Статьи по предмету философия

Статьи по предмету философия

Семья в ценностных ориентациях

Статья пополнение в коллекции 03.05.2010

Таблица Запрос к типу семьи в зависимости от пола и уровня жизни (% от числа опрошенных) 1 - 2 страты 3 - 4 страты 5 - 8 страты 9 - 10 страты Типы семей Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Патерналистская 39 23 35 22 34 21 28 16 Утилитаристская 12 13 7 11 10 11 12 15 Прагматическая 18 21 28 33 29 34 28 41 Консенсусная 31 43 30 34 27 34 32 28 стр. 71 Россияне до 30 лет демонстрируют большую несогласованность запросов на желательный тип семьи у мужчин и женщин, чем в старших возрастах. Более трети молодых мужчин из 1 - 2 страт (35%) придерживается патерналистской модели, в то время как более половины женщин - консенсусной. Несколько меньшая рассогласованность среди молодежи разного пола из более благополучных страт. Среди молодых женщин из 9 - 10 страт резко вырастает расположенность к утилитаристской модели семьи, т.е. в их глазах становится правомерным главенство в семье того, кто вносит наибольший вклад в семейный бюджет. Этот процесс фиксировался исследовательским коллективом ИС РАН уже в 2002 г. [12]. Как решается в семьях вопрос управления семейными финансами? В 33% деньгами при любых видах трат распоряжается в основном женщина, в 8% - мужчина. В 22% семей - женщина и в 3% семей - мужчина отвечают за текущие расходы, а крупные траты планируются ими вместе. Еще 28% планируют все расходы совместно и их деньги находятся в общем пользовании, 6% имеют раздельные бюджеты и каждый тратит то, что получает. Таким образом, более чем в половине случаев женщина играет ключевую роль в распоряжении семейным бюджетом. Стоит отметить, что в семьях сторонников патерналистской модели управление финансами осуществляется обычно при непосредственном участии женщин, в трети случаев она реализует его всецело самостоятельно. Сторонники утилитаристкой модели в половине случаев передают право траты денег женщине. В семьях, считающих, что главой должен быть тот, кто лучше ориентируется в текущей ситуации, распоряжение деньгами происходит в основном либо совместно, либо осуществляется женщиной. Сторонники же консенсусной модели принимают решения относительно семейных трат совместно, и это единственная группа, где представления о распределении ролей и реальное поведение ее членов в значительной степени совпадают. Таким образом, наибольшее соответствие между запросом на тип отношений в семье и его реализацией наблюдается у россиян, которые нацелены на полноправное партнерство. В целом же, полученные данные позволяют говорить о том, что переход от традиционных для России патерналистских отношений к новым формам, очевидно отражает идущий процесс трансформации внутрисемейных отношений. При этом в данной сфере общественной жизни фиксируются очаги локализованного возрождения спроса на традиционалистские установки. Внутрисемейная иерархия, частично выражающаяся в распределении ролей, как уже отмечалось, способна вызывать разногласия при несоответствии ожиданий супругов. Однако это не единственная причина внутрисемейных конфликтов. Изучение их причин и следствий конфликтов традиционно привлекает внимание исследователей [13]. Наиболее популярны в этом случае конфликты с разделением труда в семье между мужчиной и женщиной [14]. Существует точка зрения, что "детерминантой успешного, не несущего внутри- и межличностных конфликтов совмещения сфер работы и семьи является не полоролевая ориентация, а, скорее, малоизученные пока особенности стратегий этого совмещения" [15, с. 71]. При некотором доминировании проблематики разделения труда в семье при анализе конфликтов в академической литературе рассматривается и актуальная для России проблематика внутрисемейных конфликтов в связи с изменами, наркоманией и алкоголизмом, а также материальными затруднениями и т.д. [16]. Почти треть респондентов говорит о том, что в их семьях не бывает конфликтов, 35% отмечают конфликты из-за материальных трудностей, 18% - пьянства и наркомании, по 17% - несовместимости характеров и воспитания детей. Остальные приводят к конфликтам в семьях не более 10% россиян (см. рис.). Зарубежные исследования, которые при изучении конфликтов в семьях закладывают схожий набор причин, получают качественно иную градацию по распространенности. Так, одно из американских исследований, включавшее изучение в числе возможных причин конфликтов вредные привычки, межличностные отношения (с стр. 72 детьми от предыдущего брака и т.п.), проведение досуга, материальные вопросы (как траты, так и заработки), друзей, работу, семейные обязанности, вопросы, связанные с детьми, личностные особенности супругов (болтливость, застенчивость, склонность к флирту и т.д.), интимные вопросы, обязательства по отношению друг к другу и отношениям в целом, особенности общения (недопонимание одним высказываний другого и т.п.) [17], выявило, что наиболее распространенными были конфликты из-за детей, за ними следовали домашние обязанности, вопросы общения, проведения досуга и только потом работы и денег3. Ряд зарубежных исследований фиксирует неблагоприятное для семьи влияние ее плохого материального положения [18], то, что оно пагубно влияет на отношения в семье [19], а бедность стимулирует нестабильность брака [20]. Согласно нашему исследованию семьи, в которых возникают конфликты из-за пьянства и наркомании, характеризуются наибольшим пессимизмом относительно 3 Безусловно, сравнение данного исследования с описываемым в статье по данным 2009 г., неправомерно в силу особенностей выборки первого (лонгитюдное исследование 100 семейных пар), характера постановки вопросов (спрашивалось о конфликтах в семье на протяжении последних 15 дней) и т.п. Тем не менее, качественно иная расстановка приоритетов в двух этих исследованиях весьма показательна. стр. 73 возможности иметь когда-либо счастливую семью. Аналогичным эффектом обладают конфликты по поводу реальных или даже мнимых измен. Конфликты, возникающие из-за того, что один из супругов уделяет мало времени семье, не являются причиной негативных оценок возможностей создания счастливой семьи, по всей вероятности, россияне тратят время для обеспечения лучшей жизни своих семей, а их супруги ценят это. Редко является препятствием для счастья и наличие конфликтов по поводу распределения семейных обязанностей, выбора способов проведения свободного времени и воспитания детей, а также наличие конфликтов относительно проблем во взаимоотношениях с родителями супруга. Конфликты в российских семьях можно сгруппировать в 7 типов: конфликты культурно-личностного характера (разногласия относительно способов проведения свободного времени, выбора круга общения, различия в интеллектуальном и культурном уровне супругов); конфликты из-за проблем в отношениях супругов (несовместимость характеров, измены и ревность, проблемы в сексуальных взаимоотношениях); конфликты, связанные с распределением ролей (приоритеты финансовых трат, распределение обязанностей); конфликты, связанные с недостаточностью уделяемого семье внимания; конфликты, подрывающие основы семьи (материальные трудности, пьянство, наркомания); конфликты по поводу воспитания детей; конфликты из-за внешних обстоятельств, связанных с супругом (взаимоотношения с его родителями, большие его успехи). В наиболее благополучных, с точки зрения уровня жизни, семьях несколько чаще распространены конфликты культурно-личностного характера и относительно воспитания детей. Причиной тому могут быть большие у представителей благополучных слоев населения возможности (и их разнообразие) проведения досуга, так и инвестиций в воспитание и образование детей. Реже в этих семьях возникают конфликты по поводу материальных трудностей. Наибольшее число конфликтов по объективным причинам (особенно в связи с материальными трудностями) происходит в семьях, проживающих в ПГТ и селах, - их испытывают около половины жителей, что связано с низким уровнем жизни в данных населенных пунктах. В семьях из мегаполисов чаще возникают конфликты культурно-личностного характера; проживающих в мегаполисах и областных центрах - относительно воспитания и образования детей. Городские семьи зачастую объединяют выходцев из разных социальных групп, т.е. в них чаще встречаются ситуации, когда супруги изначально принадлежали к разным слоям населения, что не может не сказаться на их подходе к приоритетам в семейной жизни. Неудивительно, что наблюдается четкое линейное нарастание оптимистических оценок относительно успехов по созданию счастливой семьи с повышением уровня жизни, а также по оценке отношений в своих семьях в настоящее время (отношения в семье как хорошие оценивают 18% представителей 1-й страты и 84% представителей 10-й страты). Уровень материального благополучия часто зависит от иждивенческой нагрузки, и состав домохозяйства зачастую определяет риски попадания в малообеспеченные слои. В России лишь около четверти домохозяйств не "нагружены" иждивенцами - в их составе нет инвалидов, неработающих пенсионеров, безработных, несовершеннолетних детей и т.д. Наиболее распространенной нагрузкой является нагрузка несовершеннолетними детьми (41% имеют их в составе своей семьи) и неработающими пенсионерами (30%). При этом наиболее критичную для домохозяйства иждивенческую нагрузку составляют неработающие пенсионеры и инвалиды 1 и 2 групп (семьи, в состав которых они входят, чаще оказываются в числе домохозяйств с низким уровнем жизни и реже - обеспеченных слоев населения). Наименее же критична нагрузка безработными и несовершеннолетними детьми [21]. Анализ типов конфликтов в семьях демонстрирует, что наиболее актуальным для них остаются так называемые объективные причины (материальные сложности, алкоголизм и наркомания) и причины личностного характера (несовместимость характестр. 74ров, измены/ревность, проблемы сексуального характера), т.е. традиционные факторы конфликтов, не связанные с трансформацией общественных отношений. Это в очередной раз свидетельствует, что второй демографический переход в России находится на начальной стадии и проходит большей частью в наиболее благополучных слоях населения. На фоне этого стоит отметить, что наиболее явственно среди трансформационных процессов в семейных отношениях реализуется фактор, связанный с рождаемостью, а точнее с ее снижением в целом и временным откладыванием на индивидуальном уровне рождений, что уже неоднократно фиксировалось российскими авторами (С. Захаровым, О. Синявской и др.). В итоге сегодня лишь 41% респондентов говорит о том, что в их семьях есть несовершеннолетние дети. Представители благополучных, с точки зрения уровня жизни, слоев населения позже и реже заводят детей: среди россиян до 31 года из 1 - 2 страт несовершеннолетних детей имеют менее трети, из 3 - 4 страт - менее половины, 5 - 8 страт - около 40%, а среди представителей 9 - 10 страт в этом возрасте - лишь каждый пятый. Таким образом, до настоящего момента демографический рост обеспечивался в большей мере за счет малообеспеченных и, в меньшей степени, среднеобеспеченных слоев населения.

