Информация по предмету Философия

  • 1. "Искусственный интелект" и проблема субъективного в философии
    Другое Философия добавлен 07.06.2010
  • 2. "Камю", "Сартр", "Шопенгауэр", "Ясперс", "Фромм" (Рефераты, доклады по философии)
    Другое Философия добавлен 09.12.2008
  • 3. "Космическая философия" К.Э. Циолковского
    Другое Философия добавлен 09.12.2008

    Циолковский родился в год минус сотой годовщины полета первого спутника - 1857г. в семье лесничего . В 10 лет простудился , заболел скарлатиной и с тех пор стал страдать глухотой . “Глухота делает в дальнейшем мою биографию малоинтересной , так как лишает меня общения с людьми , наблюдения и заимствования. .. Это биография калеки ”. Циолковский начинает читать , делать , как он говорит , “игрушки” , ставить опыты . “Отец вообразил , что у меня технические способности , и меня отправили в Москву ”. Здесь за два года он самостоятельно изучил элементарную математику и физику и высшую математику - “прочел курс высшей алгебры , дифференциального и интегрального исчисления , аналитическую геометрию , сферическую тригонометрию и прочее ”. Должного образования он к сожалению не получил , хотя , как мог , и далее восполнял этот пробел самостоятельно . В 1889 г. он сдал экзамены и был назначен учителем арифметики и геометрии в Боровское уездное училище . Там женился (женился удачно :“женился ... без любви , надеясь , что такая жена не будет мною вертеть , будет работать и не помешает мне делать то же . Эта надежда вполне оправдалась”) . Вскоре Циолковский переезжает в Калугу , где преподает физику и арифметику в женской гимназии . Почти все свое время он тратил на работу : разрабатывал теорию дирижабля , ставил опыты по сопротивлению воздуха (он построил первую в России аэродинамическую трубу !) , опыты с электричеством , разрабатывал теорию реактивного движения . Жил он довольно замкнуто , практически не выезжал из Калуги - сказывался его физический недостаток и выработанные в детстве комплексы , “мое уродство и происходящая от этого дикость” . “Работы мои печатались в журналах , но проходили незамеченными ” . Только в 1911-1912 гг. на его работы о завоевании космоса обращают внимание , до этого издаются в основном его научно-фантастические произведения (это были одни из первых литературных произведений такого рода в нашей стране).

  • 4. "Протестанская этика и дух капитализма"
    Другое Философия добавлен 09.12.2008

    Отношение носителей новых веяний и церкви складывались достаточно сложно. К торговцам и крупным промышленникам церковь относилась достаточно сдержано, считая то, что они делают в лучшем случае только терпимым. Торговцы же, в свою очередь, опасаясь грядущего после смерти, старались задобрить Бога, посредством церкви, подарками в виде крупных сумм денег, передаваемых как при жизни, так и после смерти: «Источники свидетельствуюто том, что после смерти богатых людей весьма значительные суммы поступали в церковную казну в виде «покаянных денег», а в иных случаях и возвращались прежним должникам в качестве несправедливо взятых с них «usura»**. Дело обстоит иначе если оставить в стороне еретические или рассматриваемые как сомнительные по своим учениям направления лишь в патрицианских кругах, которые внутренне были уже свободны от власти традиции. Однако даже скептически настроенные или далекие от церковности люди предпочитали на всякий случай примириться с церковью, пожертвовав в ее казну определенную сумму денег, ввиду полной неизвестности того, что ждет человека после смерти, тем более что (согласно весьма рспрострненному более мягкому воззрению) для спасения души одстаточно было выполнить предписываемые церковью внешние обряды».

