"Мыслящая история" С.П. Шевырева

Статья - История

Другие статьи по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



"Мыслящая история" С.П. Шевырева

Ширинянц А. А.

Если бы, можно было всю современную науку назвать одним именем, то прилично бы ей было, как мне кажется, наименование мыслящей истории.

С. П. Шевырев. История поэзии

Степан Петрович Шевырев (18.10.1806, Саратов - 08.05.1864, Париж) - выдающийся русский мыслитель, политический публицист традиционалистского толка, поэт тютчевской плеяды и литературный критик, ученый-историк литературы и искусства, христианский педагог и организатор университетского образования. Вся его жизнь связана с Россией, Москвой и Московским университетом. Связь эта выразилась в том, что четыре десятилетия, начиная с учебы в Благородном пансионе при Московском университете и посещения лекций в самом университете до увольнения со службы в 1857 г. и последних лет жизни, проведенных за границей, Шевырев добросовестно работал на благо России, твердо и резко защищая все русское и московское от нападок недоброжелателей, пропагандируя синтез общечеловеческих ценностей и русской духовной культуры в характерном для себя методологическом ключе мыслящей истории. Такая история вполне адекватно объясняла идеальный мир человека, который, как доказывал Шевырев, не есть мир отвлеченной фантазии, а творится из материалов человеческой же действительности (1).

В конце 1827 - начале 1828 гг. Шевырев получил предложение стать наставником семнадцатилетнего князя А. Н. Волконского и сопровождать его в поездке заграницу. В Италии они провели почти три года в интенсивных научных трудах, изучая историю литературы, искусства и архитектуры (исключая лекционную сессию в Женевском университете в ноябре 1831 - апреле 1832 гг.), и вернулись в Россию в 1832 г. (2)

По совету М. П. Погодина Шевырев решил стать преподавателем Московского университета, дабы, как он сам писал, связать свою участь с судьбой этого великого образовательного учреждения в России (3). По протекции С. С. Уварова, ему разрешено было претендовать на место адъюнкта (т. е. помощника профессора) по кафедре русской словесности, которую после смерти А. Ф. Мерзлякова с 1831 г. возглавил И. И. Давыдов. Чтобы занять эту должность, Шевырев, не имевший ученой степени, должен был написать диссертацию на свободную тему и прочесть пробную лекцию, тему которой - Изящные искусства в XVI веке - задал университетский Совет. Как вспоминал Погодин: Шевырев избрал Данта, заперся в своей комнате…, месяцев шесть не выходил никуда со двора, перечитал все источники, уже ему знакомые, и написал классическое рассуждение о Данте, какому не было подобного в русской литературе (4).

Погодин в своей высокой оценке сочинения Шевырева оказался абсолютно прав. Выбрав предметом диссертационного рассуждения творчество Данте и обратившись к тщательному анализу Божественной Комедии (5), С. П. Шевырев в своем диссертационном труде демонстрирует незаурядные способности вдумчивого и умного исследователя, знатока не только культуры и истории Италии, но и всего Запада (включая античный период). Его наблюдения подчас поражают глубиной проникновения в суть вещей и экспрессией (6).

Так, например, рассуждая о культурно-исторических предпосылках появления феноменального по своей энциклопедичности (и по своему масштабу) произведения, созданного гением Данте (7), Шевырев указывает на два существенных обстоятельства. Первое касается того, что в XIII веке направление ума во всех сферах жизни было богословским, все науки того времени считались лишь приготовлением к богословию как вершине человеческого знания. Второе - того, что богословие было тесно связано с политикой и народной жизнью.

Действительно, богословие того времени существенно отличалось от современного С. П. Шевыреву. В силу переплетенности науки и религии, политики и религии - оно (богословие) носило характер, с одной стороны, схоластического, рационального, догматического теоретизирования ученых (8), с другой, активно вмешиваясь в мирскую жизнь, борясь за миродержавную роль католической религии (в лице папы римского) с властью императорской, неизбежно принимало публичный характер, а апеллируя в этой борьбе к религиозному чувству народа, пытаясь воздействовать на народное воображение близкими и понятными ему образами из области языческих верований, поэзии, мифологии древнего мира (9), неизбежно принимало черты иррациональные, символические, становилось частью народного самосознания.

Замечателен один из многих конкретных примеров придания символического, мистического значения событиям прошлого в контексте политической ситуации в современной Данте Италии, раздираемой междоусобицами, на который обращает внимание С. П. Шевырев: В Раю, устами Юстиниана, рассказывается история Римского орла или Императорской власти (10): из сего рассказа мы видим, что начало сей власти вели от приезда Энея в Италию; что Эней перенес орла, символ сей власти, от востока к западу, по законному вращению самого неба; что Константин, против сего закона, обратил орла от запада на восток, что крылья сего же орла Энеева, в лице Карла Великого, защитили Христианскую церковь от Лонгобардов. На сей родословной орла, символа Цесарской власти, к коей прицепляет Поэт всю историю Рима, начиная от баснословного сказания об Энее до Карла Великого, основывает Дант право сего орла на защиту церкви, несправедливость Гвельфов, которые сему знаку дерзают противопоставлять желтые линии, т. е. Францию, и порицание Гибеллинов, которые разделяют сей знак от правосу

s