Подробнее

Российский лесной сектор под воздействием социально-экологических инноваций

Статья пополнение в коллекции 02.05.2010

Исходя из целей и ресурсов, которыми они обладали, агенты заключали различные партнерства, которые должны были помочь институционализации новых правил. Основным партнером проекта в Коми стали не коммерческие, а государственные структуры. Данный тип партнерства способствовал более мягкому проникновению экологических правил в местное сообщество. Во-первых, плотное консенсусное взаимодействие с государственными органами власти помогло эффективно разрешить существующие противоречия между международными стандартами и национальными законами. Во-вторых, сотрудничество с региональными властями способствовало большей легитимации проекта в глазах местного сообщества. В-третьих, сертификация лесхоза создала более благоприятные условия для малого бизнеса, которому самостоятельно, без лесхоза, получить сертификат было бы намного сложнее. В-четвертых, поддержка проекта региональными властями способствовала его изоморфному переносу на соседние лесхозы в границах республики. В-пятых, ориентация НПО на формирование новых ценностных установок, а не на экономическую эффективность способствовала более тщательному внедрению экологических и социальных стандартов. "Серебряная тайга" 6 лет проводила подготовительные работы для получения сертификата. Она осуществляла мощную работу по развитию низовых демократических инициатив в Прилузье через создание разнообразных форм вовлечения населения в вопросы лесоуправления. В то же время для дальнейшего функционирования сертификата такое партнерство имеет ряд негативных свойств. Во-первых, оформление сертификата на государственную структуру - лесхоз сделало его опасно зависимым от бесконечного государственного реформирования. Так, введение нового Лесного кодекса, превращение лесхозов в лесничества и лишение их ряда контролирующих функций осложнили поддержание сертификата лесхозом. Во-вторых, агенты, инициировавшие внедрение сертификации, не являлись постоянными участниками данного поля. Их уход и прекращение финансирования негативно сказались на процессе поддестр. 95 ржания сертификата. В то же время, поскольку компании, работавшие на базе Прилузского лесхоза, были в стороне от сертификации, то им самостоятельно, без помощи "Серебряной тайги" поддерживать сертификат стало сложно. В-третьих, поскольку сертификация основана на рыночных механизмах воздействия, то для поддержания сертификата необходимо присутствие в поле экономически заинтересованных в нем акторов. Российский лесхоз не является таким заинтересованным актором, поскольку не имеет права получать доходы от коммерческой реализации древесины. Однако пришедшая в регион транснациональная корпорация "Монди бизнес пэйпа" поддержала распространение сертификации, и после завершения проекта стала основным агентом ее дальнейшего внедрения. Такая рокировка в агентах (корпорация сменила НПО) способствовала появлению экономической заинтересованности участников и смягчила негативные последствия для функционирования сертификата, идущие от искусственно созданной среды. В-четвертых, такой путь внедрения сертификации не обладает способностью к изоморфизму за пределами поля, территориально ограниченного данным партнерством (с региональными властями Коми).

