Статья

  • 1. "Архипелаг ГУЛАГ": правда и вымысел или организационное устройство исправительно-трудовых учреждений СССР в 20-е – 50-е годы
    История добавлен 05.09.2011

     

    1. Солоневич И.Л. Россия в концлагере. - София, изд.3-е, 1938.- с. 7.
    2. Далин Д., Николаевский Б. Принудительный труд в СССР. - Лондон, 1948. - с.52, 54-62.
    3. Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888-1938. - М., Прогресс, 1990. - с.407.
    4. Чаликова В.А. Архивный юноша //Нева. - 1988. - №10. - сс.154-158.
    5. Антонов-Овсеенко А.В. Сталин и его время. // Вопросы истории. - 1988. - №6. - с.107.
    6. Платонов О.А. Воспоминания о народном хозяйстве. - М., Советская Россия, 1990. - сс.96-97.
    7. Малыгин А.Я. Развитие системы органов внутренних дел в предвоенные годы. - Сборник // Полиция и милиция России: страницы истории. - М., Наука, 1995. - сс.140-159.
  • 2. "Критическая теория позднего модерна" Энтони Гидденса
    Философия добавлен 14.03.2010

    Таким образом, критическая теория, ориентированная на политику жизни, понимает личностную самореализацию как новый способ формирования социальной солидарности посредством диалектики автономии и взаимозависимости. Следующий вопрос, который нуждается в прояснении, состоит в том, как такая теория может быть связана с материальной практикой? Для прежней радикальной мысли, связанной с идеями социализма, ответ казался простым: история, дескать, сама создала средства для преодоления иррациональности, характеризующей ее современный этап, "загадка истории" разрешается революционным действием угнетенного класса. В основе такого решения вопроса лежала провиденциалистская концепция, глубоко укорененная в европейской культуре; как же может решить вопрос о соотношении теории и практики критическая теория, очищенная от провиденциализма? Для этого следует вспомнить, что в соответствии с предложенным Гидденсом пониманием политического радикализма мыслить радикально вовсе не обязательно означает мыслить "прогрессивно" и совсем не предполагает нахождения в "авангарде" социальных изменений. Тезис о том, что историю творят прежде всего обездоленные, является соблазнительным, но ложным. Новые социальные движения (экологическое, феминистское, за права сексуальных меньшинств и т. п.) действительно играют важную роль в проведении радикальной политики, но не столько в связи с тем, чего они стремятся достигнуть, сколько благодаря тому, что они вводят в дискурсивное поле вопросы, которые прежде не обсуждались или регулировались традицией, и тем самым демонстрируют многомерность публичной сферы. Однако было бы ошибочным придавать этим новым движениям или группам самопомощи, также являющимся важным элементом сегодняшней социально-политической жизни, характер исполнителей радикальных программ: ведь в посттрадиционном социальном универсуме никакая социальная группа не обладает монополией на радикальную мысль или действие [20, p. 250]. Или (что то же самое): проводниками радикальной политики являются все эти и любые другие движения и группы именно в той мере, в какой их деятельность совпадает с программой "утопического реализма", начертанной критической теорией позднего модерна. Как видим, у Гидденса критическая теория обладает своего рода самодостаточностью (она не должна ассоциировать себя ни с каким-то одним движением, ни со всей их разнородной совокупностью), но, несмотря на это, наделяется практико-политической эффективностью. Такая трактовка является не просто отголоском известного тезиса Теодора Адорно: "критическая теория сама является формой практики", то есть не результатом влияния идей Франкфуртской школы как классической формы критической теории. Ее почвой являются новые реалии социальной жизни, в которых социально-теоретическое знание оказывается разновидностью концептуализированной Пьером Бурдье "символической власти" - власти, действующей через моделирование сознания благодаря выработке и внедрению стандартов восприятия и оценки. Превращая хаос происходящего в упорядоченный и понятный "космос", знание - еще до какого бы то ни было идеологического его использования - существенно предопределяет горизонты социального действия.

