«Кровавый закат звезды римской славы»: о возможной связи текстов Ф. И. Тютчева и Цицерона

На наш взгляд, именно этот отрывок может являться текстуальным источником «кровавого заката звезды римской славы», который созерцает Цицерон у Тютчева.

«Кровавый закат звезды римской славы»: о возможной связи текстов Ф. И. Тютчева и Цицерона

Статья

Литература

Другие статьи по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
«с Капитолийской высоты», а не с Альбанской горы. Возможно, впрочем, что Альбанская гора была замещена в сознании Тютчева Капитолийским холмом, поскольку обе эти возвышенности играли роль культового центра, а Капитолий еще и воплощал идею римской государственности. Идея государственности важна и для того контекста, в котором обнаруживается первая цитата из Цицерона («...мне горько, что на дорогу жизни...»). Двумя абзацами выше Цицерон сравнивает себя с другим оратором, Квинтом Гортензием, говоря: «Так вот, стало быть, его расцвет продолжался от консульства Красса и Сцеволы до консульства Павла и Марцелла; а я находился на том же поприще от диктаторства Суллы и почти до тех же самых консулов. Таким образом, голос Квинта Гортензия умолк вместе с его кончиной, мой же голос - с кончиною государства» [Цицерон 1972: 327]. То есть уже в «Бруте» прослеживается стратегия совмещения в одном образе судьбы римского государства и судьбы самого Цицерона, и не исключено, что эта же стратегия вызвала появление в тексте знакового образа Капитолийского холма. Его внутрилитературные истоки тем правдоподобнее, если вспомнить, что оратор Цицерон должен бьш бы ассоциироваться с Римским Форумом. Стоит сделать акцент, что именно Форум, а не Капитолий, вопреки [Николаев: 380], бьш центром политической жизни Рима, в то время как Капитолийский холм скорее играл роль культового центра и сопоставлялся с идеей римской государственности прежде всего в мифо-ритуальном плане. Ср.:

Crescam laude recens, dum Capitolium

Scandet cum tacita virgine pontifex

(Hor. Carm. Ш, 30).

'Моя слава будет возрастать до тех пор, пока в Капитолий поднимается жрец с молчаливою девой'. По словам Плэтнера, капитолийский храм (Aedes lovis Optimi Matimi Capitolini) «бьш центром религиозной системы государства в эпоху Республики и Империи и играл важную политическую роль. Здесь консулы совершали свои первые публичные жертвоприношения, Сенат собирался на торжественную ассамблею, это место было пунктом назначения триумфальных процессий и хранилищем архивов торговых взаимоотношений с другими государствами. Для римлян это бьш символ независимости и власти Рима, ее бессмертия» [Plainer: 302]. Как мы видим, и в этой характеристике говорится прежде всего о ритуальных и символических политических событиях, а не о текущей политической жизни, которая проходила на Форуме. Однако Форум в Риме, хотя и бьш центром государственной и политической жизни, располагался в низине [Сергеенко: 10], а не на холме.

Тютчев же, помещая своего персонажа на «высоту», тем самым подчеркивает особую значимость возвышенности, источником образа которой, как мы считаем, могла быть Альбанская гора из трактата Цицерона, трансформировавшаяся в Капитолийский холм в соответствии с художественной задачей автора.

Важно отметить, что мотив заката звезды для описания конца Рима встречается у Тютчева не только в «Цицероне». Впервые он бьш использован в раннем одическом стихотворении «Урания» (1820), где перед читателем развертывается историческая панорама цивилизации:

Откройся предо мной, протекших лет вселена!

Урания, вещай, где первый был твой храм...

[Тютчев 2002: 22].

Повествование доводится до эпохи Древнего Рима:

Рим встал, - и Марсов гром и песни сладкогласны

Стократ на Тибровых раздалися холмах;

И лебедь Мантуи, взрыв Трои пепл злосчастный,

Вознесся и разлил свет вечный на морях!..

Но что сретает взор? - Куда, куда ты скрылась,

Небесная! - Бежит, как бледный в мгле призрак, Денница света закатилась Везде хаос и мрак!

[Тютчев 2002: 22-23].

Здесь еще до «Цицерона» мы наблюдаем реализацию той же самой мотивной структуры: величие и конец Рима описываются через противопоставление возвышенности, олицетворяющей «прежние годы Рима» («Капитолийская высота» в «Цицероне» и «на Тибровых раздалися холмах (т. е. на холмах Рима - А. Б., Б. О.)» в «Урании»), и заката светила, сопряженного с началом каких-либо бедствий («Закат звезды ее кровавый» - «Денница света закатилась, / Везде хаос и мрак»). Но еще более значимо то, что центральным действующим лицом в стихотворении выступает Урания, от лица которой, как мы помним, ведется монолог о падении «факела Фэба» в трактате «О дивинации». Следовательно, Урания становится еще одним связующим звеном между текстами Тютчева и трактатом Цицерона.

Таким образом, приняв во внимание текст «Урании», можно предположить, что описанный фрагмент мотивной структуры сложился в творческом сознании Тютчева под вероятным влиянием произведения Цицерона еще в 1820 году, позже оказавшись актуальным в рамках новой выработанной Тютчевым стилистики и поэтики, что подтверждается его реализацией в стихотворении «Цицерон».

Список литературы

1. Королева Королева Н. В. Тютчев и Пушкин // Пушкин: Исследования и материалы. -М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. - Т. 4. - С. 183-207. (Интернет-издание: http://ruthenia.ru/tiutcheviana/publications/koroleva.html)

2. Аксаков - Аксаков И. С. Биография Федора Ивановича Тютчева. - М.: Типография Волчанинова, 1886.

3. Летопись - Летопись жизни и творчества Ф. И. Тютчева. Кн. 1: 18031844 / Сост. Т. Г. Динесман, И. А. Королева, Б. Н. Щедринский; Отв. ред. Т. Г. Динесман. - М.: ООО «Литограф»; Мураново: Музей-усадьба «Мураново» им. Ф. И. Тютчева, 1999.

4. Белевцева Белевцева Н. П. Книги, принадлежавшие Тютчеву // Ф. И. Тютчев. - М.: Наука, 1989. - Кн. П. - С. 631-649. - (Лит. наследство; Т. 97).

5. Николаев - Николаев А. А. Примечания // Тютчев Ф. И. Полное собрание стихотворений. -Л.: Сов. писатель, 1987. -С. 359-425.

6. Орехов - Орехов Б. В. Образ славы в стихотворении «Цицерон» в свете античной параллели // Литературоведческий сборник. - Вып. 15-16. - Донецк: ДонНУ, 2003. -С. 158-162.

7. Полонский Полонский А. О глаголах в поэзии Тютчева // http://www.tyutchev.ru/tl 2.html

8. Сергеенко Сергеенко М. Е. Жизнь Древнего Рима: Очерки быта. - СПб.: Журнал «Нева», Издательско-торговый дом «Летний Сад», 2002.

9. Тютчев 1987- Тютчев Ф. И. Полное собрание стихотворений. - Л.: Сов. писатель, 1987.

10. Тютчев 2002 - Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. - М.: Издат. центр «Классика», 2002. - Т. 1. Стихотворения, 1813-1849.

11. Цицерон 1972 Цицерон М. Т. Три трактата об ораторском искусстве. - М.: Наука, 1972.

12. Цицерон 1985 Цицерон М. Т. Философские трактаты. - М.: Наука, 1985

13. Plainer- Plainer S. М. A Topographical Dictionary of Ancient Rome. - London, 1929.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://evcppk.ru

 

Похожие работы

< 1 2