Подробнее

Сохранение здоровья как фактор социального самочувствия производственного персонала

Статья пополнение в коллекции 01.05.2010

Общий социальный фон не способствует сохранению здоровья рабочих. В настоящее время обозначилось снижение качества кадрового потенциала предприятий, обусловленное оттоком профессионалов и старением коллективов. По прогнозам специалистов в ближайшие годы серьезные риски в кадровом обеспечении ожидаются в группе квалифицированных рабочих индустриальных отраслей. Сохранение старых технологий при высокой интенсивности труда работников приводит к негативным многоплановым последствиям с точки зрения развития трудовых ресурсов. Напряженность труда влияет на работоспособность персонала, ускоренный износ человеческого капитала. В результате снижения мотивации к труду работники не ориентированы на профессиональное развитие, не стремятся к стабильным трудовым отношениям. Отсюда и увеличение текучести кадров в связи с их увольнением. В 2005 г. 157, 9 тыс. человек уволились с предприятий и организаций Саратовской области по собственному желанию. Коэффициент текучести кадров составил 24, 1 от среднесписочной численности [4, с. 73]. С другой стороны, обостряется проблема дефицита квалифицированных кадров, особенно рабочих профессий. Сегодня на базе данных службы занятости 20 тыс. вакантных рабочих мест. Согласно прогнозу, потребность экономики области в кадрах на ближайшие пять лет составит около 100 тыс. человек. Более чем 70% потребности составляют специалисты по рабочим профессиям [4, с. 75]. Профессиональные учебные заведения не восполняют потребности в подготовке специалистов производства. Выпускники предпочитают работать в сфере услуг.

Подробнее

Становление института приемной семьи в регионах

Статья пополнение в коллекции 28.04.2010

Какова специфика ухода за детьми в рассматриваемых семьях? Как отличается труд родителей? Результаты исследования подтвердили гипотезу о более активном участии приемных отцов как в уходе за детьми, так и занятий с детьми в сравнении с обычными семьями. В 63% семей с обоими приемными родителями уходом за детьми занимается мать, а в более чем трети - оба родителя. На вопрос "Кто играет с детьми, ходит на прогулки, следит за учёбой и т.д.?" 73% матерей отметили, что отец занимается с детьми столько же, 8% - больше, 19% - меньше, чем мать. Эти показатели выше, нежели в "обычных" семьях, по данным наших предыдущих исследований. Оценка отцовского участия имеет важное прикладное значение в связи с оплатой труда приемных родителей. В большинстве регионов зарплата рассчитана на одного родителя (в некоторых регионах мать и отец могут ее делить). В Московской области, например, ежемесячный размер оплаты за воспитание приемного ребенка, принятого на воспитание в приемную семью, устанавливается каждому приемному родителю (т.е. матери и отцу) [6]. В Москве какое-то время зарплату получали оба родителя. Затем в связи с экономическим кризисом "отцовскую зарплату" решили ликвидировать, что вызвало естественный протест со стороны тех, кто ее получал. Суды в разных районах Москвы решают вопрос по собственному усмотрению. Предложение родителей-активистов: второй родитель должен получать зарплату, если в семье воспитывается трое и более детей и хотя бы один из них - приемный. Что касается использования труда наёмных работников (няни, помощницы по хозяйству), то большинство приёмных семей исследуемых регионов (91%) обходится без их помощи. В Мурманске, например, так же поступают все опрошенные приёмные семьи. В Новосибирске 12% привлекают помощницу без проживания; в Москве - 7% нанимают работницу с проживанием, а 14% - без проживания. Очень важный вопрос - нужна ли обязательная подготовка приемных родителей? Такое обязательство в соответствии с постановлением Правительства вменяется органам опеки и попечительства (ООП) в отношении опекунов. На практике в регионах ситуация различна, в некоторых из них ООП разрабатывают собственные стандарты устройства ребенка в семью. Ведь даже вопрос о том, имеют ли потенциальные родители возможность выбирать ребенка или это прерогатива органов опеки подбирать родителей для ребенка, может решаться по-разному. На федеральном уровне эти вопросы не регулируются. Между тем, 20% родителей "в Москве, 39% в Мурманске, 59% в Новосибирске признали, что им не хватает знаний в этой области. Различается и отношение к предварительной подготовке. "Прошли предварительную подготовку, и это существенно помогло" - отметили 74% респондентов в Мурманске, 32% в Новосибирске и 12 % в Москве. Соответственно 3%, 9% и 4% - "прошли подготовку, но она ничего не дала". "Не проходили, ибо не считали для себя необходимым" - такова позиция 3% опрошенных в Мурманске, 21% в Новосибирске и 36% в Москве. Эти родители обычно имели биологических детей и, вероятно, считали себя вполне компетентными в вопросах воспитания. Остальные стр. 137 "не проходили, ибо не знали о такой возможности". Очевидно, что для указанной подготовки нужна мотивация, и если она будет "навязана" опекой, то не даст ожидаемого эффекта.

Подробнее

Гражданский контроль и профессиональная армия: эволюция отношений

Статья пополнение в коллекции 26.04.2010

Рассуждая о проблемах профессиональных армий, нельзя обойти вниманием общественное мнение в гражданско-военных отношениях. В данной работе достаточно полно представлены результаты различных европейских исследований, связанных с вопросами обеспечения международной безопасности и обороноспособности собственных стран, уровнем доверия населения к армии, участием в разрешении различных военных конфликтов. В результате Н. Ю. Данилова делает вывод, что западноевропейские поствоенные общества все еще остаются военными, однако интерес населения к армии заметно снижается. В России же прослеживается негативное отношение к призыву и в то же время, уровень доверия к армии как социальному институту достаточно высок. Однако отношение к вооруженным силам меняется в зависимости от социально-экономической обстановки в стране. стр. 144 В последнее время наблюдается феномен информационных войн, которые не менее жестоки, чем реальные военные действия. Доклады о положении дел между конфликтующими государствами или сторонами должны все же претендовать на объективность. Например, информационная война в Грузино - Южноосетинском конфликте была далека от принципов справедливости, о которых так много говорится на Западе. Кроме того, эскалация конфликта показала неоднородность суждений в странах Европейского Союза относительно действий России в ситуации нападения на Южную Осетию. Естественно, благодаря средствам массовой информации формируется общественное мнение, которое в данной конкретной ситуации было ориентировано только на позицию Грузии, сторону Южной Осетии вначале даже не пытались услышать [10]. В данном случае встает вопрос, а кто должен нести ответственность за объективность преподносимой общественности информации? И если мы говорим о гражданском контроле над армией, то насколько он будет демократичным, имея необъективную информацию? Однако это - темы для дальнейших дискуссий. Завершает книгу глава, посвященная памяти о войне как факторе гражданско-военных отношений. Милитаристские символы, риторика, военные песни, фильмы - все это действительно определяет характер современных гражданско-военных взаимоотношений. В работе проводятся интересные аналогии между европейской и российской мемориальной политикой. Все это является одним из элементов патриотической культуры воспитания подрастающего поколения любого государства. Патриотическое воспитание направлено на формирование и развитие личности, обладающей качествами гражданина - патриота Родины, способной успешно выполнять гражданские обязанности в мирное и военное время [11]. Профессиональная армия состоит из контрактников, деятельность которых априори должна определяться высокоразвитой патриотической культурой.