  • 3. "Мыслящая история" С.П. Шевырева
    История добавлен 29.05.2010

    Замечателен один из многих конкретных примеров придания символического, мистического значения событиям прошлого в контексте политической ситуации в современной Данте Италии, раздираемой междоусобицами, на который обращает внимание С. П. Шевырев: «В Раю, устами Юстиниана, рассказывается история Римского орла или Императорской власти (10): из сего рассказа мы видим, что начало сей власти вели от приезда Энея в Италию; что Эней перенес орла, символ сей власти, от востока к западу, по законному вращению самого неба; что Константин, против сего закона, обратил орла от запада на восток, что крылья сего же орла Энеева, в лице Карла Великого, защитили Христианскую церковь от Лонгобардов. На сей родословной орла, символа Цесарской власти, к коей прицепляет Поэт всю историю Рима, начиная от баснословного сказания об Энее до Карла Великого, основывает Дант право сего орла на защиту церкви, несправедливость Гвельфов, которые сему знаку дерзают противопоставлять желтые линии, т. е. Францию, и порицание Гибеллинов, которые разделяют сей знак от правосудия и ратуют под ним за свои частные выгоды (Замечательно, что орел именуется птицею бога (т. е. Юпитера) и говорится, что на востоке от времен Константина; он правил миром под тенью священных крыл своих. ― прим. С. П. Шевырева). Мы видим ясно во всем этом сочетание идей миродержавного символа власти Римской, власти Императорской и правосудия всемирного. На сем основании утверждалось мнимо-ученым образом мнение партии Гибеллинов, которые во власти Императора видели олицетворение правосудия божественного на земле и начала сей власти искали в самых баснословных временах древнего Рима, видя, как и Гвельфы, в Энее предначертание Божие, и о том символе, который блистал на их знаменах» (11).

  • 4. "...На троне вечный был работник"
    История добавлен 12.01.2009

    Война вытекала из союзнических обязательств России, но, начавшись, она оказывала огромное влияние на внутреннюю жизнь страны и потянула за собой цепь новшеств. Назову, прежде всего, создание Навигацкой школы, артиллерийского и медицинского училищ, Морской академии, которые готовили для армии и флота офицеров, кораблестроителей, навигаторов, лекарей, артиллеристов. Обеспечить армию и флот однотипным вооружением, снаряжением и экипировкой могло только крупное производство, и правительство в срочном порядке создает казенные мануфактуры: суконные, парусно-полотняные, чулочные. Особым попечением государства пользовалась металлургическая промышленность. К традиционным районам размещения "железоделательных" заводов, существовавших в XVII веке, прибавился еще один - уральский. Край этот быстро становится основным производителем чугуна, железа, пушек и ядер.

  • 5. "ASP.NET Atlas" – AJAX в исполнении Microsoft
    Компьютеры, программирование добавлен 12.01.2009

    Вкратце, что такое конвертеры. Забегая вперед, скажу, что Atlas-сайт может взаимодействовать с серверной логикой посредством web-сервисов. Методы сервисов могут возвращать клиенту данные произвольных типов: DataSet, string[], DataTable и т.д. Но в этом месте мы получаем так называемый "архитектурный разрыв". Если в качестве клиента выступает любое другое .NET приложение, то в большинстве случаев типы, используемые в декларации сервисов, находят свои отражения и на клиентской стороне. DataSet это DataSet, массив строк это массив строк. В случае же, когда мы имеем дело с гетерогенными системами, общающимися через web-сервисы, встает проблема узнавания и преобразования типов. То есть мы в нашем случае должны ответить на вопрос, как наш javascript-клиент будет взаимодействовать с web-сервисом, который возвращает выборку данных в виде DataSet? Что такое DataSet для клиента?

  • 6. "Ekran"-technology for collective of experts
    Математика и статистика добавлен 12.01.2009

    The software base are the "Master" integrated system (like FrameWork-III) for representation of texts, spreadsheets, graphics, data base and some sort of prolog language - K-system (logical reasoning) for IBM PC. There is a possibility to make voice output of a text with FONEMAFON software and hardware. The ordinary screen of IBM PC serves us as a propotype of a really large polyscreen. The information base consists of descriptions of different types of knowledge (logical schemes, sets of statistical data, precedents) in different forms (hypertexts, texts as an artistic work, pyctography, calculations models, cognitive graphics). Computer simulation carry out in a widespread form of difference equations [7], and allows to create diagrams and two-dimentional graphics. There were some methodological schemes for such concepts as "activity", "reflexy", "policy". In addition to the ordinary using of texts special forms of text representing may occur very useful. In our projects were used such forms as pamphlets, verses and anekdotes.

  • 7. "Moscow News"
    Разное добавлен 12.01.2009

    On the first page you will find the major home news and some items of foreign news. The second and the third pages are taken by home affairs. On the fourth and the fifth pages there are reports from various countries on world news. On the last pages you will find the articles which are sometimes called features. The term "features" covers a wide range of subjects: review of books, criticisms on theatre, on music, art. films, television, articles on science, travel, sport events, etc. The newspaper is also lull of advertisements.

