Анализ текста "Письма русского путешественника" Карамзина Н.М.

Создание «нового слога» русской литературной речи, который должен был органически сочетать национально-русские и общеевропейские формы выражения и решительно порвать с

Анализ текста "Письма русского путешественника" Карамзина Н.М.

Контрольная работа

Литература

Другие контрольные работы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
турного языка конца 18 века. Тогда вместо солнце было принято говорить и писать светило дня; вместо глаза - зеркало души; вместо нос - врата мозга; сапожник - смиренный ремесленник; сабля - губительная сталь; весна - утро года, юность - утро лет. ( Например: «Солнце закатилось. Я был поражён сею скорою переменою и готов был воскликнуть: « Так проходит слава мира сего! Так увядает роза юности! Так угасает светильник жизни!».

Во второй половине 18 века крепнет даже среди западнически настроенной русской интеллигенции убеждение в необходимости замены галлицизмов литературного языка национальными русскими соответствиями или подобиями. Характерно в этом смысле замещение французских слов русскими или книжнославянскими в позднейших редакциях «Писем русского путешественника» Н.М. Карамзина. Так, вояж заменено словом путешествие, визитация - осмотр, визит - посещение, партия за партиею - толпа за толпой, публиковать - объявить, интересный - занимательный, рекомендовать - представлять, литеральный - верный, мина - выражение, балансирование - прыганье, момент - мгновение, инсекты - насекомые, фрагмент - отрывок, энтузиазм - жар. Шишков приводит такие примеры старого и нового слога у Карамзина:

Старый слог Новый слог

Как приятно смотреть на Коль наставительно взирать тебя в твою молодость! раскрывающейся Весне твоей!

Луна светит. Бледная Геката отражает тусклые отсветки.

Окна заиндевели. Свирепая старица разрисовала стёкла.

Любуемся его выражениями. Интересуемся назидательностью его смысла.

Око далеко отличает прости - Многоездный тракт в пыли являет рающуюся по зелёному лугу контраст зрению пыльную дорогу.

Деревенским девкам навстречу Пёстрые толпы сельских ореал идут цыганки. Сретаются с смуглыми ватагами пресмыкающихся фараонит.

Жалкая старушка, у которой на Трогательный предмет лице были написаны уныние сострадания которого уныло и горесть. задумчивая физиономия означала гипохондрию.

Какой благорастворённый воздух! Что я обоняю в развитии красот вожделеннейшего периода!

Как я любил путешествовать. Когда путешествие сделалось потребностью души моей.

Карамзин употребляет пословицы и поговорки, но правда в ограниченном количестве: «Себя казать и других смотреть», «незнакомец поклонился на все четыре стороны», « не верил глазам своим», «я не вольна сама себе».

«Карамзин имел огромное влияние на русскую литературу, - писал В.Г. Белинский, - он преобразовал русский язык, совлекши его с ходуль латинской конструкции и тяжёлой славянщины и приблизив к живой, естественной, разговорной русской речи. Он распространял в русском обществе познания, образованность, вкус и охоту к чтению. При нём и вследствие его влияния тяжёлый педантизм и школярство сменялись сентиментальностью и светскою легкостью, в которых много было странного, но которые были важным шагом вперёд для литературы общества».

 

3. Функции старославянской и старокнижной лексики в произведении

 

В текстах книжно-славянского типа заметную семантическую и экспрессивную роль играют сложные слова. Они признак книжности, их значение украшать текст, придавать ему торжественность. Немало сложных слов в «Письмах русского путешественника». В большинстве своём это имена существительные:

- трудолюбие, путеводитель, простодушие, легкомыслие, великолепие; и прилагательные:

- целомудренный, остроумнейший, красноречивая, мягкосердечный; но есть среди них и глаголы - лицемерствовать.

Риторическая украшённость и литературная изощрённость языка наиболее проявляется в использовании различных образных средств и приёмов. Самое распространённое это - сравнение (Например: «В ту самую минуту, как лодочник хотел уже отвалить от берега, явилась молодая девушка с пожилым мужчиною, - девушка лет двадцати, приятная, миловидная, в зелёной шляпке, в белом платье, с тростью в руках, - приближалась к лодке, порхнула в неё, как птичка, и с улыбкою сказала нашим путешественникам ( которые как рыцари печального образа, сидели повеся головы) : «Bonjour, Messieurs!»…».[4.234]

В составе сравнения встречаются и метафорическое употребление слов (Например : «Местоположение Лейпцига не так живописно как Дрездена; он лежит среди равнин, - но как сие равнины хорошо обработаны и так сказать убраны полями, садами, рощицами и деревеньками, то взор находит тут довольно разнообразия и не скоро утомляется. Окрестности дрезденские прекрасны, а Лейпцигские милы. Первые можно уподобить такой женщине, о которой все при первом взгляде кричат : «Какая красавица!», а последние - такой, которая всем же нравится, но только тихо, которую все же хвалят, но только без восторга; о которой с кротким, приятным движением души говорят: «Она миловидна!»…».[4,102]

Постоянное тяготение к иносказательности символичности выражения сказывается в частом употреблении словосочетаний, в которых имена существительные со значением конкретного лица, предмета или явления выступают с метафорически - отвлечённым, абстрактным значением: путь жития, дух общественности, климат кроткий.