Подробнее

Отношение школьников-старшеклассников к социальным проблемам

Статья пополнение в коллекции 26.04.2010

"РАДЕТЕЛИ БЛАГ" (12%). Представители этой группы в ответах подчеркивали, что решение социальных проблем лежит в первую очередь в плоскости достойного жизнеобеспечения людей, преодоления бедности, бытовой, материально-экономической незащищенности, что в дальнейшем открывает возможности более высоких мотиваций в иерархии социальных ценностей: "Обеспечить достойный уровень жизни", "Провести социально-экономические реформы, наладить социальную инфраструктуру", "Повысить благосостояние / заработную плату за труд, чтобы люди могли обеспечивать свои базовые потребности (в том числе милиции, врачам, учителям и пр.)". "ГУМАНИСТЫ" (23%). Метафора "гуманисты" отражает ценности, которые сопряжены с гуманистическими методами преодоления социальных проблем через диалоги в обществе. Школьники этой группы положительно принимают разнообразие окружающего мира (наличие в нём плюрализма этносов, религий, стилей жизни и т.д.), тяготеют к социально-политическому восприятию отношений между людьми. Красной нитью в их высказываниях проходят слова о социальной взаимовыручке и принятии "своих" и "чужих", о необходимости оказать помощь потерянным, отчаявшимся, деморализованным. В качестве наиболее привлекательных и результативных способов достижения целей им видится образование, нравственное просвещение, в ряде случаев - пропаганда. Данный подход демонстрирует наличие зрелой гражданственности и высокого морального самосознания. Среди типичных ответов, выражающих позицию "гуманистов", можно выделить два. Первый олицетворяет, так сказать, снисходительно-жалостливую установку: "Оказать социальную помощь нуждающимся (бедным, больным, потерянным...)". Второй свидетельствует о нравственно-просветительской установке респондентов: "Просвещать, поднимать уровень морально-духовного самосознания, образовывать, культивируя гражданское самосознание, терпимость, взаимную поддержку друг другу". "ФИЛОСОФЫ" (1%). Это весьма малочисленная группа (в некотором смысле - подгруппа "гуманистов"). Но мы выделили её в качестве отдельной, поскольку принадлежащих к ней скорее можно назвать созерцателями жизни, вольными мыслителями, "мудрецами". Это подростки с ярко выраженным зрелым внутренним локусом контроля - они говорят о приоритете персональной ответственности каждого человека, о том, что никакие внешние факторы в виде реформ, законов, устрашений наказанием, по сути своей, не в силах менять внутреннюю природу человека; каждый должен начать с себя. В основе их суждений лежит следующий тезис: "Многое зависит не от руководителей, а от самих людей". стр. 129 "МАКСИМАЛИСТЫ" (7%). Суждения представителей этой группы характеризуют их позицию как метатеоретическую, идеалистическую, в некотором смысле революционную (словно они готовы броситься на баррикады, защищая правду). Приведем примеры их высказываний: "Если бы я был руководителем, я бы искоренил все проблемы!", "Решу все проблемы!", "Я везде наведу порядки!". Такая позиция свидетельствует о положительном оптимистичном мироощущении, которое не замкнуто какими-либо ограничениями, барьерами, не обременено социальными стереотипами о возможном и невозможном, досягаемом и недосягаемом. Можно полагать, школьники, в чьих ответах были фразы типа "Все проблемы я искореню!", выражали вполне здоровое для данного возраста максималистское идеализирование, ощущение полноты собственных сил, чтобы полностью справиться с социальными проблемами. Результаты исследования позволяют выделить два яруса жизненных позиций школьников-старшеклассников. Во-первых, подавляющее большинство учащихся демонстрируют активную позицию по затронутым вопросам социальной проблематики (число активно настроенных составляет 79%, к ним можно отнести все типы, кроме группы "Страус"). Большинство респондентов открыто заявляют о своем личном мнении, декларируют собственные представления о способах преодоления социальной напряженности, об инструментах реализации социальных изменений, которые видятся им наиболее уместными, действенными, предпочтительными. Вместе с тем доля тех, кто совершенно не определился относительно своей гражданской идентичности по обсуждаемой проблематике, значительна: представляется, что показатель 21%, свидетельствующий о пассивной (приспособительной) гражданской позиции ("Страус"), может быть расценен как весьма существенный. Во-вторых, имея в виду способы решения социальных проблем, социальных изменений, можно выделить следующие их типы (в какой-то мере условно, ибо в "чистом виде" они не встречаются): 1. Мягкие (гуманные, толерантные) методы (36%). Они присущи группам: "радетели благ", "гуманисты", "философы". 2. Жесткие (радикальные, резкие) методы (43%). Они характерны для таких групп, как: "танки", "прокуроры", "максималисты". Таким образом, соотношение между мягкими и жесткими способами преодоления сложных социальных ситуаций, социального напряжения характеризуется пропорцией 4:5 соответственно. ("Страусы" могут быть отнесены к отдельной группе.) Полученные нами сведения, как представляется, могут конкретизировать отношение современного молодого поколения россиян к решению социальных проблем и социальным изменениям в обществе. Отметим, что изучение проблематики проводилось в период стабилизации российского социума. Для выявления тенденций, вызванных кризисом, необходимы дальнейшие исследования.

Подробнее

Политический человек: психология выбора

Статья пополнение в коллекции 26.04.2010

Мотивы инструментальной вовлеченности часто не отличаются от тех, которые определяют выбор профессии и осуществление избранной профессиональной деятельности. Как известно, такими мотивами для очень многих людей являются стабильность профессионального положения, гарантии определенного социального статуса и его роста и удовлетворительные доходы и условия труда. Положение государственного, партийного или профсоюзного чиновника по всем этим параметрам обладает значительными преимуществами. С одной стороны, оно является «чистой», беловоротничковой профессией и обеспечивает статусную принадлежность к «среднему классу». С другой, хотя приносимый им доход ниже того, который может дать, например, предпринимательство, он более гарантирован, меньше, чем в большинстве других видов деятельности, зависит от способностей и удачи, элемент риска здесь минимален. Вертикальная социальная мобильность, повышение в должности носит в бюрократических учреждениях в значительной мере рутинный, автоматический характер. Со всеми этими преимуществами связаны типологические особенности инструментально вовлеченных: среди них много людей, не ощущающих в себе какого-либо призвания или особых способностей и в то же время не склонных к инициативе, риску, не имеющих активной жизненной позиции. Так, в Советском Союзе в аппарат часто вербовались выпускники вузов, не проявившие себя в учебе, но зато делавшие успешную комсомольскую карьеру, ИТР и научные сотрудники, не имеющие особых перспектив в своей профессии, секретари и члены парткомов, фактически выполнявшие подсобные управленческие функции при администрации предприятий. В качестве несколько экзотического, но достаточно характерного примера можно назвать весьма известного в 70-80-х годах деятеля, который был послом, заведующим Отделом ЦК КПСС, руководителем государственного туристического ведомства, а начал свою карьеру в качестве актера и секретаря партбюро провинциального театра. Говорят, он по привычке гримировался перед приемами в посольстве.