  • 8. "Proteia Antropolatria": Диагноз болезни от Константина Леонтьева
    Философия добавлен 12.01.2009

    Власть денег тесно связана с властью СМИ, которые держат целые народы под ураганным огнем передовиц, точек зрения и происшествий день за днем, год за годом, так что "каждое "Я" превращается исключительно в функцию некоего огромного духовного "Нечто". Проявлением этого стало то, что люди читают некую "свою" газету, миллионами экземпляров проникающую во все дома, а закономерным следствием мышление людей категориями, позаимствованными из прессы (34). Истиной становится то, что приходится читать и слышать ("три недели работы прессы и весь мир познал истину"), а подход к свободе прессы заключается не в чём ином, как в опровержении одной такой "истины" другой, "как только у контраргументов отыскивается большая денежная сила". История показала, что цензура, как сдерживающий фактор, действительно была необходима, и на смену старой пришла новая цензура, в отношении которой "демократ прежнего закала требовал бы сегодня не свободы для прессы, но свободы от прессы". Возникающее же возражение, что каждый волен выбирать, обманчиво, так как современные СМИ монополисты в области информации, диктующие правила её подачи. Шпенглер пишет, что "более чудовищной сатиры на свободу мысли нельзя себе представить". Это проявляется в двух аспектах с одной стороны, многие люди перестали мыслить самостоятельно: "некогда запрещалось иметь смелость мыслить самостоятельно; теперь это разрешено, однако способность к тому утрачена". С другой стороны, многие самостоятельные мыслители замалчиваются, приговариваются к смерти посредством "цензуры молчания", которая тем более всесильна, что "толпа читателей газет её наличия абсолютно не замечает". Нет сообщения в новостях нет события, нет внимания прессы нет и человека. Таким образом, пишет Шпенглер, экономическое рабство сменяется рабством от прессы. "На место костров" приходит великое молчание, а "диктатура партийных лидеров опирается на диктатуру прессы". Таким образом, на смену чисто военным столкновениям пришли войны информационные и идеологические, позволившие Шпенглеру отметить, что "порох и книгопечатание одной крови". Кампании в прессе возникают как продолжение классической войны иными средствами, и их роль такова, что война может быть проиграна ещё до того, "как раздался первый выстрел, потому что к тому времени её уже выиграла пресса" (35). Эта "духовная артиллерия" позволила антрополатрийной политике протянуть "по всей Земле силовое поле …, в которое, не осознавая этого, встроен каждый отдельный человек" (36).

  • 9. "Utopia"
    Разное добавлен 12.01.2009

    There is no private property in Utopia. The people own everything in common and enjoy complete economic equality. Everyone cares for his neighbour's good, and each has a clean and healthy house to live in. Labour is the most essential feature of life in Utopia, but no one is overworked. Everybody is engaged in usefu1 work nine hours a day. After work, they indulge in sport and games and spend much time in "improving their minds" (learning)-All teaching is free, and the parents do not have to pay any schoo1 fees. (More wrote about things unknown in any country at that time, though they are natural with us in our days.)