Наблюдая над соотношением в языке «Писем русского путешественника» старославянских и старокнижных вариантов в фонетическом облике слов и в морфологических формах свидетельствуют о значительном преобладании старославянских. В фонетическом облике:

1) слов со старославянским жд преобладающее количество - прежде, между, осуждать; хотя и встречаются старокнижные с ж - преже, осужают.

2) слов со старославянским щ значительно больше чем слов с ч - всего один раз Печора и 5 раз пещера

3) слов с начальным ра больше

- равнина - 12,

- равный - 14 (ровный - 1, ровно - 3),

- разные - 14,

- разница - 7(розница - 2)

4) слов с неполногласием меньше:

- берег- 47, тогда как брег 3;

- молодой - 79, младенец - 8;

- через - 43, чрез - 6, чрезмерно - 11;

- холод - 7, хладнокровно -3, хладная 2;

- норов - 1, нравственный - 8;

- перед - 24, пред - 6;

- середина - 6, средина - 5;

- коротко - 3, кратко - 4;

- голос - 18, глас - 6;

- ворота - 9, врата - 3;

- здоровие - 4, здравие - 1;

- золото - 20, златые стихи -1;

- cторона - 14, страна - 21.

5) начальное я употребляется в каждой главе несколько раз, но лишь один раз во всём произведении употребляется аз.

К словообразовательным признакам старославянизмов относятся некоторые аффиксы и модели образования сложных слов, которые встречаются в произведении:

1) приставки из-(ис-), низ-(нис-), воз-(вос), со-: избрать, извозить, извозчик, избирать, изменно, изрядно, изломать, искривить, низвергать, нисподать, воздать, возлюбить, собрат, сопутник, соразмерный.

2) суффиксы существительных -тель, -ч(ий), - енец, -ени(-е), -ство, -знь: младенец, правительство, творение,существо, богобоязнь.

3)безударное окончание -ый прилагательных, местоимений, причастий мужского рода: новый, самый, молочный, путешествуемый.

4) первые части сложений

- добро- добродушный, добросердечный, добродетель;

- зло- злословие, злодеяние, злосчастный,

- благо- благодарный, благосклонный, благословенный, благополучно, благовестят, благочестивейший, благоденствие;

- бого- богобоязнь, богоугодный, богопочитаемый;

- суе- суеверный.

В «Письмах русского путешественника» славянизмы выполняют следующие функции:

1. создание высокого, торжественного стиля и колорита эпохи:

«Я хотел при новом издании многое переменить в сих «Письмах», и… не переменил почти ничего. Как они были писаны, как удостоились лестного благоволения публики, пусть так и остаются. Пестрота, неровность в слоге есть следствие различных предметов, которые действовали на душу молодого, неопытного русского путешественника; он сказывал друзьям своим, что ему приключалось, что он видел, слышал, чувствовал, думал, - и описывал свои впечатления не на досуге, не в тишине кабинета, а где и как случалось, дорогою, на лоскутах, карандашом...».[4,27]

2. создание поэтического стиля, поэтических образов в тексте:

«Гейлигенбейль, маленький городок в семи милях от Кенигсберга, приводит на мысль времена язычества. Тут возвышался некогда величественный дуб, безмолвный свидетель рождения и смерти многих веков, - дуб, священный для древних обитателей сей земли. Под мрачною его тенью обожали они идола Курхо, приносили ему жертвы и славили его в диких своих гимнах. Вечное мерцание сего естественного храма и шум листьев наполняли сердце ужасом, в который жрецы язычества облекали благопочитание. Так друиды в густоте лесов скрывали свою религию; так глас греческих оракулов исходил из глубины мрака! - Немецкие рыцари в третьем-надесять веке, покорив мечом Пруссию, разрушили олтари язычества и на их развалинах воздвигнули храм христианства. Гордый дуб, почтенный старец в царстве растений, притыкание бурей и вихрей, пал под сокрушительною рукой победителей, уничтожавших все памятники идолопоклонничества: жертва невинная!…»[4,53]

3. версификационная функция:

 

Кто ж милых не терял? Оставь холодный свет

И горесть разделяй с унылыми древами,

С кристаллом томных вод и с нежными цветами:

Чувствительный во всём друзей себе найдёт.

Там урну хладную с любовью осеняют

Тополь высокий, бледный тис

И ты, друг мёртвых, кипарис!

Печальные сердца твою приятность знают,

Любовник нежный мирты рвёт,

Для славы гордый лавр растёт;

Но ты милее тем, которые стенают

Над прахом счастья и друзей! [4,418]

 

В «Письмах русского путеш

Похожие работы

< 1 2 3 >