Подробнее

Происхождение против творения в физической космологии

Статья пополнение в коллекции 01.04.2010

Утверждают, будто космология Большого Взрыва, а так же довольно непопулярная в наши дни космология устойчивого состояния, ставит научно неразрешимую проблему творения материи и энергии. Нам говорят, что это мнимая загадка может быть решена при помощи постулата божественного вмешательства как внешней причины. Сторонники подобной интерпретации теории Большого Взрыва образуют целое направление от Папы Пия XII в 1951 г. до британского астронома Бернарда Ловелла и американского астронома Роберта Джастроу в наши дни. Ловелл заявляет то же самое и о космологии устойчивого состояния. В своих предыдущих работах я уже дискутировал по поводу этой теологической путаницы. В нашей же работе я подхожу к этой проблеме с более широких позиций и утверждаю, что атеизму нечего опасаться этих двух крупнейших космологий XX в., потому что ни одна из них не подтверждает идеи Бога-творца. Напротив, я настаиваю на том, что теория божественного творения имеет все основания опасаться обеих этих космологий.

Подробнее

Моральный кризис и метатехнические проблемы

Статья пополнение в коллекции 28.03.2010

Этот вопрос не вполне аутентичен. "Что такое метатехника?" может быть вопросом по существу дела только тогда, когда мы продумаем метатехнику с точки зрения ее логической возможности. Мы должны развить базис для метатехники. Что является предметом метатехники? Это техника как вторая среда обитания для нашего человеческого существования. Первый шаг в размышлении о среде - это описание. Для описания нам необходима классификация. Как мы можем отыскать принцип классификации технического мира? Прежде чем мы сможем ответить на этот вопрос, мы должны спросить, что было принципом классификации природного мира. Принцип видообразования есть форма как внешний вид. В природном мире форма вещей показывает их функцию, как, например, острие шипа указывает на то, что он остро колется; таким образом, форма может быть решающим принципом классификации. В этом смысле морфология чрезвычайно важна для естественных наук. Корень греческих слов "эйдос" или "идея", как хорошо известно, значит "форма". Но несет ли "форма" такую функцию видообразования в технической среде? Ведь в нашем техническом мире так много аппаратов, которые изоморфны но гетерофункциональны. Форма более не имеет значения для классификации. Теперь метатехника указала точку расхождения с традиционной метафизикой, мыслящей только в терминах природы. В технологических образованиях принципом классификации вместо формы выступает функция. В природе кошки или птицы считаются животными, и таким образом относятся к той же самой категории, что и человек, который есть также животное. Но на современной железнодорожной станции автомат для продажи билетов и человек-кассир относятся к одной категории, тогда как кошки и птицы полностью исключены из этого функционального тождества, из этой функциональной категории. Следовательно, животные, которые в природе родственны человеческому существу, теперь в технологическом измерении отчуждаются от природного родства и относятся в разряд неэффективных вещей, подобно сломанным инструментам, отдаляются от человеческих существ дальше, чем безжизненная машина, которая функционирует согласно человеческому плану. Таким образом, метатехника реализована как относящаяся к самосознанию человечества в своем мире.

Подробнее

"Критическая теория позднего модерна" Энтони Гидденса

Статья пополнение в коллекции 14.03.2010

Таким образом, критическая теория, ориентированная на политику жизни, понимает личностную самореализацию как новый способ формирования социальной солидарности посредством диалектики автономии и взаимозависимости. Следующий вопрос, который нуждается в прояснении, состоит в том, как такая теория может быть связана с материальной практикой? Для прежней радикальной мысли, связанной с идеями социализма, ответ казался простым: история, дескать, сама создала средства для преодоления иррациональности, характеризующей ее современный этап, "загадка истории" разрешается революционным действием угнетенного класса. В основе такого решения вопроса лежала провиденциалистская концепция, глубоко укорененная в европейской культуре; как же может решить вопрос о соотношении теории и практики критическая теория, очищенная от провиденциализма? Для этого следует вспомнить, что в соответствии с предложенным Гидденсом пониманием политического радикализма мыслить радикально вовсе не обязательно означает мыслить "прогрессивно" и совсем не предполагает нахождения в "авангарде" социальных изменений. Тезис о том, что историю творят прежде всего обездоленные, является соблазнительным, но ложным. Новые социальные движения (экологическое, феминистское, за права сексуальных меньшинств и т. п.) действительно играют важную роль в проведении радикальной политики, но не столько в связи с тем, чего они стремятся достигнуть, сколько благодаря тому, что они вводят в дискурсивное поле вопросы, которые прежде не обсуждались или регулировались традицией, и тем самым демонстрируют многомерность публичной сферы. Однако было бы ошибочным придавать этим новым движениям или группам самопомощи, также являющимся важным элементом сегодняшней социально-политической жизни, характер исполнителей радикальных программ: ведь в посттрадиционном социальном универсуме никакая социальная группа не обладает монополией на радикальную мысль или действие [20, p. 250]. Или (что то же самое): проводниками радикальной политики являются все эти и любые другие движения и группы именно в той мере, в какой их деятельность совпадает с программой "утопического реализма", начертанной критической теорией позднего модерна. Как видим, у Гидденса критическая теория обладает своего рода самодостаточностью (она не должна ассоциировать себя ни с каким-то одним движением, ни со всей их разнородной совокупностью), но, несмотря на это, наделяется практико-политической эффективностью. Такая трактовка является не просто отголоском известного тезиса Теодора Адорно: "критическая теория сама является формой практики", то есть не результатом влияния идей Франкфуртской школы как классической формы критической теории. Ее почвой являются новые реалии социальной жизни, в которых социально-теоретическое знание оказывается разновидностью концептуализированной Пьером Бурдье "символической власти" - власти, действующей через моделирование сознания благодаря выработке и внедрению стандартов восприятия и оценки. Превращая хаос происходящего в упорядоченный и понятный "космос", знание - еще до какого бы то ни было идеологического его использования - существенно предопределяет горизонты социального действия.