  • 5. "Сократический поворот" в философии: Идеи и метод философии Сократа. Проблема человека
    Другое Философия добавлен 09.12.2008

    Беседа Сократа исходит из фактов жизни, из конкретных явлений. Он сравнивает отдельные этические факты, выделяет из них общие элементы, анализирует их, чтобы обнаружить препятствующие их объединению противоречащие моменты, и, в конечном счете, сводит их к высшему единству на основе отысканных существенных признаков. Таким путем он достигает общего понятия. Так, например, исследование отдельных проявлений справедливости или несправедливости открывало возможность определения понятия и сущности справедливости или несправедливости вообще. "Индукция" и "определение" в диалектике Сократа взаимно дополняют друг друга. Если "индукция" - это отыскание общего в частных добродетелях путем их анализа и сравнения, то "определение" - это установление родов и видов, их соотношения, "соподчинения". Вот как, например, в разговоре с Евтидемом, готовившимся к государственной деятельности и желавшим знать, что такое справедливость и несправедливость, Сократ применил свой "диалектический" метод мышления. Сначала Сократ предложил дела справедливости заносить в графу "дельта", а дела несправедливости - в графу "альфа", затем он спросил Евтидема, куда занести ложь. Евтидем предложил занести ложь в графу "альфа" (несправедливости). То же предложил он и в отношении обмана, воровства и похищения людей для продажи в рабство. Равным образом на вопрос Сократа можно ли что-либо из перечисленного занести в графу "дельта" (справедливости), Евтидем отвечал решительным отрицанием. Тогда Сократ задал Евтидему вопрос такого рода: справедливо ли обращение в рабство жителей несправедливого неприятельского города. Евтидем признал подобный поступок справедливым. Тогда Сократ задал подобный же вопрос относительно обмана неприятеля и относительно кражи и грабежа добра у жителей неприятельского города. Все эти поступки Евтидем признал справедливыми, указав, что он первоначально думал, будто бы вопросы Сократа касаются только друзей. Тогда Сократ указал, что все поступки, первоначально отнесенные к графе несправедливости, следует поместить в графу справедливости. Евтидем согласился с этим. Тогда Сократ заявил, что, следовательно, прежнее "определение" неправильно и что следует выдвинуть новое "определение": "По отношению к врагам такие поступки справедливы, а по отношению к друзьям несправедливы, и по отношению к ним, напротив, следует быть как можно справедливее". Однако и на этом Сократ не остановился и, снова прибегая к "индукции", показал, что и это "определение" неправильно и требует замены его другим. Для достижения этого результата Сократ снова обнаруживает противоречия в положении, признанном собеседником за истинное,а именно в тезисе о том, что в отношении друзей следует говорить только правду. Правильно ли поступит военачальник, спрашивает Сократ, если он, для того чтобы поднять дух войска, солжет своим войнам, будто бы приближаются союзники. Евтидем соглашается, что подобного рода обман друзей следует занести в графу "дельта", а не "альфа", как это предполагается предыдущим "определением". Равным образом, продолжает "индукцию" Сократ, не справедливо ли будет, если отец обманет своего заболевшего сына, не желающего принимать лекарство, и под видом пищи заставит его это лекарство принять, и тем самым своей ложью вернет сыну здоровье. Евтидем соглашается, что и такого рода обман следует признать делом справедливым. Тогда Сократ спрашивает его, как назвать поступок того человека, который, видя своего друга в состоянии отчаяния и боясь, как бы он не кончил жизнь самоубийством, украдет или просто отнимет у него оружие. Эту кражу, или этот грабеж, Евтидем также вынужден занести в графу справедливости, нарушая снова предыдущее "определения" и приходя к выводу, подсказанному Сократом, что и с друзьями не во всех случаях надо быть правдивыми. После этого Сократ переходит к вопросу о различии добровольного и недобровольного поступка, продолжая свою "индукцию" и добиваясь нового, еще более точного "определения" справедливости и несправедливости. В конечном итоге получается определение несправедливых поступков как тех, которые совершаются в отношении друзей с намерением им навредить. Истина и нравственность для Сократа - понятия совпадающие. " Между мудростью и нравственностью Сократ не делал различия: он признавал человека вместе и умным и нравственным, если человек, понимая, в чем состоит прекрасное и хорошее, руководствуется этим в своих поступках и, наоборот, зная, в чем состоит нравственно безобразное, избегает его...

