по улице Димитрова г. Н-ска, стал стаскивать с Демидова, который спал, одеяло. Проснувшись, Демидов принял Синюкова за грабителя, нанёс последнему подставкой от цветов менее тяжкие телесные повреждения.

Из данного примера видно, что у Демидова были все основания полагать, что в его квартиру проник преступник, поэтому его действия были признаны как совершенные в состоянии мнимой обороны, за которые он ответственности нести не должен.

 

Б) Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите.

1.Активность отражения общественно опасного посягательства.

В статье 37 УК РФ говорится, что необходимая оборона выражается в причинении посягающему вреда и не является преступлением. Отсюда можно сделать вывод, что необходимая оборона всегда предполагает причинение вреда посягающему, всегда имеет активный характер. Защита при необходимой обороне есть отражение общественно опасного посягательства, т.е. действие, противопоставленное реально грозящей опасности. По мнению профессора Н.Н. Паше-Озерского, «защита при необходимой обороне должна быть - и всегда бывает - активным действием. Защищаться при необходимой обороне путём бездействия нельзя, немыслимо».

Таким образом, особенностью защиты, при необходимой обороне, является её активный характер, выражающийся в причинении вреда посягающему.

Защита при необходимой обороне может представлять собой не только собственно отражение общественно опасного посягательства. «Она может, - как, совершенно справедливо, отметил Н.Н. Паше-Озерский, - переходить в контрнаступления в контр нападение, в принуждение посягающего лица путём применения к нему насилия».

Нельзя согласиться с профессором А.А. Герцензоном, который пишет: «Защита должна быть единственно возможным в данных условиях средством отражения нападения. Если же имеется возможность пресечь нападение путём обращения к представителю власти, то использование этого средства исключает необходимую оборону».

Эту точку зрения справедливо подвергли критике такие советские учёные как В.Ф. Кириченко и А.А. Пионтковский. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 4 декабря 1969 года специально отметил, что отдельные суды, неправильно понимая закон, полагают, что лицо, подвергшееся нападению, не вправе активно защищаться, если имеется возможность спастись бегством, обратиться за помощью к гражданам, к органам власти или избрать какие-либо иные способы, не носящие характера активного противодействия посягающему». Такая точка зрения как указывал Пленум, «чужда принципам советской морали и социалистическому правосознанию».

 

2. Причинение вреда посягающему.

При необходимой обороне вред должен быть причинён только посягающему, как непосредственному источнику опасности, а не третьим лицам.

Это требование в уголовно-правовой литературе признается всеми учёными-правоведами. Это положение вытекает из закона, так, в ст. 37 УК РФ, сказано, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства.

При необходимой обороне причинение посягающему вреда не только не наказуемо, но и лишено общественно опасного характера. Причём вред, причинённый нападающему при определённых условиях, может быть равный и даже больший, чем тот, которым он угрожает. Иногда только причинение вреда может явиться единственным эффективным средством защиты. Вот один из примеров:

17-летний Дурных Павел, крайне отрицательно характеризующийся, проживая в г. Н-ск неоднократно избивал свою мать и братьев (в том числе и четырехлетнего братишку), покушался на жизнь своего престарелого отца. Всем соседям Павел заявлял, что совершит убийство своих родителей. 1 февраля 1976 года в первом часу ночи, будучи в нетрезвом состоянии. Дурных подверг беспричинному избиению ногами своего отца и 14-летнего брата Василия, а также свою мать, пытавшуюся как-то защитить своего младшего сына.

Во время избиения матери Павлом, Василий убежал босиком из дома на улицу. В то время, когда Павел погнался за братом и выбежал на улицу, родители закрыли на крючок дверь. Вернувшись через минуту, Дурных выбил в доме лопатой стекла, пообещал родителям, что, проникнув в избу, убьёт их. Пытаясь выполнить свою угрозу, он действительно вооружился ружьем и ворвался в избу.

Отец, видя, что Павел передергивает затвор находившегося в его руках ружья, сейчас же приведёт свою угрозу в исполнение, опередил его, выстрелом из охотничьего ружья 16-го калибра убил сына.

В данной обстановке только убийство посягающего могло спасти жизнь обороняющемуся и его жене.

Пределы необходимости определяются с учётом соразмерности средств защиты со средствами посягательства, соразмерности интенсивности защиты и интенсивностью посягательства, соразмерностью между благом защищаемым и благом нарушаемым.

Защита, при осуществлении необходимой обороны, выражающаяся в различных формах, причинения вреда нападающему, должна быть направлена только на пресечение общественно опасного посягательства. Недопустимо причинения вреда при осуществлении необходимой обороны третьим лицам.

Последним условием необходимой обороны, относящимся к защите, является требование о том, чтобы защита не превышала пр

Похожие работы

<< < 4 5 6 7 8 9 10 11 12 > >>