Анализ уровня суицидального риска у людей с аддиктивным поведением

  Александровский Ю.А. Социально-стрессовые расстройства. // Русский медицинский журнал. - 1996. №2. - 339с. Амбрумова А.Г. Диагностика суицидального поведения. // Методические рекомендации.

Анализ уровня суицидального риска у людей с аддиктивным поведением

Дипломная работа

Психология

Другие дипломы по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией
/p>

В затруднительной для субъекта ситуации мы можем наблюдать формы поведения, соответствующие каждому из этих четырех типов.

Поведение первого типа, мотивосообразное и подчиненное организующей цели, заведомо не является фрустрационным. Причем здесь важны именно эти внутренние его характеристики, ибо сам по себе внешний вид поведения (будь то наблюдаемое безразличие субъекта к только что манившей его цели, деструктивные действия или агрессия) не может однозначно свидетельствовать о наличии у субъекта состояния фрустрации: ведь мы можем иметь дело с произвольным использованием той же агрессии (или любых других, обычно автоматически относящихся к фрустрационному поведению актов), использованием, сопровождающимся, как правило, самоэкзальтацией с разыгрыванием соответствующего эмоционального состояния (ярости) и исходящим из сознательного расчета таким путем достичь цели. [31]

Такое псевдофрустрационное поведение может перейти в форму поведения второго типа: умышленно "закатив истерику" в надежде добиться своего, человек теряет контроль над своим поведением, он уже не волен остановиться, вообще регулировать свои действия. Произвольность, т.е. контроль со стороны воли, утрачен, однако это не значит, что полностью утрачен контроль со стороны сознания. Поскольку это поведение более не организуется целью, оно теряет психологический статус целенаправленного действия, но, тем не менее, сохраняет еще статус средства реализации исходного мотива ситуации, иначе говоря, в сознании сохраняется смысловая связь между поведением и мотивом, надежда на разрешение ситуации. Хорошей иллюстрацией этого типа поведения могут служить рентные истерические реакции, которые образовались в результате "добровольного усиления рефлексов" [19], но впоследствии стали непроизвольными. При этом, как показывают, например, наблюдения военных врачей, солдаты, страдавшие истерическими гиперкинезами, хорошо осознавали связь усиленного дрожания с возможностью избежать возвращения на поле боя.

Для поведения третьего тира характерна как раз утрата связи, через которую от мотива передается действию смысл. Человек лишается сознательного контроля над связью своего поведения с исходным мотивом: хотя отдельные действия его остаются еще целенаправленными, он действует уже не "ради чего-то", а "вследствие чего-то". Таково упоминавшееся поведение человека, целенаправленно дерущегося у кассы со своим конкурентом в то время, как поезд отходит от станции. "Мотивация здесь, - говорит Н. Майер, - отделяется от причинения как объясняющее понятие" [19].

Поведение четвертого типа, пользуясь термином К. Гольдштейна, можно назвать "катастрофическим". Это поведение не контролируется ни волей, ни сознанием субъекта, оно и дезорганизовано, и не стоит в содержательно-смысловой связи с мотивом ситуации. Последнее, важно заметить, не означает, что прерваны и другие возможные виды связей между мотивом и поведением (в первую очередь "энергетические"), поскольку, будь это так, не было бы никаких оснований рассматривать это поведение в отношении фрустрированного мотива и квалифицировать как "мотивонесообразное". Предположение, что психологическая ситуация продолжает определяться фрустрированным мотивом, является необходимым условием рассмотрения поведения как следствия фрустрации.

Итак, каждому из понятий, фиксирующих идею критической ситуации, соответствует особое категориальное поле, задающее нормы функционирования этого понятия, которые необходимо учитывать для его критического употребления. Такое категориальное поле в плане онтологии отражает особое измерение жизнедеятельности человека, обладающее собственными закономерностями и характеризуемое присущими ему условиями жизнедеятельности, типом активности и специфической внутренней необходимостью. Сведем все эти характеристики в табл.1. [11]

 

Таблица 1. Типология критических ситуаций

Онтологическое полеТип активностиВнутренняя необходимостьНормальные условияТип критической ситуации"Витальность"Жизнедеятельность организмаЗдесь-и-теперь удовлетворениеНепосредственная данность жизненных благСтрессОтдельное жизненное отношениеДеятельностьРеализация мотиваТрудностьФрустрацияВнутренний мирСознаниеВнутренняя согласованностьСложностьКонфликтЖизнь как целоеВоляРеализация жизненного замыслаТрудность и сложностьКризис

Каково значение этих различении для анализа критических ситуаций и для теории переживания вообще? Данная типология дает возможность более дифференцирование описывать экстремальные жизненные ситуации.

Разумеется, конкретное событие может затронуть сразу все "измерения" жизни, вызвав одновременно и стресс, и фрустрацию, и конфликт, и кризис, но именно эта эмпирическая интерференция разных критических ситуаций и создает необходимость их строгого различения.