  • 10. "Азбука классики" или азбука погрешностей?
    Разное добавлен 12.01.2009

    Эти дефекты наряду с непросчитываемостью/и "непрочитываемостью" экзо-тизмов являющихся лакунами [о них см.: 16], или агнонимами/атопонимами [см.: 11, 12], увеличивают непроницаемость текста "Записок", а также снижают его художественный эффект, причем в значительной мере. Перечислить эти дефекты не представляется возможным, но на некоторые из них я все же укажу: 1) с. 28 - "все должны соблюдать очищающий пост и ожидать меня на берегу реки, соорудив там молельню", 2) с. 31 - "...не хватает лишь фарша окуня из реки...", 3) с. 33 -"...стали подниматься облака испарений...", 4) с. 34 - "однажды он несколько раз посылал к Яню гонцов...", 5) с. 41 -"...достав три плода плюща...", 6) с. 44 -"чинно взойдя в повозку...", 7) "тогда Бин развернул шатер...", 8) с. 49 -"...переправился через бурное течение речки", 9) с. 60 - "...достаньте кувшин очищенного вина и один цзинь мяса", 10) с. 62 - "...на еду жарили траву", 11) с. 68 -"...тебя на какой-то срок постигнут злые беды", 12) с. 73 - "повелитель области засмеялся, стиснув ладони...", 13) с. 75 -"свадьба совершилась", 14) с. 82 - "эта комната в вашем доме, - сказала она, - помещение...", 15) с. 83 - "...чиновник этой местности...", 16) с. 92 - "...передаю вам десяток кистей красного цвета, пусть они останутся в вашей ставке. Можете раздать их вашим людям... В любом случае они избавят вас от злых бед..., у вас не будет неудач", 17) с. 98 - "...если не ниспадают потоки дождей, реки и канавы иссякают...", 18) с. 104 - "...произошла узурпация Ван Мана", 19) с. 121 - "сев на быструю повозку...", 20) с. 126 - "...появилась горлица и остановилась возле ее постели", 21) с. 128 - "и был у него табун в несколько десятков гусей...", 22) с. 148 - "под плетнем западного загона хранится просо" (см. в связи с этим: "Плетень...тын, забор или изгорода из хвороста, прутьев, перевитых между кольев; ряд кольев, заплетенных хворостом" (Толковый словарь..., 1955, 3, 125); "загоны...пажити, пастбища, луга" (там же, 1, 566). NB: загоны, пастбища, луга, как правило, плетнями не огораживаются), 23) с. 152 - "...дабы все ведали о высоте ее почтительности к родителям", 24) с. 153 - "...помогал готовить погребение умерших...", 25) с. 178 - они пряли кору деревьев...", 26) с. 183 - неуместный рифменный стык: "соседская девочка с перепугу не посмела спасти подругу..." NB: стихотворные вставки в "Записках" переведены ниже среднего уровня, 27) с. 199 - "...придало мне еще одного служку...", 28) с. 204 - "как-то вскрыли еще одно погребение и обнаружили там внутреннее строение", 29) с. 210 - "я получил перемещение на должность письмоводителя", 30) с. 218 - "Чжун уезжал учиться в местность...", 31) с. 246 - "...окликнул отвечавшего по тому же образцу...".

  • 11. "Английский" роман Казуо Ишигуры
    Литература добавлен 12.01.2009

    Сам Стивенс никогда, даже за глаза, не позволяет себе оценивать действия своего хозяина. Так, когда увлеченный входящими в моду идеями фашизма лорд Дарлингтон увольняет двух горничных-евреек, Стивенс молча повинуется, и только через несколько месяцев экономка мисс Кентон, бурно протестовавшая против несправедливого решения, узнает, что Стивенсу оно тоже было неприятно. Такая позиция, когда душевные движения подавляются ритуалом, когда достоинство дворецкого, осмысленное в контексте романа почти как синоним английскости, торжествует над индивидуальностью, приводит Стивенса к отказу от личной жизни и от счастья. Он не может подойти к постели умирающего отца, поскольку прислуживает на важном обеде и распоряжается слугами; не может не в силу того, что ему не разрешат, а в силу осознания своего долга. Из тех же соображений он позволяет мисс Кентон выйти замуж за другого человека, а потом через 20 лет (!) едет к ней, считая, что "может исправить эту ошибку". Как и личное счастье, которое проходит мимо героя Ишигуры, мимо него проходит большая история, и он также не хочет ее замечать. Лорд Дарлингтон стремится участвовать в политической жизни страны, и в его поместье часто приезжают ведущие министры, дипломаты, послы. В Дарлингтон-холле он проводит международную конференцию, пытаясь примирить США и европейские державы с Германией, в которой к власти рвутся фашисты. Стоя за стулом хозяина или обнося гостей напитками, Стивенс встречает известных политических деятелей, присутствует при переговорах, слышит и запоминает, но никогда не оценивает, даже когда крестник хозяина, не разделяющий его политической позиции и позже погибший на войне, пытается поговорить с ним на правах старого друга. Лояльность Стивенса хозяину безгранична: он верен лорду Дарлингтону и в его славные дни, и после войны, когда тот доживает свои дни в одиночестве, осуждаемый всеми за свое прошлое. Преданность, сдержанность, достоинство слуги не позволяют Стивенсу высказывать свое мнение относительно того, что происходит вокруг него, но его недостатки являются оборотной стороной его достоинств, и он не только не судит профашистские взгляды своего хозяина, но также обходит молчанием годы лишений, скудное питание по карточкам, бомбежки и смерть вокруг; привыкший идти по однажды выбранному пути, он не критикует, но и не жалуется. И пока стоит Дарлингтон-холл, купленный после смети лорда Дарлигтона богатым американцем, в нем будет Стивенс, который сумеет внушить уважение своему новому хозяину и поможет ему понять что-то об Англии и англичанах. При всей его ограниченности воплощением английскости в романе становится Стивенс.