  • 6. "Больше поле битвы, чем человек"
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    Вячеслав Иванов: Могучий импульс Ницше обратил меня к изучению религии Диониса. <Подчиненная> аналитическому заданию, книга представляет собой полный переплав и коренную переработку материала <прежних статей>, <выработку> метода исследования. Прежде всего <он> - филологический: критика и герменевтика в применении к памятникам слова, <но> историческим в не меньшей мере, чем филологическим, хочет быть наше исследование. Как первоначальный предлежит нашему изучению факт сознания. Поскольку наше внимание устремлено на истоки, мы должны делать из этих данных обратные заключения от позднейшего состояния к тому, какое им логически предполагается. Мы обнажаем в свидетельствах сознания из-под оболочки новейших культурных наслоений основное, простейшее и конкретнейшее содержание <архетипы>. Трудность и ответственность заключается в совлечении позднейших культурных наслоений, <в обнажении> их изначального ядра. Что это ядро есть, в том ручается консерватизм сферы религиозной эмоции, не меньший, чем внутренний консерватизм мифа, который, как это видел и Э.Роде, во всех своих разветвлениях и метаморфозах хранит свой морфологический принцип. Религиозно-историческая наличность сквозит и через <философему>. Поздняя философема оказывается старинной мифологемой: изменилась форма, тожественными остались и содержание, и психологическая окраска мысли. <Признать>, что философема раскрывает подлинный умозрительный смысл мифологемы, мы вправе лишь по выяснении несомненной исторической связи между той и другой. Прямое заключение от философемы, без посредства дидактической мифологемы, к фактам первоначального религиозного сознания - незаконно и недействительно. В попытке реконструкции древнейшей религии наиболее надежной базой служит обряд; он должен быть понят из потребностей, его вызвавших к жизни, и осмыслен как факт сознания; задача исследователя, предпринявшего реконструкцию, состоит в установлении и истолковании обряда. Мы должны критически обрабатывать миф, стремясь обнажить из-под наносов времени его первичную форму <прамиф>, почему и возможно говорить о "логике мифа". Центр тяжести переносим мы на внутреннюю логику развития. <Необходимо> начертать общую схему мифотворческой функции.

  • 7. "Восстание масс"
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    Скученность возникла не случайно. Массы внезапно стали видны. Толпа - понятие количественное и видимое. Всякое общество - это единство двух факторов, меньшинства и массы. Меньшинство - это личность или группы личностей особого специального достоинства. Масса - это средний, заурядный человек. Принадлежность к массе - чисто психологический признак. О каждом отдельном человеке можно сказать, принадлежит он к массе или нет. Человек массы - это тот, кто не ощущает в себе никакого особого дара или отличия от всех, хорошего или дурного; он чувствует себя, что он - "точь-в-точь", как все остальные, и от этого чувствует себя счастливым. Избранный - тот, кто к себе самому требовательней, чем к другим.

  • 8. "Глобальная деревня" Маклюена. Роль и место в философии ХХ в.
    Другое Философия добавлен 27.10.2006

    Маршалл Маклюэн (1911 - 1980) является одной из наиболее ярких - если не самой яркой - фигур интеллектуальной жизни США 60-70-х годов. Среди множества работ, принадлежащих его перу, могут быть выделены такие наиболее известные, как Галактика Гутенберга" ("The Gutenberg Galaxy", 1962), "Понимая медиа: продолжения человека" ("Understanding Media: The Extensions of Man", 1964), "Медиум - это Послание" ("The Medium is the Message", 1967), "Война и мир в глобальной деревне" ("War and Peace in the Global Village", 1968). В них Маклюэном наиболее полноценным образом были представлены его философские воззрения, изложена собственная культурологическая концепция и развита теория коммуникационных технологий, являющихся основополагающими для становления и развития современного массового общества. Репутации первопроходца и классика в области теории массовых коммуникаций при жизни Маклюэна сопутствовала и его широчайшая известность в качестве популярнейшего персонажа американской массовой культуры, в эти десятилетия буквально не сходившего с экранов телевизоров и страниц периодических изданий, прославившегося своими мудрыми и остроумными изречениями "пророка из Торонто". На поддержание этого имиджа работало также и графическое оформление его книг, разительно отличавшихся по облику, благодаря усилиям лучших графиков, фотографов и художников того времени, от сухих и невзрачных научных работ. Редко упоминаемой является также религиозная направленность творчества Маклюэна: будучи католиком по убеждению (принял католичество в 1937 г.), он полагал, что масс-медиа являются Посланием, ниспосланным человеку свыше и поддающимся разгадке лишь по мере их развития.

