Понятие превышения пределов необходимой обороны

  Аниянц М.А. Ответственность на преступления против жизни. - М.: Юридическая литература, 1964. Блум М. Некоторые вопросы необходимой обороны. - Рига: Ученые

Понятие превышения пределов необходимой обороны

Информация

Криминалистика и криминология

Другие материалы по предмету

Криминалистика и криминология

Сдать работу со 100% гаранией
аправленные на пресечение преступных посягательств и задержание преступника, являются в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик правомерными и не влекут уголовной или иной ответственности, даже если этими действиями вынужденно был причинен вред преступнику.»

Вопросам необходимой обороны постоянно уделяется большое внимание в теории и практике.

Россия подписала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, в ст.2 первого раздела в которой говорится: «Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишён жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.»

Однако далее конвенция предусматривает право граждан на необходимую оборону, в ней говорится: «Лишение жизни не рассматривается как совершённое в нарушение данной статьи, если оно является результатом применения силы, абсолютно необходимой: а) для защиты любого лица от незаконного насилия...»

Статья 13 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривающая право гражданина на необходимую оборону была изменена в 1994 году.

Практические работники, применяя законодательство о необходимой обороне, нередко сталкиваются со значительными трудностями. Поэтому имеют ещё место случаи, когда отдельные суды формально подходят к анализу доказательств при решении вопроса о том, действовало ли лицо в состоянии необходимой обороны или же допустило превышение её пределов.

Такие ошибки не изжиты и до настоящего времени, на наш взгляд допускаются из-за отсутствия у некоторых работников органов следствия, суда и прокуратуры достаточно четкого представления по вопросам, связанным с уголовно - правовой оценкой оборонительных действий.

Подавляющее число уголовных дел, рассмотренных судами г. Иркутска в период 1990-1995 г.г. с вынесением обвинительного приговора по ст. 105, 111 УК РФ, явилось результатом перехода с основных (ст.ст. 103, 108 УК РФ - 85%) или даже квалифицированных (ст. 102 УК РФ - 1%) составов преступлений. Стабильное же снижение числа зарегистрированных преступлений и лиц, их совершивших по ст.ст. 105 и 111 УК РФ наблюдаемое в последние годы, при том, что случаи оправдания лица за правомерностью причинённого им вреда практически единичны в судебной практике, а случаи отказа в возбуждении уголовных дел со ссылкой на правомерность действий обороняющегося вообще явление исключительное, свидетельствует скорее о недостатках уголовного законодательства о необходимой обороне, чем о его достоинствах.

По многим вопросам применения законодательства о необходимой обороне, в особенности относящимся к понятию уголовно наказуемого превышения её пределов, в литературе нет единства взглядов.

Принимая во внимание вышеизложенные моменты, мы сочли возможным выбрать тему дипломного сочинения - Понятие превышения пределов необходимой обороны.

ГЛАВА 1

ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ ПРАВОМЕРНОСТИ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

1. Понятие необходимой обороны.

В науке советского уголовного права и в российском уголовном законодательстве выделяются определенные деяния, которые с внешней стороны представляются противоправными, однако в силу определенных причин не являются общественно опасными и потому не влекут за собой уголовной ответственности. Одним из таких деяний наше уголовное законодательство признаёт действие, совершённое в состоянии необходимой обороны.

Уголовное законодательство допускает необходимую оборону граждан от преступных посягательств потому, что она направлена против общественно опасных действий и тем самым являлась действием не общественно опасным.

Изучение вопросов необходимой обороны стало особенно актуальным в последнее время. Это связано с практическим осуществлением принятых государством мер по усилению борьбы с преступностью, необходимостью охраны прав граждан.

Впервые в советском уголовном праве определение понятия необходимой обороны было дано в «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» 1919 года. Однако статья 15 «Руководящих начал» имела недостатки, вызванные слабой разработкой в то время учения о необходимой обороне в теории советского уголовного права и отсутствием практического опыта по рассмотрению дел соответствующей категории. Не было указано, что действия, представляющие собой акт необходимой обороны, не являются преступлением, а говорилось лишь о их ненаказуемости. Отсутствовало четкое определение круга интересов, которые можно защищать путем причинения вреда нападающему.