  • 12. "Без воображения невозможно никакое серьезное творчество..."
    Литература добавлен 12.01.2009

    Можно только поражаться обширности и о многоплановости интересов В.И.Курдюмова. В 1885 году, участвуя в работе комиссии по утверждению тем архитектурных курсовых проектов, Валериан Иванович высказался за необходимость уделять большее внимание транспортной архитектуре вокзалам и другим специальным сооружениям. Свой летний отпуск Валериан Иванович изъявил готовность использовать для ознакомления "на месте... с состоянием железнодорожной архитектуры". Летом 1885 года департамент, где в то время параллельно служил Валериан Иванович, командировал его в поездку по одиннадцати железным дорогам России: Екатерининской, Харьково-Николаевской, Фастовской, Курско-Харьковско-Азовской, Лозово-Севастопольской, Донецкой, Грязи-Царицынской, Тамбово-Саратовской и Юго-Западной. Результатом явился отчет, опубликованный в "Журнале Министерства путей сообщения" и представлявший собой систематизированный, богатый и разнообразный материал по архитектуре вокзалов, станционных сооружений, депо, железнодорожных мастерских и так далее... "На всех дорогах я встречал полнейшее сочувствие цели моей поездки как первой попытки научного исследования таких вопросов железнодорожного дела, на которые обращалось мало внимания, хотя они и заслуживают вполне серьезного к ним отношения... Я убедился в настоятельной необходимости изучения вопросов специальной железнодорожной архитектуры, наметил те вопросы, которые ждут разработки, и, наконец, видел и слышал много интересного и поучительного от лиц, непосредственно стоящих у дела..."Выводы и оценки В.И.Курдюмова в дальнейшем широко использовались при составлении проектов железнодорожных сооружений. Приказом от 11 июля 1887 года он был переведен на должность архитектора департамента железных дорог и получил в свое ведение контроль за качеством проектирования и строительства всех сооружений, относящихся к транспортной сфере. Впрочем, на этой должности В.И.Курдюмов оставался всего два года. Решив целиком посвятить себя научной и педагогической деятельности, он в 1889 году навсегда оставил службу в министерстве путей сообщения. В том же году Валериан Иванович избирается экстраординарным профессором по кафедре "Общие начала строительного искусства".В 1890 году согласно новому Положению об Институте инженеров путей сообщения здесь были восстановлены упраздненные в 1882 году младшие курсы. Для руководства общенаучными кафедрами физики, химии, высшей математики пригласили лучших специалистов, в том числе Д.И.Менделеева. Заведование кафедрой начертательной геометрии возложили на В.И.Курдюмова. Параллельно он продолжал работать на кафедре общих начал строительного искусства, которую в 1894 году, после смерти профессора К.К.Коковцева, также возглавил. Один из самых блестящих его учеников, ставший крупным ученым в области авиации, космонавтики, строительной механики, продолживший труды своего учителя по начертательной геометрии, Н.А.Рынин, вспоминал: "Особенно в студенческие годы я увлекался начертательной геометрией, профессором которой был В.И.Курдюмов, и должен обратить внимание на один важный фактор развитие моего воображения и фантазии...

  • 13. "Белая" и "красная" печатная пропаганда на фронтах гражданской войны в Сибири (опыт сравнения объективных характеристик)
    Журналистика добавлен 12.01.2009

    В ведомственном отношении вся работа по распространению среди населения пропагандистской литературы была сосредоточена в органах внутреннего управления (внутренних дел) сменявших друг друга "белых" режимов. По свидетельству одного из первых организаторов этой работы, А.Т. Козлова, внедрение в умы сибиряков идей Белого движения началось еще 28 мая 1918 г., через 3 дня после вооруженного восстания, "на маленьком клочке сибирской территории, включающем части Новониколаевкого, Кузнецкого и Томского уездов, откуда началось освободительное движение, распространившееся впоследствии на запад и восток" [21]. Центрами организации этой деятельности стали Новониколаевск, а затем Тюмень и Томск. В составе Административного отдела Западно-Сибирского комиссариата Временного Сибирского правительства было организовано для этой цели Информационное бюро (не путать с издательским Информационным бюро в составе Управления делами, а затем канцелярии Совмина, о котором говорилось выше). Для устной и печатной агитации, по словам А.Т. Козлова, "в деревню были влиты вполне осведомленные о всем происходящем интеллигентные силы, контингент которых составлялся главным образом из студентов томских высших учебных заведений и служащих земств и кооперативов" [22]. Содержание такой пропаганды составляли программные идеи "мелкобуржуазного" социализма партий эсеров и меньшевиков плюс антибольшевистские лозунги. 10 июня 1918 г., через 2 дня после объявления Комучем добровольческого набора в Народную армию, при Западно-Сибирском комиссариате был открыт "Отдел по формированию добровольческой Народной армии". Начальник (уполномоченный) этого отдела фактически переподчинил себе агитаторов Информационного бюро, возложив на них, кроме агитаторских, организаторские функции. 20 июня Информационное бюро Административного отдела было влито в состав Отдела по формированию армии. К этому времени в его распоряжении находилось свыше 100 информаторов. Для Западной Сибири этого было крайне мало. По определению самих организаторов белогвардейской пропаганды, "недостаток... интеллигентных сил, пользуемых в качестве инструкторов, когда на каждого из них приходилось от 6 до 10 волостей, не позволял им подолгу останавливаться в каждом населенном пункте" [22]. Поверхностный характер такой пропаганды и незначительность ее результатов очевидны. Косвенным подтверждением тому служит и провал добровольной мобилизации в антибольшевистскую армию, вынудивший Временное Сибирское правительство объявить мобилизацию принудительную. Добавим к этому, что эсеро-эсдековские пропагандисты этих месяцев в основном не были вооружены печатным словом, за исключением, может быть, местных листовок и газет. В архивных документах Комуча сохранилась большая переписка с районными агитационными бюро, уездными организаторами, войсковыми агитаторами о высылке агитационной литературы, которой систематически не хватало [23].