  • 9. "Государь" Макиавелли
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    Не раз и не два, в различных главах различной тематики, Макиавелли возвращается к вопросу о войске государя. Любое войско можно отнести, по его мнению, к одной из четырех групп: собственное, наемное, союзническое и смешанное. И постоянно, рассматривая различные исторические ситуации, автор приходит к выводу, что наемные и союзнические войска опасны для правителя. Макиавелли считает, что собственная сильная армия просто необходима любому правителю, который не хочет потерять власть. Собственную армию автор рассматривает «как подлинную основу любого военного предприятия, потому что нельзя иметь более хороших солдат, чем свои».

  • 10. "Два Маркса" и два отношения к марксизму
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    Зададимся вопросом, каким мировоззренческим багажем мы сегодня располагаем, для того, чтобы быть в состоянии разрешать те проблемы, которые с необходимостью и по логике вещей порождает социальный прогресс ? Да, кроме марксизма - никаким. Всякий подход с позиций какой-либо прикладной науки закономерно обнаруживает узость и ограниченность, порождая новые проблемы. Сегодня как никогда необходим широкий философский взгляд на вещи, и это то, что сегодня не может предложить нам благополучная западная цивилизация. Она слишком прагматична, технократична и рациональна в узком смысле этого слова. Наиболее известные представители ее философских школ пренебрежительно относятся к диалектике, и поэтому та философия, которую они представляют, в полной мере характеризуется такими выражениями, как "недалекая" или "приземленная философия" . Например, современная социология без марксовой материалистической диалектики не состоятельна как наука. Благодаря техническому прогрессу Запад породил поистине безбрежные океаны информации, но как там найти "истину" или "рациональное зерно" при том условии, что сегодня нет ни авторитетов, ни авторитетных доктрин ? При всем том, что человечество пережило в ХХ столетии, наиболее авторитетной и достойной внимания остается философия Маркса. Философов много, но философ один. Маркса можно и нужно критиковать. Но его невозможно игнорировать, он не может быть предан забвению.

  • 11. "Знание—сила" (Философия Френсиса Бекона)
    Другое Философия добавлен 19.12.2007

