«Лучший друг немецкого народа»: образ Сталина в ГДР

Социальная практика обязательств охватывала представителей самых разных социальных групп: рабочих и служащих, крестьян, учащихся и интеллигенцию, спортсменов и активистов, бывших

«Лучший друг немецкого народа»: образ Сталина в ГДР

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
арода» конструировалась в трех временных измерениях: в прошлом, настоящем и будущем. Архитекторы образа Сталина были призваны найти в истории Германии доказательства дружбы и доверия между Сталиным и немецким народом. В качестве аргументации использовался Рапалльский договор 1922 г. Пророческими в признании Сталина в качестве нового «фюрера» явились его слова от 23 февраля 1942 г.: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается» [13]. В данном выражении коренилась надежда народа на будущее Германии как единого государства. Пропаганда констатировала, что Сталин с самого начала своей карьеры проявлял интерес к немецкому народу, к судьбе родины Маркса и Энгельса, проявлял тенденции к защите национальных интересов Германии.

Седьмое октября 1949 г. (дата основания ГДР) стало отправной точкой отсчета настоящего времени «нового немецкого государства». Историками доказано, что Сталин принимал непосредственное участие в создании Германской Демократической Республики и определении ее роли на рубежах социалистического лагеря [14]. Приветственная телеграмма Сталина от 13 октября 1949 г. президенту ГДР В. Пику и премьерминистру О. Гротеволю легитимировала основание нового государства и придавала ему особый символический вес за счет имени «вождя всех народов» [15]. Для социалистического содружества «поворотный пункт в истории Европы», так обозначил Сталин образование ГДР, заложил основы «форпоста и витрины социализма» для Запада. В этой же телеграмме обнаруживалась общность судеб и интересов германского и советского народов. Как сообщалось, оба народа стали жертвой фашизма и понесли большие потери.В связи с этим дружба между ними объявлялась «гарантом мира в Европе и способом избежать повторения роковых ошибок». Кроме этого, подчеркивалось «величайшее духовное наследство» в виде учения Маркса и Энгельса, получившего дальнейшее развитие в трудах Ленина и Сталина. Лидер Советского Союза принимал на себя еще одну роль «великого ученого, классика марксизмаленинизма».

Основные германские инициативы Сталина совпадали с центральными ожиданиями и надеждами СЕПГ и немецкого народа, проецируемыми на личность вождя. В этом заключается одна из главных причин популярности образа Сталина в начальные годы существования ГДР. Ярким примером подобной инициативы является так называемая «Нота Сталина» от 10 марта 1952 г. Документ отражает базовые потребности «нового немецкого государства», а именно: заключение общегерманским правительством мирного договора со странами-союзниками по антигитлеровской коалиции, политическая независимость и территориальное единство страны, создание собственных вооруженных сил. Бывшие служащие вермахта и члены фашистской партии должны были быть приравнены в правах к остальным гражданам [16]. Данные предложения могли исходить, согласно пропаганде, только от «настоящего друга немецкого народа, чье будущее беспокоит его сердце больше, чем какого-либо немецкого чиновника» [17]. Реализация национальных интересов немцев не мыслилась без поддержки Сталина.

Само основание ГДР было названо пропагандой «результатом освобождения» от фашистского прошлого с помощью советских друзей под руководством Сталина. «Из акта капитуляции было представлено спасение, из поражения победа, из пленения освобождение» [18]. «Миф освобождения» открывал путь «по широкой, светлой улице в счастливое будущее». Начало нового этапа в немецкой истории, время интенсивного послевоенного строительства и восстановления, грядущая эпоха прогресса неразрывно были связаны с именем Cталина.

Однако абстрактных обещаний «светлого будущего» даже под гарантии Сталина было недостаточно на фоне экономического бума в Западной Германии.

Для привлечения населения на стройки социализма требовались четко прописанные ориентиры и примеры, наглядно демонстрирующие желаемое будущее и мотивирующие к конкретным действиям.

На уровне простого обывателя создавался некий идеальный стандарт социалистического образа жизни, включавший в себя прежде всего высокий потребительский уровень и обеспеченность жильем.

Но воплотить стандарты было разрешено лишь замкнутой касте людей героям социалистического труда, активистам, на практике доказавшим верность режиму.