  • 14. "Белое дело" и его эпилог
    История добавлен 12.01.2009

    По соглашению с турецкими и антантовскими властями врангелевцы были рассредоточены: 1-й армейский корпус генерала А. Кутепова (25 тысяч) расположился на острове Галлиполи; Донской корпус генерала В. Абрамова (20 тысяч) - недалеко от Константинополя, на Чалтадже; 15 тысяч кубанцев - на острове Лемнос. Военные суда отвели в порт Бизерта. Но союзники, считавшие, что "белое дело" проиграно окончательно, не желали больше оказывать ему поддержку. Они предлагали Врангелю расформировать воинские части и перевести солдат и офицеров на беженское положение. В ответ в Галлиполи начали готовиться к походу на Константинополь, угрожая "силой пройти на север, в славянские страны". План, разработанный начальником штаба Кутепова генералом Б. Штейфоном, мог оказаться успешным, поскольку союзных войск в Константинополе было мало. Здравый смысл, однако, взял верх. Врангель считал: коль скоро в его руках находятся вооруженные силы, он и должен возглавлять все "русское беженство" до той поры, пока армия в новых боях не разгромит большевизм в России. В Константинополе при Врангеле создается Русский совет.

  • 15. "Белые пятна" в нашем мышлении
    Психология добавлен 12.01.2009

    Этот эффект называется «иллюзорный взгляд в прошлое», или «ошибочное представление о прошлом». В данном случае речь идет о так называемой парамнезии (обмане памяти), которая была выявлена в ходе многочисленных экспериментов. Как только нам становится известен результат какого-то решения, мы начинаем питать иллюзию, что именно так все себе заранее и представляли или, по крайней мере, могли представить. Если выясняется, что решение, которое мы считали совершенно рациональным, оказалось ошибочным, начинаем убеждать себя в том, что вполне могли предвидеть подобное развитие событий. Иными словами: более поздняя информация меняет наше представление о прошлом. Мы, так сказать, постоянно фальсифицируем его, без всякого умысла «подгоняем» под новые знания, сами того не замечая.