    Èíäóêöèÿ ïî ìíåíèþ Ôðåíñèñà Áýêîíà ìîæåò áûòü ïîëíîé è íåïîëíîé. Ïîëíàÿ èíäóêöèÿ - ýòî èäåàë ïîçíàíèÿ, îíà îçíà÷àåò, ÷òî ñîáðàíû àáñîëþòíî âñå ôàêòû, îòíîñÿùèåñÿ ê îáëàñòè èçó÷àåìîãî ÿâëåíèÿ. Íåòðóäíî äîãàäàòüñÿ, ÷òî ýòî çàäà÷à ñëîæíàÿ, åñëè íå ñêàçàòü íåäîñòèæèìàÿ, õîòÿ Áýêîí âåðèë, ÷òî ñî âðåìåíåì íàóêà ðåøèò ýòó çàäà÷ó; ïîýòîìó â áîëüøèíñòâå ñëó÷àåâ ëþäè ïîëüçóþòñÿ íåïîëíîé èíäóêöèåé. Ýòî îçíà÷àåò, ÷òî îáåùàþùèå âûâîäû ñòðîÿòñÿ íà ìàòåðèàëå ÷àñòè÷íîãî èëè âûáîðî÷íîãî àíàëèçà ýìïèðè÷åñêîãî ìàòåðèàëà, íî â òàêîì çíàíèè âñåãäà ñîõðàíÿåòñÿ õàðàêòåð ãèïîòåòè÷íîñòè. Íàïðèìåð, ìû ìîæåì óòâåðæäàòü, ÷òî âñå êîøêè ìÿóêàþò äî òåõ ïîð, ïîêà íàì íå âñòðåòèòñÿ õîòü îäíà íåìÿóêàÿùàÿ êîøêà.  íàóêó, ñ÷èòàåò Áýêîí, íåëüçÿ äîïóñêàòü ïóñòûå ôàíòàçèè, “...÷åëîâå÷åñêîìó ðàçóìó íàäî ïðèäàòü íå êðûëüÿ, à ñêîðåå ñâèíåö è òÿæåñòè, - ÷òîáû îíè ñäåðæèâàëè êàæäûé ïðûæîê è ïîëåò”. Äëÿ òîãî ÷òîáû äîáðàòüñÿ äî èñòèíû, íàóêå íåîáõîäèìî íàêîïèòü îãðîìíîå êîëè÷åñòâî ïëîäîíîñíûõ îïûòîâ, ïîäîáíî ìóðàâüþ, êîòîðûé ïî ïåñ÷èíêå ñîáèðàåò ñâîé ìóðàâåéíèê, â îòëè÷èå îò ïàóêà, ñîçäàþùåãî èç ñàìîãî ñåáÿ çàòåéëèâûé óçîð ñâîåé ïàóòèíû. Ñ ìóðàâüÿìè Áýêîí ñðàâíèâàë ó÷åíûõ-åñòåñòâîèñïûòàòåëåé, à ñ ïàóêàìè ó÷åíûõ-ñõîëàñòîâ, êíèæíèêîâ. Åñëè ïåðâûå ïðèíîñÿò ïîëüçó ëþäÿì, òî âòîðûå - çàäåðæèâàþò ðàçâèòèå ïîçíàíèÿ. Îäíàêî íàèëó÷øèì òèïîì ó÷åíîãî îí ñ÷èòàë - ó÷åíîãî, êîòîðûé êàê ï÷åëà ïî êðóïèöå ñîáèðàåò íåêòàð îïûòà, ÷òîáû ïîëó÷èòü èç íåãî íîâûé, öåííûé è ïîëåçíûé êàê ìåä ïðîäóêò - ïîëåçíûå çíàíèÿ, ñïîñîáíûå èçìåíèòü ìèð äëÿ áëàãà ÷åëîâåêà.

  • 12. "Исповедь" Аврелия Августина
    Другое Философия добавлен 16.10.2006

    «Сын развратного африканца-язычника и христианской святой, Августин во всей своей жизни остается двойственным порождением язычества и христианства, которые борются в нем до конца его жизни, не будучи в состоянии совершенно преодолеть одно другое». Августин получает неплохое образование: он обучался в Карфагене, Риме и Милане. Под влиянием цицероновского "Гортензия", с которым он знакомится в 19-ть лет, это смутное искание обращается в сознательную философскую рефлексию. Это не дошедшее до нас сочинение Цицерона представляет собою красноречивое увещание к философствованию. По собственному признанию Августина, оно пробудило в нем сознательную любовь к мудрости, сознательную потребность к ее исканию. "Внезапно, - говорит он, - мне опротивела всякая суетная надежда, и я возжаждал бессмертия мудрости невыразимым, огненным желанием сердца". таким образом, уже на самой ранней стадии своего развития философское мышление Августина носит резко идеалистический характер. Но этот идеализм молодости не выразился в каком-либо определенном философском миросозерцании, а имел лишь импульсивный характер. Философская рефлексия только уничтожила для него тот мир призрачных интересов и суетных мечтаний, которым он жил до того времени, разрушила его самодовольство. Философский идеализм, выразившийся в осознании несоответствия действительности искомому идеалу, был для него лишь новым источником боли и муки. Он не исцелил, а наоборот, усугубил в нем мучительное состояние нравственного раздвоения и разлада. Отсюда зарождается то пессимистическое настроение, которое в скором времени находит себе выражение в манихействе Августина. «Вглядываясь внимательно в манихейство, мы убедимся, что эта религиозно-философская система, в особенности в той западной ее форме, которую воспринял Августин, есть не что иное, как своеобразный пессимизм того времени.»