Подробнее

Биографии и генеалогии: ретроспективы социально-культурных трансформаций

Статья пополнение в коллекции 08.03.2010

В последние годы вышли в свет "Полная хронология ХХ века" [5], "Энциклопедия знаменательных событий" [6]. В учебниках по истории содержатся достаточно полные хронологические и синхронистические таблицы [7], вторая часть 24-го тома Большой советской энциклопедии целиком посвящена СССР и включает в себя достаточно полную хронологию исторических событий, которая начинается с IX века до нашей эры и заканчивается 1977 годом. Тем не менее, готовые хронологии не могут быть использованы для генеалогического анализа по целому ряду причин. Во-первых, они содержат довольно много "информационного шума", то есть событий, может быть и важных с исторической точки зрения, но бесполезных для анализа генеалогических и биографических данных. Например, один из источников включает такое событие, как "начало первой эмиграции В.И. Ленина", другой - даты рождения и смерти выдающихся культурных и политических деятелей России, третий - даты правления того или иного властителя и т. п. События такого рода вряд ли можно рассматривать как оказывающие существенное влияние на повседневную жизнь людей, представленных в генеалогических структурах. Более существенны события совершенно иного типа, нежели названные, а именно: указы и постановления, регламентирующие жизнь людей; войны, восстания, эпидемии и т. п. - иными словами, такие исторические события, которые могут быть названы "судьбоносными" (без всякого метафорического контекста), или такие, которые позволяют объяснить или, по меньшей мере, сформулировать более или менее аргументированные гипотезы о природе или причине тех или иных видов макроповедения. Дело не только в специфическом отборе событий для хронологий (одна из первых задач состоит в том, чтобы найти и сформулировать правила и критерии для такого отбора), но также в том, что во многих исторических событиях естественным образом могут быть выделены значимые фазы, этапы или стадии, а следовательно, возникает необходимость решить непростую (содержательную или качественную) задачу их осмысленного и обоснованного фрагментирования. Кроме того, одно и то же историческое событие в разных регионах нашей необъятной родины проявлялось по-разному. Например, Великая Отечественная война. Значительная часть европейской части России оказалась сначала в зоне непосредственных боевых действий, а затем в зоне немецкой оккупации. Центральная Россия, Приуралье и Сибирь были глубоким тылом советских войск, и здесь война проявлялась иначе, чем в европейской части. Это, казалось бы, вещи очевидные. Но для того, чтобы уловить эти различия, кроме общей хронологии полезно иметь хронологии "локальные", по крайней мере для тех регионов, которые часто встречаются в генеалогических данных. Наконец, для корректного анализа и сравнения разных поколений, представленных в генеалогиях, представляется целесообразным кроме общеисторических хронологий иметь также и "частные", "тематические" хронологии. Например, хронологию системы образования, хронологии трудового и семейного законодательства и т. п. Без достаточно развитой вспомогательной базы данных поиск объяснительных моделей индивидуальных и групповых (в частности, семейных) жизненных траекторий представляется практически невозможным.

Подробнее

Этнические организации в Санкт-Петербурге

Статья пополнение в коллекции 07.03.2010

Организации ингерманландских финнов получают грантовую помощь для осуществления своих проектов от финских государственных и прочих организаций. Главным их партнером является Министерство труда Финляндии, которое финансирует Центр трудоустройства "Инкерин Лиитто", культурный центр в Гатчине, переподготовку преподавателей финского языка и приобретение учебной литературы. "Инкерин Лиитто" издает газету Inkeri. Вообще же "Инкерин Лиитто" объединяет всех ингерманландских финнов Петербурга и области и имеет сложную структуру. Петербургский "Инкерин Лиитто" является отделением этой организации. Существуют также Колпинское, Стрельнинско-Ломоносовское, и Пушкинское ("Венъёки") отделения. Петербургская городская национально-культурная автономия финнов "Ингрия" была учреждена в 1998 г. "Инкерин Лиитто" и Сестрорецко-Зеленогорским отделением этой же организации, которое позже прекратило свое существование. Автономия ведет лишь культурную работу, а также представляет ингерманландских финнов в "Лиге наций", объединяющей городские национально-культурные автономии. В сентябре 2000 г. ингерманландские организации имели 25 учителей, преподающих финский язык в 37 учебных группах и двух детских садах. Финский язык преподается также в в детских летних лагерях. В Пушкине действует Ингерманландская земледельческая школа, которая также издает нерегулярно выходящий журнал Maatalousviesti ("Сельскохозяйственные вести"), статьи в котором публикуются на финском, русском и английском языках. "Инкерин Лиитто" помогает четырем домам престарелых; оказывается также помощь престарелым финнам-ингерманландцам при ремонте домов и приватизированных квартир.

Подробнее

Гносеологические и социальные корни философии

Статья пополнение в коллекции 13.02.2010

Сталинская абсолютизация классового подхода ко всем общественным явлениям, независимо от их характера, обусловила положение о классовом характере философии. К любой философской системе в СССР приклеивался классовый ярлык. Философия Демокрита отражала интересы рабовладельцев, Платона - аристократии, философия Гегеля - немецкой буржуазии, Маркса - пролетариата и т.д. Разумеется, философы, имея определенные политические взгляды, выражают их в интересах тех или иных классов, но эти взгляды не имели отношения к выработанной ими философской системе, ибо, в отличие от политологии, она имеет общечеловеческое содержание, отражает интересы всего человечества. С ложных позиций «классовости» философии формировалось отношение советских обществоведов к зарубежной философии, представители которой рассматривались не только как идейные противники марксизма, но и как классовые враги, «агентура империализма», хотя многие из них критиковали капитализм и лояльно относились к нашей стране. Критика в их адрес не всегда была аргументированной, а по своей хлесткости и неуважительности нередко выходила за пределы теоретической полемики, что вызывало обоснованное недовольство зарубежных философов и ослабляло международное сотрудничество советских философов.

Подробнее

Ценностно-ориентированная вовлеченность: активисты массовых движений

Статья пополнение в коллекции 09.02.2010

Движение, ориентированное лишь на конкретные цели и не способное после их достижения выдвинуть новые, обречено на распад и исчезновение. В России демократическое движение испытало глубокий кризис; по своему влиянию, способности организовать массовые акции, политическим связям «Демократическая Россия» мало напоминала весной 1994 г. ту мощную силу, которая практически сорвала августовский путч. Но говорить об исчезновении движения было бы неверно: сохранилось ядро активистов, которые были его цементирующей силой с момента возникновения. И хотя эти люди в значительной мере дезориентированы и не имеют - особенно после декабрьских выборов 1993 г. - сколько-нибудь ясной программы действий, они вносят свой вклад в политическую жизнь. Об этом свидетельствует хотя бы та роль, которую демократы сыграли в избирательной кампании либеральной политической группировки «Выбор России», получившей, несмотря на поражение на выборах по партийным спискам, наиболее многочисленную фракцию в Государственной думе. А также те усилия, которые предприняли лидеры «Выбора России», чтобы привлечь демороссов во вновь сформированную ими в 1994 г. партию. Чем же объяснить относительную устойчивость активного ядра движения, хотя и сильно сократившегося за годы реформ, его выживаемость в крайне трудных и неблагоприятных условиях, при отсутствии общепризнанных популярных лидеров, разработанной идеологии и программы, при постоянных внутренних конфликтах и расколах высшего руководства? Думается, что главной причиной является прочность ценностной ориентации этой общности: ценности, глубоко интериоризованные активистами, позволили им сохранить свою сплоченность и верность движению. Причем речь здесь идет не столько о таких программных общественных ценностях, как демократия и рынок, которые с самого начала носили во многом абстрактно-символический характер и в значительной мере поблекли под влиянием опыта 19921994 гг. Большее значение имеют нравственные ценности, моральный долг, формирующий установку личности на посильное, но активное вмешательство в процессы, происходящие в обществе, готовность противостоять явлениям, эмоционально воспринимаемым как негативные, противоречащие принятым ею нормам и идеалам. Общие идейно политические установки играют в этой психологической ситуации как бы роль когнитивного ориентира, помогающего осознать, рационализировать имеющие нравственное происхождение эмоции, потребность в «правильном», нравственном общественном устройстве. Именно о такой основе мотивации демократических активистов свидетельствует характерное для многих из них отталкивание от участия в институциональной, т.е. партийной, парламентской политике, хотя они и признают ее необходимой, оказывают поддержку близким им по ориентации политикам, проводят их избирательные кампании. Отторжение политики они сами объясняют сомнением в возможности ее соединения с нравственностью. Пытаясь объяснить свое представление о роли движения по сравнению с политическими партиями, один из активистов «Демократической России» сказал: «партия - это механизм, который работает, а движение - это совесть, которая, наверное, не должна что-то делать, она должна предупреждать человека о том, чего делать не нужно»12.