Конкретная критическая ситуация не застывшее образование, она имеет сложную внутреннюю динамику, в которой различные типы ситуаций невозможности взаимовлияют друг на друга через внутренние состояния, внешнее поведение и его объективные следствия. Скажем, затруднения при попытке достичь некоторой цели в силу продолжительного неудовлетворения потребности могут вызвать нарастание стресса, которое, в свою очередь, отрицательно окажется на осуществляемой деятельности и приведет к фрустрации; далее агрессивные побуждения или реакции, порожденные фрустрацией, могут вступить в конфликт с моральными установками субъекта, конфликт вновь вызовет увеличение стресса и т.д. Основная проблематичность критической ситуации может при этом смещаться из одного "измерения" в другое. [1]

Хотя переживание, в каком бы виде оно ни представало в различных концепциях, - в виде ли психологической защиты, компенсации или совладения, редко рассматривается как процесс, направляемый осознанной целью, оно считается всеми авторами процессом, в том или ином виде подчиняющимся целевой детерминации. Анализ литературы показывает, что целевые детерминанты, приписываемые процессам переживания, совпадают с основными "внутренними необходимостями" жизнедеятельности, которые были обнаружены нами при обсуждении проблемы критической ситуации:

1. Здесь-и-теперь удовлетворение.

2. Реализация мотива (удовлетворение потребности).

3. Упорядочение внутреннего мира.

4. Самоактуализация.

Итак, в психологической литературе более или менее подробно проанализированы два типа переживаний, глобально оцениваемых как негативные и позитивные, "удачные" и "неудачные". Приняв, хотя и не общепринятое, но наиболее распространенное созначение их соответственно с психологической защитой и совладением, приводим в табл.2 их основные характеристики. [1]

 

Таблица 2. Характеристики "удачных" и "неудачных" процессов в переживании

ХарактеристикиЗащитаСовладениеОсновные целиУстранение, предотвращение или смягчение неудовольствияПриспособление к действительности, позволяющее удовлетворять потребностиХарактер протекания: произвольность, сознательностьВынужденные, автоматические, большей частью неосознаваемые и ригидные процессыЦеленаправленные, во многом осознаваемые и гибкие процессыотношение к внешней и внутренней реальностиОтрицание, искажение, сокрытие от себя реальности, бегство от нее, самообманОриентация на признание и принятие реальности, активное исследование реальной ситуациидифференцированностьФормы поведения, не учитывающие целостной ситуации, действующие "напролом"Реалистический учет целостной ситуации, умение пожертвовать частным и сиюминутным. Способность разбивать всю проблему на мелкие потенциально разрешимые задачиотношение к помощи в ходе переживанияЛибо отсутствие поиска помощи и отвержение предлагаемой, либо стремление все возложить на помогающего, самоустранившись от решения собственных проблемАктивный поиск и принятие помощиРезультаты, следствия и функцииИногда невроз. Частное улучшение (например, локальное снижение напряжения, субъективная интеграция поведения, устранение неприятных или болезненных ощущений) ценой ухудшения всей ситуации, регресса, объективной дезинтеграции поведения.

Спасают от потрясения, предоставляя субъекту время для подготовки других, более эффективных способов переживанияОбеспечивают упорядоченное, контролируемое удовлетворение потребностей и импульсов. Удерживают субъекта от регресса, ведут к накоплению индивидуального опыта совладения с жизненными проблемами

2.3 Депрессия и суицид

 

Взаимоотношение между депрессией и суицидом является часто упоминаемым аспектом, при которой риск суицида оценивается примерно в 10-15% в сравнении с 1-2% в основной популяции. Показаны различия уровня суицидальности в зависимости от типа депрессии. Так, риск самоубийства при тяжелых униполярных депрессиях составляет 15%, при биполярных аффективных расстройствах - 20%. При этом надо помнить, что цифры у различных авторов колеблются в очень больших пределах. По мнению ряда авторов, наивысший уровень депрессий среди женщин и молодежи. [15]

Большое значение при депрессивных переживаниях играют сверхценные бредовые переживания. Целесообразно разделять мотивы, возникающие на почве страха от мотивов, порождаемых чувством вины. Суицидальное поведение при этом имеет для больного различное смысловое значение. В первом случае суицид становится средством избежания: боязни "еще худшего", как наказания за бредовую виновность; неминуемых мучительных страданий и ужасной гибели при первичной бредовой ипохондрии, или тяжкой нужды при бреде обнищания. Во втором случае суицид является средством самонаказания не из страха перед неумолимой судьбой, а по безжалостному приговору собственной совести, не оставляющей никаких возможностей для дальнейшего существования. При бреде самоуничтожения резко снижается чувство собственной

Похожие работы

<< < 3 4 5 6 7 8 9 10 11 > >>