  • 16. "Бесы" и большевистская революция
    Литература добавлен 12.01.2009

    Достоевский мыслил в образах, тем не менее он мыслил не импрессионистически, а систематически. Рисуя и анализируя сложные взаимоотношения между героями "Бесов", он без малейших уступок требованиям искусства тщательно вычеркивал свою метафизику революции. Первое, что читателю сразу же бросается в глаза, это подчеркнутое Достоевским диалектическое взаимоотношение между либеральным профессором Степаном Трофимовичем Верховенским и главарями революционного движения. Не случайно, конечно, что все они - родной сын профессора Петр, его воспитанник аристократ Ставрогин и потомок крепостного Шатов - выступают в романе не только как ученики Степана Трофимовича, но до некоторой степени и как его духовные дети, перекинувшиеся в лагерь безбожно-аморального социализма. Ясно, что за этим сюжетным построением вскрывается прозорливое убеждение Достоевского, что бессильный либерализм неизбежно порождает насильнический социализм. Было бы несправедливо обвинять Достоевского в злостном отношении к профессору-либералу. Образ Степана Трофимовича написан не без иронии, но и без любви. Есть в нем и лжегероическая поза, и благородная фраза, и чрезмерная обидчивость приживальщика, но есть в нем и подлинное благородство, и патетическое гражданское мужество. На празднике нигилистов Степан Трофимович не только с вдохновением, но даже с нравственным пафосом выкрикивает, что "мир спасет красота", что Шекспир и Рафаэль выше освобождения крестьян, выше народности и выше социализма. Освистанный на празднике, он надевает дорожную шинель и, умиленно чувствуя себя русским скитальцем и лишним человеком, выходит на большак, чтобы утонуть в русских просторах. На постоялом дворе он встречается с книгоношей, которая читает ему рассказ об исцелении гадаринского бесноватого. Степан Трофимович потрясен: ему вдруг открываются глаза на народ, за который он всю жизнь боролся, но которого никогда не знал, на великую правду, которой спокон веков живет этот народ, на правду православия. В этом внезапном прозрении: "oui, cette Russie, que j'aimais toujours... сядет у ног Иисусовых", Степан Трофимович, сам того не замечая, обретает единственно возможную основу и подлинного либерализма, и подлинного народничества, ибо свобода непостижима и незащитима вне связи с освобождающей истиной ("Познайте истину, и истина сделает вас свободными"), народничество же бессмысленно и беспочвенно вне убеждения, что русский народ воистину является верующим носителем этой истины: корни народничества целиком уходят в славянофильство. Народничество и западнический либерализм, отрицающий связь между свободой и абсолютной истиной, в сущности несовместимы. Таковы выводы, к которым нас приводит перерождение Степана Трофимовича. Этим запоздалым осознанием живых корней своего либерально-народнического миросозерцания в конце концов и объясняется подчеркнутый сюжетным развитием романа факт, что все питомцы профессора отошли от него: когда место свято превращается в место пусто оно неизбежно заполняется темными, супостатскими силами.

  • 17. "Биография души" Германа Гессе
    Литература добавлен 12.01.2009

    Гессе (2.07.1877-9.08.1962) был вторым ребенком в семье немецкого священника-миссионера. Детство он провел в обществе трех родных сестер и двух двоюродных братьев. Религиозное воспитание и наследственность оказали глубокое влияние на формирование мировоззрения Гессе. И тем не менее он не пошел по теологической стезе. После побега из духовной семинарии в Маулбронне (1892), неоднократных нервных кризисов, попытки самоубийства и пребывания в лечебницах он краткое время работал механиком, а затем торговал книгами. В 1899 году Гессе выпустил свой первый никем не замеченный сборник стихов «Романтические песни» и написал большое число рецензий. В конце своего первого базельского года он опубликовал «Оставшиеся письма и стихи Германа Лаушера» произведение в духе исповеди. Это был первый случай, когда Гессе говорил от лица вымышленного издателя прием, который он в дальнейшем активно использовал и развивал. В своем неоромантическом романе воспитания «Петер Каменцинд» (1904) Гессе вывел типаж своих будущих книг ищущего аутсайдера. Это история духовного формирования юноши из швейцарской деревни, который, увлекшись романтическими мечтами, отправляется в странствия, но не находит воплощения своих идеалов.

  • 18. "Благоверная и любезная в царицах Ирина"
    История добавлен 12.01.2009

    Но уже 15 января 1598 года "...Ирина Федоровна всеа Руси после государя своего царя и великого князя Федора Ивановича всеа Руси, оставя Российское царство Московское, и поехала с Москвы в Новодевичей манастырь". Хотя некоторые источники отмечают, что Ирина Федоровна, "с погребения не ходя во свои царские хоромы, повеле себя <...> отвести простым обычаем в пречестный монастырь <...> еже зовется Новый девич монастырь", где ее постригли и нарекли "во иноцех имя ей Александра, и пребываша она в келий своей от пострижения до преставления своего, окроме церкви божий нигде не хождаше". В монастыре вдовствующая царица прожила пять лет и скончалась 29 октября 1603 года. Похоронили Ирину Годунову в усыпальнице русских цариц в Кремле. Надписи на ее саркофаге, как уже сказано, нет, в чем, возможно, проявился акт смирения и уничижения, свойственный монашеству. Эту точку зрения подтверждают и археологические раскопки в некоторых монастырских некрополях древнерусского времени. Но место погребения царицы в Вознесенском соборе зафиксировано документально, включая и записи, сделанные во время переноса всех саркофагов из некрополя в подземную палату возле Архангельского собора.