  • 13. "Капитал" Карла Маркса - трактат, изменивший мир
    Другое Философия добавлен 17.12.2010

    Карл Маркс был убеждён, что долг философа не только объяснить мир, но изменять его. Всю свою жизнь, все свои силы он посвятил тому, чтобы создать универсальное философское течение, единое и верное для всех эпох и народов, он бесспорно всей душой желал изменить этот мир. И не нам судить, что было движущей силой его деятельности честолюбие или вера в свою способность сделать будущее человечества счастливым, освободить людей от бремени капиталистических противоречий. Так или иначе, пытливый ум Маркса, его мировоззрение, претерпевшее влияние Гегеля и Фейербаха, пришедшее от идеализма к крайнему материализму, формировались и развивались в очень благодатных для этого условиях. Бурное развитие экономики и, как сдедствие, частые кризисы, борьба демократии и монархии, неопределённость политической системы, возникновение новых классов буржуа и пролетариата и явная неравномерность распределения благ и прав между ними всё это требовало появления на свет какой-то принципиально новой концепции и сильного, умного, волевого человека, способного сформулировать её и донести до масс. Не стань этим человеком Маркс, у мощного рабочего движения появился бы другой пророк, но это было неизбежно. Но возможно, не появилось бы такого труда, как "Капитал". На первый взгляд, этот экономический трактат никак не может быть связан с философией, он посвящён исключительно анализу капиталистических отношений, выявлению их слабых сторон, доказательству того, что существуют более эффективные формы экономической и политической организации общества. Но, во-первых, течение марксизма само по себе сосредоточено на материальных объектах именно тех, которыми владеет экономика. Во-вторых, согласно Марксу, "не сознание определяет бытие, а бытие определяет сознание". То есть, наша способность воспринимать этот мир и осознавать себя как часть его напрямую зависит от общества, в котором мы существуем, его устройства, законов, комфортности для жизни. И наконец, все основные законы диалектики, рассмотренные Марксом на основе теории Гегеля, находят своё отражение в "Капитале" в виде закономерностей экономических отношений. Трагедия Маркса исследователя состояла в том, что созданная им социально-экономическая теория объединяет в единое целое несовместимые альтернативы. При анализе каждой из альтернатив Маркс проявляет себя незаурядным исследователем, вносящим вклад в развитие экономической мысли. Однако пользоваться его теорией как целым опасно, поскольку это целое ложно (логически несовместимое, как утверждает логика, как утверждает логика, не просто ложно, оно необходимо ложно). А из логически ложной теории можно получить, не совершая при этом никаких логических ошибок, любые утверждения, что было известно уже древним софистам. Этим и занимались впоследствии марксисты, пока не обнаружилось, что теория Маркса бессильна, потому что она ложна. Отмеченные "прорехи" в учении Маркса нельзя объяснить недостатком его научной проницательности, так как Маркс обладал выдающимися исследовательскими способностями. Скорее всего, их появление вызвано тем, что он хотел быть не просто учёным, а пророком, вещающим неведомую остальным Истину. Тем не менее, едва ли какой-нибудь философ смог, создав один труд, повлиять сразу на философию, экономику, политику, историю, идеологию и ряд естественных наук. Карлу Марксу удалось именно то, чего он так сильно желал, - не просто объяснить мир, а изменить его. Возможно, он изменил его не так, как хотелось бы ему самому, ведь философскими идеями пользовались как орудием при разрушении государств и борьбе за власть, при агитации народа и его же дискриминации. Однако не представляется возможным, что в ближайшие годы Карл Маркс и его труд "Капитал" будут абсолютно забыты или окончательно развенчаны. Идеи марксизма не всегда истинны в последней инстанции, но они всё же оказались близки большому количеству людей и благодаря этому живут уже не первое столетие.

