Памятник Екатерине II

Из пяти любимцев гвардии братьев Орловых (Иван, Григорий, Алексей, Федор и Владимир), обеспечивших успех дворцового переворота 28 июня 1762

Памятник Екатерине II

Информация

Архитектура

Другие материалы по предмету

Архитектура

Сдать работу со 100% гаранией

Памятник Екатерине II

Первоначальный эскиз 1861 года значительно отличался от осуществленного памятника. Очевидно, предназначение памятника: запечатлеть матушку-царицу в ее любимой загородной резиденции подсказало художнику изящную камерную композицию. Микешин представил Екатерину обаятельной женщиной, с непринужденной грацией держащей в руках венок и лиру - символы славы и искусства. На четырехгранном постаменте, прихотливо изогнутом в стиле рококо, должны были разместиться медальоны с портретами Румянцева, Суворова, Потемкина и воспевавшего победы екатерининских орлов Державина, но профессора Академии нашли, что пропорции пьедестала не соответствуют величине фигуры, проект недостаточно монументален, а лира в руках императрицы «не уместна для памятника коронованной особы». Тем не менее, модель была отлита в бронзе на заводе Шопена и отправлена на Всемирную выставку в Лондоне, где ее высокое техническое качество отметили медалью. Модель понравилась Александру II, и в 1862 году ее установили в царскосельском саду, отметив тем самым столетний юбилей восшествия Екатерины на престол.

В мае 1863 года петербургский генерал-губернатор князь А.А. Суворов (внук генералиссимуса) обратился с ходатайством к императору "в воспоминание о благодетельном для нашего Отечества царствовании Великой Императрицы" соорудить памятник не в Царском Селе, а в столице. Тогда же впервые было названо и место в сквере перед Александрийским театром.

Место это будит богатые исторические воспоминания. Рядом Российская национальная библиотека, известная многим поколениям петербуржцев как Публичка. В ее основе лежит книжное собрание польских епископов братьев Иосифа и Андрея Залусских, перевезенное в 1794 году по повелению Екатерины II в Петербург из Варшавы в качестве военного трофея. Вскоре собрание достигло почти 250 тысяч томов. Для него было построено специальное здание на углу Невского и Садовой (1796 1801, архитектор Е.Т. Соколов), которое позднее соединилось с главным корпусом, обращенным фасадом на площадь (18281834, архитектор К. Росси). Императорская Публичная библиотека, доступная для всех горожан, открылась в 1814 году.

На другой стороне площади усадьба Аничкова дворца, строившегося в 17411750 годах как подарок императрицы Елизаветы Петровны своему тайному супругу, графу Алексею Григорьевичу Разумовскому. В царствование Екатерины II дворец принадлежал Потемкину. В саду Аничкова дворца, простиравшемся в XVIII веке от Фонтанки до Садовой улицы, находился каменный павильон, где устраивались драматические и музыкальные представления. В начале XIX века в деревянном театре, стоявшем на том месте, где позднее соорудили памятник Екатерине, давала представления Императорская российская труппадрамати-ческих актеров, на сцене которого шли пьесы драматургов Екатерининского времени: А.П. Сумарокова, Я.Б. Княжнина, В.В. Капниста, Д.И. Фонвизина. Площадь эта стала одним из театральных центров Петербурга еще до постройки Александринского театра (18281832, архитектор К. И. Росси).

В связи с изменением места установки памятника, в июне 1863 года Микешин создает новый проект. Высота монумента была увеличена до 7 саженей, или 21 аршин (около 15м), изменена форма постамента, вырастающего на массивном, круглом в плане и суживающемся кверху основании (что в дальнейшем наводило критиков памятника на сравнение его с настольным колокольчиком). Такая форма позволяла гармонично соединить многофигурную композицию постамента с венчающей сооружение статуей императрицы. На сторонах постамента предполагалось поместить уже не медальоны, а круглые статуи, причем в число сподвижников Екатерины, по предложению петербургского генерал-губернатора, был включен еще и И.И. Бецкой, так что общее число фигур увеличилось до пяти. Главноуправляющий путями сообщения и публичными зданиями П.П. Мельников, ведомству которого было поручено сооружение памятника, обратился в Академию художеств за новой экспертизой. Ректор К.А. Тон отвечал, что заключение можно сделать лишь по представлении подробного перспективного плана, но ясно, что памятник не должен быть выше 15 аршин (в полтора раза меньше задуманного художником). Тем временем Микешин создал еще один вариант, изменив пропорции и рисунок постамента. Предполагалось вернуться к четырехсторонней форме, причем на трех сторонах поместить по два медальона с портретами. Возник вопрос, кого еще включить в число изображенных, и художник поставил на выбор имена А.Г. Орлова и В.Я. Чичагова или княгиню Е.Р. Дашкову.

По этому проекту в декабре 1863 года академики высказали еще более резкое суждение. Совет нашел, что новый рисунок постамента «еще менее монументален, чем прежде... безобразно широк внизу в отношении к верху пьедестала и стоящей на нем фигуры и несоразмерно с нею велик». А.П. Брюллов и П.В. Басин настаивали, что высоту надо уменьшить, скульптор Н.С. Пименов, вообще не понимавший, почему эту работу ведет профессиональный ваятель, указывал, что статую императрицы надо «сочинить как следует», и даже академик Я.И. Гримм, который в итоге стал вести архитектурные работы по монументу, нашел, что в представленном проекте «формы памятника не одушевлены, мертвы».