Подробнее

Вовлеченность в общественно-политическую жизнь и проблема группового субъекта

Статья пополнение в коллекции 09.02.2010

Не могут большие «объективные» социальные группы быть субъектом и по другой причине. Имманентным качеством субъекта является способность осуществлять целеполагание и целенаправленную деятельность; чтобы выступать в роли «единицы действия», субъект должен обладать минимумом психологического единства, целостности. Лебедь, рак и щука из басни - это, несомненно, группа, но, конечно же, не субъект. Политическая группа, будь то «команда», фракция, партия или государственный орган, состоит из людей, которые могут иметь разные позиции по тем или иным вопросам, но они не могли бы действовать на политической арене, если бы не обладали тем минимумом единства воли, который необходим для принятия и осуществления решений. Большие национальные и социально-экономические группы такой целостностью не обладают. У них, несомненно, есть свои интересы, но входящие в них люди осознают и понимают эти интересы по-разному. Принято считать, что если арифметическое большинство группы, например, взрослого населения страны, проголосовало за какое-то решение (утвердить конституцию, выбрать президентом определенного кандидата), оно тем самым выразило свою волю. Однако такое толкование верно лишь с точки зрения юридически закрепленной конвенциональной нормы («правило 51%»), но сомнительно с точки зрения строгого социологического и социально-психологического анализа. Ибо оно сбрасывает со счета мнение проголосовавших иначе или не участвовавших в голосовании избирателей, которые, в зависимости от норм закона о выборах, могут составлять около половины или даже большинство электората. Субъектом такого решения в действительности является не группа, а лишь та ее часть, которая в соответствии с принятыми юридическими правилами считается достаточной для его принятия. На любых демократических выборах голоса членов больших социальных групп - избирательного корпуса в целом, классов, профессиональных и других сообществ раскалываются между кандидатами от разных партий: это свидетельствует о том, что ни одна из таких групп не имеет ни единого представления о своих интересах, ни единства воли, необходимого субъекту действия.

Подробнее

Психологические основы политических ориентации

Статья пополнение в коллекции 07.02.2010

В чем же причина столь противоречивых позиций этой женщины-инженера? Очевидно, на ее взгляды влияет, с одной стороны, рациональное осмысление негативного опыта реального социализма, те реформаторские и демократические ценности, которые она усвоила вместе с широкими слоями интеллигенции в период перестройки, те «бытовые» положительные результаты реформ, которые она ощущает в качестве потребителя. С другой стороны, как явствует из ее высказываний, она очень устойчиво идентифицирует себя со своей профессиональной ролью и группой - «инженерной прослойкой», и происшедшее в резултате реформ снижение социального статуса профессии вызывает у нее резко отрицательную реакцию («с разрушением ВПК страдает прогресс»). Материальное положение ее семьи удовлетворительно (хорошо зарабатывает муж), но свою зарплату она считает низкой, главным образом по мотивам уязвленного профессионального самолюбия. На позиции респондентки, несомненно, влияет и унаследованный от реального социализма авторитарно-государственнический (патерналистский) синдром, страх лишиться «государственного контроля». Воздействие этих противоречащих друг другу факторов порождает у нее неспособность определить свои политические интересы; осмысливая их в социэтальном плане, в связи с общим направлением развития страны и его влиянием на свои жизненные возможности (в сфере потребления, демократических свобод) она - реформатор и отчасти демократка, связывая же их с личной профессиональной судьбой,- консерватор и «государственница». Преодолеть эту двойственность, построить целостную концепцию интересов своей профессиональной группы в контексте происходящих общественных перемен, респондентка не в состоянии. Особенно ярко эта разорванность сознания выступает в ее взаимоисключающих ответах на сходные вопросы: в одном случае она говорит, что самая лучшая экономическая ситуация была в доперестроечные годы, а через несколько минут - что лучше всего жилось при Гайдаре! Помимо всего прочего в ее суждениях сказывается и описанная выше персонификация политики. Ельцин и Гайдар для нее «позитивные фигуры» независимо от проводимой ими политики. В постсоветской России персонификация носит гипертрофированный характер: при отсутствии ясных политических программ и последовательно осуществляющих их партий приходится ориентироваться на отдельных деятелей.

Подробнее

Переживание бедности как социальной неудачи: атрибуция ответственности, стратегии совладания и индикаторы депривации

Статья пополнение в коллекции 05.02.2010

Первый вывод, во многом очевидный, состоит в том, что большинство опрошенных видят причины бедности в несовершенстве социальной организации, то есть возлагают ответственность за бедность в стране на структурные факторы. Такое понимание истоков экономической депривации таит в себе недовольство распределительной системой и имеет латентную конфликтную перспективу. Целое поколение растет в дезорганизованном мире, а значительная часть населения полжизни проводит в период неудачных политических и экономических реформ. Не приводят ли постоянные институциональные неудачи к формированию фаталистического отношения к жизни, психологии неудачника? Бедность ведь и есть интегральное выражение социальной неудачи. Второй вывод исследования  возрастание фаталистического объяснения бедности. Население все больше воспринимает бедность как неизбежную, предопределенную в пределах нашей страны форму жизни. Как структурное, так и фаталистическое объяснение причин бедности освобождает индивида от ответственности за свою экономическую неудачу, ослабляет мотивацию, делает бессмысленными всякие усилия. Третий вывод касается личностных свойств неимущих. Существует распространенное объяснение бедности, базирующееся на якобы характерной для россиян лени, пьянстве и низкой мотивации к труду. Этот миф нередко эксплуатируется разными структурами, пытающимися оправдать свою несостоятельность. Однако реальная жизнь, жесткая экономическая депривация семьи диктуют способы реагирования, быть может, иррациональные, но нацеленные на выживание. Использование целого арсенала методик показывает, что бедным свойственно воспринимать себя как не имеющих власти над обстоятельствами своей жизни. Поскольку количество бедных постоянно увеличивается, увеличивается и количество людей с экстернальным локусом контроля. Бедным свойствен целый ряд черт, парализующих их активность: низкое чувство возможного (низкая надежда), ожидание негативных результатов и пессимистический стиль поведения, неверие в справедливость, низкая самооценка личности, влияющая на уровень притязаний и мотивации. Все это, возможно, является результатом постоянных лишений и частых неудач в попытках преодолеть бедность. Так или иначе, социальный опыт и навыки преодоления материальных трудностей у бедных неэффективны и ориентированы на выживание, а не на преодоление бедности. Четвертый вывод касается масштаба реальной депривации бедных и их оценки своей жизни. По сравнению с другими регионами Петербург является одним из "благополучных" уголков России, где все-таки есть рынок труда, где не задерживают зарплату и пенсию, где пока не отключают электричество и отопление. Однако депривация бедных достигает и здесь значительных размеров. Большинство новых и традиционно бедных отказывают себе в потреблении мяса, колбасы, сыра, фруктов и даже молока, основными продуктами питания у них являются картофель и хлеб. Кроме того, малоимущие постоянно испытывают трудности в покупке одежды, домашнего имущества, в исполнении обычных социальных обязанностей. Большинство и новых, и традиционно бедных находятся в депрессивном состоянии, ощущают себя несчастными, постоянно чувствуют усталость, им кажется, что они никому не нужны и отвергнуты обществом.