  • 14. "Лекции по введению в психоанализ"
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    Одним из наиболее существенных, изменивших многие положения психоанализа, новшеств является новая трактовка структуры человеческой личности. Если раньше психоанализ исходил из трёх уровней организации психической жизни (бессознательное, предсознательное, сознательное), то теперь эта структура выступила в виде другой модели, компонентами которой есть психические инстанции. Сверх-Я, Я и Оно - вот три царства, сферы, области, на которые мы разложим психический аппарат личности.... Под Оно понимается наиболее примитивная часть человеческой личности, охватывающая всё прирождённое, генетически первичное, подчинённое принципу удовольствия и ничего не знающее о реальности или об обществе. Эта инстанция не признаёт никаких конфликтов и противоречий, она есть иррациональной и аморальной. Её требованиям вынуждена подчиняться другая инстанция - Я, которая также следует принципу реальности и разрабатывает механизмы, позволяющие адаптироваться к требованиям среды. Я - это посредник между стимулами, идущими из этой среды и глубин организма, - с одной стороны, и ответными двигательными реакциями - с другой. К функциям Я относятся самосохранение организма, запечатления опыта внешних воздействий в памяти, избежание угрожающих влияний, контроль над требованиями инстинктов и согласование требований со стороны реальности, бессознательного и Сверх-Я. Третья инстанция - Сверх-Я - служит источником моральных и религиозных чувств, своего рода цензурой. В отличие от Оно, вырастающего из наследственного опыта, и Я, продукта индивидуального наследия, Сверх-Я есть продуктом влияний, исходящих от других людей. Сверх-Я возникает в раннем детстве, благодаря механизму идентификации с отцом, служащим моделью для ребёнка, и практически не изменяется в последующие годы. Если Я принимает решения или совершает действия в пользу Оно, но противоречащие Сверх-Я, то оно испытывает наказания в виде угрызений совести, чувства вины.

  • 15. "Научная революция" как этап развития науки
    Другое Философия добавлен 03.03.2011

    Вместе с тем в куновской концепции исторического развития было немало изъянов. Прежде всего, в ней недостаточно чётко была описана структура оснований науки, которые функционируют в нормальные периоды в качестве парадигм и которые перестраиваются в эпохи научных революций. Даже после уточнения Куном структуры парадигмы многие проблемы анализа оснований науки остались не проясненными. Во-первых, не показано, в каких связях находятся выделенные компоненты парадигмы, а значит, строго говоря, не выявлена её структура. Во вторых, в парадигму, согласно Т. Куну, включена как компоненты, относящиеся к глубинным основаниям научного поиска, так и формы знания, которые вырастают на этих основаниях. Например, в состав «символических обобщений» входят математические формулировки частных законов науки (типа формул, выражающих закон механического колебания и т.п.). Но тогда получается, что открытие любого нового частного закона должно означать изменение парадигмы, т.е. научную революцию. Тем стирается различие между «нормальной наукой» (эволюционным этапом роста знаний) и научной революцией. В-третьих, выделяя такие компоненты науки, как «метафизические части парадигмы» и ценности, Кун фиксирует их «остенсивно», через описание соответствующих примеров. Из приведенных Куном примеров видно, что «метафизические части парадигмы» понимаются им то, как философские идеи, то, как принципы конкретно-научного характера (типа принципа эволюции в биологии). Что же касается ценностей, то их характеристика Куном также выглядит лишь первым и весьма приблизительным наброском. По существу здесь имеются в виду идеалы науки, причём взятые в весьма ограниченном диапазоне как идеалы объяснения, предсказания и применения знаний. Недостаточная аналитическая проработка структуры парадигмальных оснований не позволила описать механизмы смены парадигм средствами логико-методологического анализа. Описание этого процесса в терминах психологии гештальтпереключения недостаточно, поскольку не решает проблему, а снимает её.

  • 16. "О назначении человека"
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    Частная собственность также имеет двоистую природу: с одной стороны это сам принцип личности, поскольку если лишить человека всей собственности, он становится рабом общества и государства, но абсолютная, неограниченная собственность по своей сути ведет к тирании и тем самым насилует других людей и мир, таким образом меняется лишь субъект тирании. Освобождение в том, что бы принципиально, духовно и нравственно отрицать абсолютное, неограниченное право собственности за каким бы то ни было субъектом, личностью, обществом либо государством, нужно вообще отрицать право неограниченной власти, поскольку это безбожный принцип, только Богу принадлежит абсолютное право собственности, Бог дает свободу, а не эксплуатирует, человек же всегда тиранирует и насилует. Собственность должна стать орудием свободного творчества человека, а не орудием насилия.

