Особенности деривации английских антропонимов

творческим процессом, раскрывающим особенности креативного мышления и языкового сознания языковой личности - автора поэтического текста, что обусловлено его творческим методом

Особенности деривации английских антропонимов

Дипломная работа

Русский язык культура речи

Другие дипломы по предмету

Русский язык культура речи

Сдать работу со 100% гаранией
ке М.М. Сегалем было установлено наличие определенной связи между полными и краткими единицами, выражающейся в том, что для каждого фонетического типа имени собственного можно с большей или меньшей степенью вероятности предсказать слоговую характеристику сокращения.

Наибольшее количество ИЕ приходится на долю трехслоговых имен, таких как, например, Borislaw, Kilian и др. (всего 184 ИЕ). Высокую активность проявляют также двух- и четырехслоговые ИЕ (163 и 115 ИЕ соответственно) типа Leven, Siegmar, Polykarpus, Aldobrandus. Число пятислоговых ИЕ незначительно (29 ИЕ), например: Bonaventura, Eliodoro.

В отличие от нарицательной лексики, имеющей обычно достаточно четкий структурированный характер, антропомическая лексика такой особенностью зачастую не обладает. Это объясняется, прежде всего, неоднородностью с именника с точки зрения его происхождения. В именную систему любого языка входят новые и старые имена, созданные в языке данном и заимствованные. При этом в противовес новым именам, структура которых доступна для наблюдения вследствие их возникновения на базе антропонимов и наличия в них тем самым активных в настоящее время, "живых" словообразовательных основ и формантов, старые имена, генетически восходящие к апеллятивам, структурируются нередко с большим трудом. В связи с генетической вторичностью древних имен (образованием на базе апеллятивов), их структура подлежит не актуальному, а историческому членению. Однако и историческое членение этих личных имен не всегда может вскрыть достаточно достоверно их морфемную сегментацию. Многие из них восходят к апеллятивам чужих языков. Есть среди них и имена с полностью утраченными апеллятивами. Из-за отсутствия в подавляющем большинстве случаев внутренней мотивированности антропонимов, определяемой смыслом лежащих в их основе нарицательных слов, личные имена нередко воспринимаются как непроизводные и лишенные внутренней формы. Все вместе взятое обусловливает существенные расхождения между структурно-словообразовательными классификациями этого разряда СИ в отечественной и зарубежной лингвистике, а иногда их неполноту [Белецкий А.А., 1984].

Среди частично сегментируемых следует особо выделить теофорные, т.е. буквально "богоносные" имена, в состав которых входят собственные названия того или иного бога, либо нарицательные со значением "бог". "Теофорные имена эпохи политеизма значительно отличаются от имен эпохи монотеизма". В период политеизма в состав этих имен включались имена различных богов и героев, а слово "бог" - греч., перс.. скифск. и т.д. означало одного из богов. Все имя обычно представляло собой конструкцию, с помощью которой выражалась принадлежность тому или иному богу, либо происхождение того или иного бога, например, др.-герм. Oswald, Anselm в честь бога Aceni; Jngram, Jngvar в честь бога Jnge; Elfrich, Elbin и др. в честь низших божеств альбов, эльфов. У греков имена богов в качестве имен реальных людей употребляются с IV века до нашей эры, когда исчез страх перед языческими богами.

Стоит также обратить внимание на наличие теофорных имен в заимствованиях из латинского языка: Aurelianus, Aurellanus, Aurelias в честь бога солнца (Aurel), Appolonius - в честь бога Апполона [Никонов В.А., 1970].

С принятием христианства объявляется жестокая борьба всему дохристианскому: разбиваются изображения богов пантеона, надгробия с могилами язычников, но имена, в состав которых входили обозначения древних богов, сохраняются. Появляются новые теофорные имена. Немалая роль в создании, пропаганде теофорных имен принадлежала евреям эллинской церкви. От них новые и обновленные теофорные имена были заимствованы принявшими христианство греками и переданы римлянам, славянам и германцам. Например, имя Joakim из скандинавского языка было заимствовано из древнееврейского Joachim и обозначало Jahwe richtet auf. Английское имя Matthew восходит к дневнееврейскому Mattanja и обозначает Gote Jahwe.

Древнегерманские теофорные имена в системе немецких имен немногочисленны, что подтверждается также на исследуемом материале. Одним из немногих примеров является Irmgard "данный богу".

Еврейские теофорные имена часто имели форму предложений с подлежащим - термином со значением "бог" - il, -el, -l, -io (Daniel) - "бог мой судья!". Это могли быть также сравнения типа Michael - "кто как не бог!" или же определительные словосочетания.