Художника не смутила столь суровая критика. Он продолжал работу, шлифуя свой проект и не уступая в основных позициях своего замысла. В марте 1864 года он обратился с ходатайством о выдаче ему для работы из Зимнего дворца и Эрмитажа бюстов Екатерины, Румянцева, Потемкина, Суворова, Бецкого, Безбородко, Дашковой и Державина. На этом этапе художник вернулся к варианту полнофигурных скульптур вокруг постамента, число которых достигло семи. Стремясь к наибольшей достоверности портретов, Микешин запросил в Министерстве двора подлинные костюмы Екатерининской эпохи из гардероба императорских театров,каковых,однако,там не оказалось.

Модель памятника Екатерине II выполнил по рисунку Микешина его ближайший помощник, с которым они вместе работали над новгородским монументом, Матвей Афанасьевич Чижов (18381916). Для памятника «Тысячелетие России» Чижовым было вылеплено несколько десятков фигур на фризе постамента.

Высочайшее утверждение новой модели памятника последовало 4 февраля 1865 года. Началась работа по лепке из глины и отливке в гипсе больших фигур. Художнику заплатили только восемь тысяч рублей за выполненную модель памятника. Эти деньги сразу ушли на подготовительные работы. По смете же, составленной автором, изготовление гипсовой фигуры императрицы и двух фигур для постамента требовало восемнадцати тысяч рублей. Работы в глине были начаты, а средства на литье гипсовых форм не поступали до августа следующего года.

Четырехметровая статуя Екатерины, вылепленная М.А. Чижовым, была закончена 3 февраля 1867 года, и после внесения скульптором исправлений по замечаниям академических профессоров в июне фигура была отлита из гипса. Мелочные придирки к Микешину продолжались: от него потребовали разломать деревянный сарай во дворе Академии художеств, где просушивалась гипсовая скульптура, под предлогом, что шум беспокоит жившего по соседству диакона академической церкви.

Первыми фигурами для постамента оказались Державин и Дашкова их, отлитыми в гипсе, приняли в апреле 1868 года. К декабрю завершилась работа над фигурами Румянцева и Суворова, которые, как и остальные портреты сподвижников Екатерины, выполнил Александр Михайлович Опекушин (18381923). Имя этого ваятеля неразрывно связано с памятником А.С. Пушкину в Москве (1880).

Число скульптур на постаменте было увеличено лишь 15 февраля 1871 года, когда очередной вариант модели памятника вновь осмотрел Александр II. На стороне монумента, обращенной к театру, художник предполагал поместить медальон с надписью. Вместо него решили установить изваяния флотоводцев.

Тем временем на площади перед Александрийским театром уже велись строительные работы. Руководство ими было возложено на профессора Давида Ивановича Гримма (18231898). По рисункам Гримма были созданы четыре массивных канделябра с пятью фонарями, форма оснований которых как бы вторит силуэту постамента, картуш с надписью и несохранившаяся бронзовая ограда в виде гирлянд из дубовых листьев вокруг памятника. Некоторые архитектурные детали проработал ученик Гримма Виктор Александрович Шретер (18391901).

Подряд на устройство фундамента и пьедестала был заключен с петербургскими купцами ГА. Балушкиным и Н.П. Осетровым. Для устройства фундамента вынималась земля в диаметре девяти сажен (около 20 м) на глубину до пяти аршин (3,5 м). Фундамент на сваях клали из отборной бутовой плиты на портландском цементе. Поверх плиты прокладывали сплошной слой гранита, на котором, собственно, и держится постамент. Он сложен из блоков сердобольского гранита трех цветов: темно-красного, светло-серого и темно-серого. Гранит доставляли с апреля 1869 года из окрестностей Ладожского озера на специальных судах. Добывали его на островах Св. Сергия, Св. Германа и Янцарь, входящих в Валаамский архипелаг. Камни весом от одной до трех тысяч пудов (1648 т) доставлялись к пристани, устроенной вблизи Лебяжьей канавки, откуда их, используя переносные рельсы, изготовленные на заводе Сан-Галли, перевозили на строительную площадку. Современники отмечали, что «перевозка камня поперек Невского проспекта почти не прерывала движения экипажей». В работах принимали участие сотни рабочих, но не было ни одного несчастного случая, за исключением происшествия 13 июня 1871 года, когда при ломке камня на крестьянина Щелпанова отлетела глыба весом в три тысячи пудов, но он удачно укрылся в расщелине между двумя блоками и остался «целехонек».

Торжественная закладка памятника состоялась в присутствии императора 24 ноября 1869 года. День был выбран не случайно: по церковному календарю, это День святой Екатерины, то есть день тезоименитства императрицы Екатерины II в 1869 году исполнялось 140 лет со дня ее рождения. В осно

Похожие работы

1 2 3 4 > >>