Подробнее

Социология и этология человека

Статья пополнение в коллекции 02.02.2010

По мнению Х. Харбаха, "новая поведенческая биология", объединяющая этологические и социобиологические подходы, способна продуцировать плодотворные частные теории о социальном поведении животных и человека [17, с. 38]. В литературе широко обсуждается одна из таких гипотез - предположение о дифференцированных родительских стратегиях (гипотеза Трайверса-Вилларда). Д. Фриз и Б. Пауэлл считают, что ее разработка стимулирует обновленный и эмпирически фокусированный диалог между социологами и социобиологами [18]. Гипотеза Трайверса-Вилларда основана на различении "инвестиционных" стратегий родительского поведения, зависящих от пола ребенка и социального статуса родителей: высокостатусные родители инвестируют "капитал" в сыновей, в то время как низкостатусные родители больше "вкладывают" в дочерей. Зависимость объясняется тем, что репродуктивный успех (категория, имеющая принципиальное значение для социобиолога) мужчин связан с их статусом. В полигиничных обществах это проявляется, например, в том, что высокостатусные мужчины обладают более высокими шансами завести несколько женщин (и, соответственно, иметь большее потомство), в то время как у низкостатусных мужчин может не быть ни одной жены и ни одного отпрыска. Для репродуктивного успеха женщины не характерна столь выраженная связь с ее социальным положением. Таким образом, можно предположить, что высокостатусные мужчины, по сравнению, например, с родными сестрами, произведут в среднем большее число потомков. В то же время женщины низкого статуса будут иметь больший репродуктивный успех, нежели их братья. Если допустить, что статус родителей коррелирует с социальным положением их детей, то высокостатусные родители, имеющие сыновей, в среднем будут иметь больше внуков, чем люди того же социального положения, воспитывающие дочерей. С другой стороны, родители низкого статуса будут иметь больше внуков в том случае, если их дети - дочери, а не сыновья. Эти тенденции фиксируются не только в традиционных культурах, но и в современных обществах, поскольку подобного рода эволюционно сложившиеся предрасположенности действуют, "формируя человеческие чувства, а не через осознание человеком их логики" [18]. Гипотеза Трайверса-Вилларда проверена на некоторых видах популяций (мышах, обезьянах и оленях). Д. Фриз и Б. Пауэлл проверяли ее на базе двух общенациональных выборок американских подростков и их родителей. Величина выборки составила 21188 единиц. "Родительский вклад" измерялся пятью переменными, включающими экономическое, социальное, культурное и психологическое измерения. Статус семьи определялся показателями дохода и образовательного уровня родителей. Авторы не установили статистически значимых зависимостей между статусом семьи и предпочтительностью родительского вклада в сына или дочь. Причиной тому, считают Д. Фриз и Б. Пауэлл, является скорее всего нетипичность США как генерального объекта. По их мнению, эта страна отличается как от традиционных обществ, так и от большинства современных стран. Так или иначе, речь идет об "ослаблении взаимосвязи между статусом и репродуктивным успехом" [18]. Остается неясным, могут ли эволюционные механизмы, формировавшиеся на протяжении миллионов лет, так быстро измениться под воздействием институтов индустриальных обществ, или сама задача поиска эволюционных причин социального поведения современного человека является некорректной. Во всяком случае, установлено, что родительский вклад в воспитание детей достаточно надежно объясняется как материальным положением и образованием родителей, так и культурными нормами воспитания детей.

Подробнее

Личность как субъект социально-политической психологии

Статья пополнение в коллекции 29.01.2010

Реальная психология личности представляет собой продукт взаимодействия и взаимоналожения мотивационных, познавательных (когнитивных), аффективных (эмоции) и коммуникативных (общение) процессов. Первые два из этих психологических блоков были рассмотрены в предшествующих главах книги, два последних упомянуты во введении к данной главе. Для понимания результатов взаимодействия и интеграции различных психических процессов, т.е. в конечном счете целостности субъекта психики особый интерес представляют те как бы «вторичные» (ниже мы убедимся в условности этого термина) психические образования, которые являются продуктами такого взаимодействия. Подобные образования в современной психологической литературе иногда называют «гибридными», имея в виду, что их можно рассматривать как смесь «первичных» (мотивационных, познавательных и т.п.) психических компонентов. Данный термин также условен, так как «родители» биологического гибрида существуют независимо от него самого, а в производных психических образованиях «родительские» компоненты находятся в отношениях необходимого взаимодополнения и сплошь и рядом могут функционировать лишь объединившись друг с другом. Мы видели это на примере взаимодействия потребностей и знаний в процессе формирования мотивов. Из различных «гибридных» образований наибольшее внимание психологической, в особенности социально-психологической науки привлекают установки, или аттитюды. Термин «установка» в русскоязычную литературу ввел глава грузинской психологической школы Д.Н. Узнадзе, определявший ее как предшествующую любым, в том числе психическим актам субъекта готовность осуществлять именно те акты, которые адекватны данной ситуации. Концепция Узнадзе была направлена против характерного для современной ему психологической науки «постулата непосредственности» - представления о том, что «объективная действительность непосредственно и сразу влияет на сознательную психику»2. Он доказывал, что реакция субъекта на ситуацию обусловлена не только самой ситуацией, но и его внутренней, неосознанной предрасположенностью реагировать на нее определенным образом. В рамках грузинской психологической школы теория установки разрабатывалась в тесной связи с категорией потребности: функция установки состоит в том, что она как бы «указывает» потребности ее предмет, способный реализовать ее в данной ситуации, сокращает объем поисковой активности, необходимой для выявления предмета3. Надо заметить, что грузинская школа связывала установку в основном с биологическими потребностями.

Подробнее
<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>