В обстановке ожесточенной классовой борьбы, изменения форм и характера преступлений против пролетарского государства, встала задача дальнейшего укрепления революционной законности, задача обеспечения строжайшего революционного порядка в стране. В.И. Ленин на IX съезде Советов в декабре 1921 года говорил: « Чем больше мы входим в условия, которые являются условиями прочной и твердой власти, ... тем настоятельнее необходимо выдвинуть твердый лозунг осуществления большей революционной законности...»

Шаг вперед в уточнении понятия необходимой обороны был сделан в УК РСФСР 1922 года. В статье 19 первого советского Уголовного Кодекса устанавливалось, что «не подлежит наказанию уголовно-наказуемое деяние, совершенное при необходимой обороне против посягательства на личность и права обороняющегося или других лиц, если при этом не допущено превышения пределов необходимой обороны.»

Новым в определении было то, что в нём говорилось о защите не только от посягательства на личность, но и от таких действий, которые направлены на нарушение прав обороняющегося и других лиц.

Вместе с тем определение необходимой обороны в УК РСФСР 1922 года имело и некоторые недостатки. В нём, как и в «Руководящих началах» не было указания на допустимость обороны против посягательства на государственные и общественные интересы. Конечно это не означало, что законодатель считал неправомерной защиту от посягательств на советский государственный и общественный строй, социалистическую собственность и другие коллективные интересы. В соответствии с общими принципами советского уголовного права подобного рода оборонительные действия всегда признавались общественно полезными, заслуживающими одобрения и поощрения. Поэтому не совсем точным, на наш взгляд, является встречающееся в литературе утверждение о том, что «Руководящие начала» и УК 1922 года ограничивали область необходимой обороны лишь защитой индивидуальных интересов.

Правильнее будет сказать, что в названных уголовно-правовых актах отсутствовало прямое указание на допустимость обороны против преступных посягательств на коллективные интересы.

Вторым недостатком определения необходимой обороны в УК 1922 года явилось то, что в нём правомерные оборонительные действия назывались « не подлежащими наказанию уголовное наказуемыми деяниями». Такая неудачная формулировка, разумеется, не содействовала правильной политической и юридической оценке действий, вызванных необходимостью отражения преступных посягательств на общественные отношения.

По мере развития теории уголовного права и накопления опыта судебной деятельности совершенствовалось и законодательное определение понятия необходимой обороны.

Восполняя пробел, имевшийся в ранее действовавших правовых нормах, статья 9 «0сновных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик" 1924 года отнесла к правомерной обороне и защиту «против посягательств на советскую власть и революционный порядок.»

Однако в «Основных началах» понятие необходимой обороны было сформулировано недостаточно четко. Статья 9 ( в редакции Постановления ЦИК СССР от 25 февраля 1927 года, в которой она действовала до принятия «Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» 1958 года ) устанавливала, что меры социальной защиты не применяются вовсе к лицам, совершившим действия, предусмотренные уголовными законами, если судом будет признано, что эти действия совершены лишь в состоянии необходимой обороны против посягательства на советскую власть, либо на личность и права обороняющегося или другого лица, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны».

Недостатком этого постановления явилось прежде всего то, что в нём не указывалось, что акт необходимой обороны не является преступлением, а говорилось лишь о его ненаказуемости.

Такая характеристика правомерных защитительных действий не раскрывала их действительной сущности, их роли в борьбе с преступностью. Она создавала неправильное представление, будто необходимая оборона исключает только наказуемость причинения вреда нападающему, но не наличие в действиях защищающегося признаков состава преступления. В ст. 9 «Основных начал» не был дан достаточно чёткий перечень интересов, посягательство на которые создаёт право необходимой обороны. В них говорилось о правомерности «обороны против посягательства на Советскую власть либо на личность и права обороняющегося или другого лица». Неопределенность формулировки «посягательство на Советскую власть» приводила к слишком узкому её толкованию некоторыми учёными и практическими работниками. Так, например, утверждалось, что «под посягательством на Советскую власть» следует понимать посягательство на представителей власти, советские учреждения или принадлежащие советскому государству предприятия.

Этот взгляд находил отражение и в судебной практике. Отдельные суды склонны были понимать под защитой Советской власти оборону против посягательства на социалистический государственный и общественный строй. Поэтому они приходили к неправильному выводу, что в иных случаях защита пр

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>