  • 19. "Вдруг откажет…"
    Психология добавлен 12.01.2009

    Девушки, представьте: вы сидите дома, у вас отравление, тошнит и болит живот и тут неожиданно звонит «Мужчина Вашей Мечты». И предлагает встретиться. Какова вероятность, что вы ему откажете? Высокая! А то, что, в случае отказа, назовете реальную причину? Думаю, вероятность низкая (рассказать НОВОМУ мужчине о том, что вы сидите в обнимку с унитазом на это мало кто решится)… Предположим, соврали. Скажите, а вы различаете, когда вам врут, а когда говорят - правду? У меня на тренингах обычно большинство говорит, что довольно легко отличают (и это действительно так, если собеседник не является «профессиональным лгуном», или если специально не готовился соврать). Значит, будем считать, что различаете. Как и звонящий. И тогда, скорее всего, он заподозрит, что вы врете (вы же специально не готовились! вообще звонка не ожидали!). И что он подумает? Что у вас болит живот? Ждите! Он, как истинный «пуп земли» решит, что дело в нем. И что это «он» недостаточно хорош для вас: не та фигура, не та зарплата, не тот характер и т.п. каждый благополучно допридумает на свой вкус. И пойдет дальше «совершенствоваться» и в следующий раз позвонит вам через 10 лет. Если вообще позвонит.

  • 20. "Вне сознания": Кант и Якоби
    Философия добавлен 12.01.2009

    Всё наше познание как телесных, так и духовных предметов в конечном счёте покоится на "вере", т.е. сознании непосредственной и высшей достоверности присутствия (Dasein) этих предметов, достоверности, которая не нуждается ни в каком обосновании. Напротив, всякое знание, с которым мы соглашаемся вследствие приведённых доводов и доказательств - это знание "сэконд хэнд", и вся его достоверность в конечном счёте зиждется на связи с теми вещами, которые мы знаем непосредственно. Опосредствованное знание - второго сорта; оно никогда не может быть вполне надёжным и совершенным[217]. Слово "вера" здесь применяется для того, чтобы указать на нерациональное основание такого признания: оно коренится не в рассудке, рассуждении и доказательстве, но в другой, высшей способности, которую Якоби называет и "чувством", и "разумом". Якоби не принимает юмовского скептицизма, признавая "трансцендентную" значимость "веры". В трактовке belief Якоби ближе к Т.Риду, чем к Юму, хотя исторически исходным образцом для него была именно теория Юма[218]. Работу Рида "Essays on the intellectual powers of man" (1785) Якоби знал в оригинале, она произвела на него сильное впечатление. Он называет Рида "великим человеком", а его работу - "мастерским произведением зрелого мыслителя"[219]. Якоби и Рида объединяет трактовка чувственного восприятия как непосредственного знания об объектах. Рид критикует взгляд, согласно которому наше познание объектов внешнего мира опосредствуется получаемыми от них "впечатлениями", образами вещей. Этой теории, по его мнению, придерживаются "аристотелики" и Локк. И если наши понятия опираются на эти образы, то всё наше познание может не иметь ничего общего с тем, что присуще самим вещам. Эти вещи превращаются в проблематичную "трансценденцию", вопросы об их "подлинной" сущности и их отношении к "образам" сознания становится неразрешимым. Это неизбежное следствие и заставляет нас, согласно Риду, отдать первенство интуитивному, непосредственному постижению реальности и отклонить притязания дискурсивного мышления на адекватное постижение "истинного" бытия. Якоби вполне усвоил эту необходимость признания примата интуиции над дискурсом и эту оценку значимости абстрактного мышления. В.Гумбольдт так передаёт слова Якоби, произнесённые во время их встречи в Пемпельфорте в 1788 г.: "Мы воспринимаем не образ внешних вещей, как обычно говорят, мы воспринимаем сами эти вещи… "[220]. Процитируем и самого Якоби: "Все представления о вещах вне нас есть, следовательно, лишь производные от действительных вещей сущности, которые никоим образом не могли бы существовать без них. Эти производные сущности, однако, могут быть отличены от действительных сущностей лишь посредством сравнения с самим действительным. Следовательно, в восприятии действительного должно быть нечто такое, чего нет в "представлениях", иначе одно нельзя было бы отличить от другого. Но это различие затрагивает именно действительность - и более ничего. Следовательно, в одном лишь представлении никогда не может предстать само действительное, объективность… Восприятие действительного и чувство истины, сознание и жизнь - одно и то же"[221]. Я узнаю, что я существую, и что существуют вещи вне меня, в одно и то же неделимое мгновение. Никакое представление, никакой "вывод" не опосредствует это "двойное откровение"[222]. Ничто не отделяет друг от друга восприятие действительности вне меня и восприятие действительности меня самого. "Представлений" ещё нет - они появляются потом, в рефлексии, как "тени" того, что было в наличии, реально присутствовало "здесь и теперь".