Наряду с теофорными ИЕ имеются многочисленные латинские и итальянские псевдотеофорные имена с компонентом bon-, bona- "благо" (ср.: Bonifazio, Bonawentura).

Как уже отмечалось, имена собственные имеют формальную и содержательную стороны. С одной стороны, в лингвистике отмечается, что имена собственные, относящиеся к отдельным предметам, никак не характеризуют их, не сообщают о них ничего истинного или ложного, но в то же время, поскольку имя собственное относится к единичному предмету, его содержание соответствует всей совокупности его свойств в их нерасчленённой целостности [Непокупный А.П., 1986].

Такая сложность семантики имена собственные, порождающая различные подходы к проблеме, привела к появлению взаимоисключающих концепций значения имён собственных. Одни авторы утверждают, что имена собственные лишены значения, другие считают их значение неполноценным или лежащим в ином, нежели у нарицательных, информативном плане, а третьи приписывают им ещё более содержательное значение, чем нарицательным именам.

Попытаемся разобраться в этом вопросе.

Во-первых, все имена собственные обладают значением предметности, то есть частью их содержания (значения) является как бы сообщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет).

Во-вторых, большинство имён собственных обозначают какой-то класс предметов, среди которых один предмет выделяется особо. В системе языка с логической точки зрения индивидуализирующая номинация возможна только среди предметов, уже как-то классифицированных на основе обобщения. Странно было бы вообще говорить об антропонимах, топонимах и других категориях имён собственных, если бы они не были связаны соответственно с понятиями человек, территориальный объект и тому подобное, или если бы эта связь была чем-то полностью зависящим от контекста и личного желания говорящих.

В-третьих, имена собственные, обозначая индивидуальный предмет, закрепляют в своём значении некое соглашение, уговор именовать данный предмет определённым образом.

В-четвертых, имена собственные несут в себе какую-то информацию именно об этом предмете, о его свойствах. Эта информация может быть богатой или бедной, и она бывает в разной степени известна в разных сферах общения. Если эта информация получает распространение в масштабах всего языкового коллектива, то это значит, что сведения о данном предмете являются частью языкового значения имени собственного.

Таким образом, в значении имён собственных можно выделить по меньшей мере четыре компонента:

а) бытийный, или интродуктивный - существование и предметность обозначаемою. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: - Существует такой предмет. Этот компонент является общим для всех предметных словесных знаков - нарицательных и собственных;

б) классифицирующий - принадлежность предмета к определённому классу. Такой класс будем называть денотатом имени. Денотатами антропонимов, например, являются люди (а денотатами многих антропонимов - также классы мужчин и женщин); денотатами зоонимов - животные; денотатами топонимов могут быть континенты, океаны, моря, страны, реки, острова, населённые пункты, улицы и т.д. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: Этот предмет - человек (река, строение и т.д.);

в) индивидуализирующий - специальная предназначенность данного имени для наречения одного из предметов в рамках денотата. Вместе компоненты (а), (б) и (в) представляют собой как бы свёрнутое сообщение: Есть такой человек, который зовётся Джоном; Река, о существовании которой мы сообщили, называется Ниагара и тому подобное;

г) характеризующий - набор признаков референта, достаточных, чтобы собеседники понимали, о чём или о ком идёт речь. Данный компонент значения, например, имя собственное Ниагара представляет собой как бы свёрнутое сообщение: эта река протекает в Северной Америке и образует один из самых больших водопадов в мире [Блох М.Я., 1991].

Вопрос о значении имён собственных имеет не только теоретический интерес. Он становится чрезвычайно актуальным при межкультурных и межъязыковых контактах. Казалось бы, имена собственные легко пересекают межъязыковые барьеры, поскольку стремятся сохранить свою внешнюю форму и при использовании вне сферы родного языка. Однако иной раз весьма существенным элементам их содержания бывает гораздо труднее преодолеть такие барьеры. А без сохранения своего значения имена собственные не могут функционировать в иной языковой среде. Отсюда - возможные проблемы непонимания и неточного восприятия текстов, содержащих имена. Здесь - огромное поле знаний для освоения переводчиками и всеми, кто изучает или преподаёт иностранный язык в сопоставлении с родным [Кузнецова В.И., 1960].

Хотя имя собственное призвано идентифицировать предмет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает национально-языковой принадлежностью. В каждом языковом коллективе имеются лица иной национальной принадлежности.

Английский врач и лексикограф Peter Mark Roget, автор известного словаря "Thesaurus of English Words and Phrases", всю жизнь прожил в Англии, но унаследовал от родителей-французов фамилию, которая произносится по-французски: Роже. Англичане также произносят эту фамилию на французский манер, но со свойственными их произношению особенностями.

Имена собственные обладают вари

Похожие работы

<< < 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>