Мечты миллионов о своем доме, полных прилавках магазинов были воплощены лишь в небольшом «оазисе социализма» на улице им. Сталина в Берлине [19] и визуализировались для остальных граждан на страницах иллюстрированных журналов. Фотографии комплекса домов со всеми удобствами (центральное отопление, холодная и горячая вода, канализация) дополнялись видами уюта домашней обстановки, улыбающимися лицами детей на контрастном фоне развалин в Западном Берлине [20]. Широкий ассортимент магазинов с неоновой подсветкой и дружелюбными, обученными продавцами должнен был удовлетворить потребности самого взыскательного покупателя: от бразильских сигар для взрослых до всевозможных сладостей для детей [21]. Новые школы, новые квартиры и дома, вновь отстроенные города предназначались для «новых людей» (т. е. носителей «правильного» социалистического сознания и верных режиму). Они наглядным примером должны были продемонстрировать реальность достижения социалистических стандартов и выступить мультипликаторами идей партии.

Они были «завербованы» рекламными фигурами социализма, мотивировали и мобилизовывали массы на великие стройки под знаменами Сталина [22].

Счастливое будущее представлялось результатом веры в идеи Сталина, который, благодаря поддержке народа и партии, реализовал уже многое в Советском Союзе. Будущее презентовалось завтрашним днем, ради которого сегодня необходимо экономить, отказаться от практики безмерного потребительства и объединить все материальные, духовные и человеческие ресурсы.

Потребность в поддержании контакта выражалась в непременном присутствии имени и портретов вождя Сталина на всех массовых мероприятиях, инициированных партией. Он негласно присутствовал везде и повсюду. Его имя превращалось в «бренд», «торговую марку» в общественном дискурсе ГДР [23].

Бренд создавался и поддерживался за счет мифологизации вождя, тиражирования его икон, партийной идеологии, вплетения образа Сталина в общественную и частную жизнь. Бренд Сталина стоял на «визитных карточках благополучия» и свидетельствовал одновременно о качестве, характеризовавшемся словами «лучшее», «прогрессивное», «передовое».

Итак, с образом Сталина транслировалась цепочка посланий и символических значений. Имя Сталина кодировало в себе для жителей ГДР мир, единую и самостоятельную Германию, восстановление, благосостояние и процветание.

«Где Сталин, там победа!» красноречиво резюмировал один из лозунгов пропаганды. Бренд «друга немецкого народа» легитимировался в прошлом, настоящем и будущем. Образ Сталина представлял «вождя всех народов» не просто как «государственного руководителя первой социалистической державы», «Ленина наших дней», «одного из организаторов и руководителя Великой Октябрьской социалистической революции», «великого полководца», «борца за мир», «экономиста и ученого», но прежде всего как «лучшего друга немецкого народа» [24].

Лексика «друга» предполагала, в свою очередь, обоюдную помощь, поддержку и доверие. Дружба трактовалась пропагандистами «обязанностью и святой заповедью каждого немецкого патриота» [25]. Подтверждение дружбы и верности вождю мирового пролетариата происходило путем участия населения в массовых, инсценировавшихся государством ритуалах, циклично повторявшихся из года в год. Это был один из продуктивных приемов интеграции социалистического бренда в локальные жизненные миры социальных групп и индивидов.

Образ Сталина как канал коммуникации от народа к власти Cфера посланий «сверху», конструируемая партией и аппаратом пропаганды, была монолитна. Однако это не означало, что все послания безоговорочно принимались обществом. Более того, послания «сверху» преломлялась через мировосприятия и миропонимания различных социальных групп и поколений, через приписывание собственных значений и смыслов. Возникал многовариантный образ Сталина, который общество пыталось интегрировать в свои жизненные миры. С одной стороны, ему писали стихи и рассказы [26], в его честь исполняли песни и посвящали музыку [27]. С другой, он становился объектом нападок в анекдотах, слухах и сплетнях, обозначаемых в официальной лексике не иначе как «провокационные и вражеские» [28].

Благодаря посланиям «сверху» укреплялась харизма Сталина, наделявшая его в глазах жителей ГДР качествами непогрешимости, исключительности, мудрости и героизма. Народ пытался найти каналы коммуникации, возможности соприкосновения с «великим», преодолевая тем самым личные границы, пропасть между собственным локальным миром индивида и миром идеальных представлений и целей [29]. Таким образом, харизматические характеристики способствовали укреплению веры населения в персону Сталина и провоцировали на поиск каналов установления психического и физического контакта с «гением сегодняшнего дня».

Различные формы коммуникативных актов были организованы СЕПГ по поводу 70-летнего юбилея Сталина. Одной из подобных акций стал сбор среди народа подарков к юбилею «отца народов», отмечавшегося 21 декабря 1949 г. и в ГДР. Подарок рассматривается в данном случае как средство вступления в контакт. Наряду с большим спектром традиционных подарков, таких, как портреты, фотоальбомы, вазы, бюсты, жители Восточной Германии отправили к юбилею презенты, казавшиеся для персоны Сталина экзотическими. Упомянем лишь не

Похожие работы

< 1 2 3 4 > >>