  • 17. "Опровержение идеализма" Дж.Э.Мура
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    Но даже если можно доказать таким образом существование физических объектов, все еще остается вопрос об их отношении к тому, что мы «на самом деле видим» (ощущаем, чувствуем, обоняем). Две вещи Мур считает совершенно ясными: что непосредственными объектами нашего восприятия являются чувственные данные и что мы знаем о существовании физических объектов. Он хочет понять, как то, что мы непосредственно воспринимаем, относится к тому, что мы непосредственно знаем. Рассмотрим утверждение «это (то, что я непосредственно воспринимаю) есть часть поверхности моей руки». Здесь есть нечто, уверен Мур, что мы непосредственно воспринимаем; он также убежден, что есть рука и что она имеет поверхность. Но он понимает, что невозможно просто сказать, что то, что мы непосредственно воспринимаем, само есть часть поверхности руки, или что оно есть «явление» такой части, или что (вслед за Миллем) «поверхность руки» есть не более чем сокращенное название для ряда действительных и возможных чувственных данных. Разные люди, воспринимающие одну и ту же поверхность в одно и то же время, воспринимают чувственные данные, которые, по мнению Мура, не могут все быть частью поверхности одной и той же руки, ведь одни люди видят гладкое пятно, другие шероховатое, а поверхность не может быть одновременно гладкой и шероховатой. И у нас, видимо, нет достаточных оснований для того, чтобы предпочесть одно из таких чувственных данных и назвать его «самой поверхностью». Рассматривать же эти чувственные данные как «явления» данной поверхности значит поднять все те знакомые проблемы, что связаны с «репрезентативным восприятием». Решение, предложенное Миллем, по мнению Мура, ничем не лучше; слишком сложное в деталях, оно имеет и другой недостаток, поскольку противоречит нашей «сильной склонности» верить, что существование руки не зависит от какого-либо действительного или возможного восприятия ее. «Истина в том, писал Мур в статье «Некоторые суждения о восприятии» (1918), что я совершенно озадачен и не знаю, каким может быть правильный ответ». Он так никогда и не преодолел чувство замешательства.

  • 18. "Открытое общество и его враги" Карла Поппера
    Другое Философия добавлен 12.01.2011

    Поппер учение Платона об идеальном обществе связывал с принципом историцизма по его мнению принцип историцизма объясняет все явления и события исходя хода исторических событий и сущность явлений объясняет различными историческими периодами их особенностями. Поппер анализирует теорию стоимости карла Маркса и показывает, что она связана с этическими принципами. Рассуждая об учении, карла Маркса Поппер считает Маркса пророком рабочего класса. Рассматривая общественно-политические взгляды Маркса, Поппер рассматривает проблему общества и личности. Процесс совершенствования личности во многом зависит от общества семьи окружающего коллектива. Индивидуум является результатом общественной природной среды (по мнению Поппера). Рассуждая о личности, Поппер приводит в пример Бетховена. Он был выдающимся музыкантом не смотря на то, что был глухим. Его выдающиеся музыкальные способности Поппер объясняет в первую очередь влиянием семьи музыкального образования и природными способностями. Приводя этот пример, Поппер пытается открыть секрет гениальности человека. Гениальность - это есть рождение нового по Попперу. Рождение нового нельзя объяснить чисто логическими средствами. Это признавали сторонники логического позитивизма. По моему мнению, рождение нового связанно с интуицией человека. Например, выдающийся математик и философ Анри Пуанкаре говорил, что ни одна новая математическая идея не рождается на базе старых математических идей. По мнению Пуанкаре, рождение нового это всегда есть чисто интуитивный процесс, который не может быть ограничен и обоснован какими-либо логическими объяснениями. Также как и Пуанкаре, я считаю, что причины рождения нового является особая природная одаренность человека, которую мы называем интуицией. Таким образом, приведенный ранее пример Бетховеном я объясняю иначе, нежели Поппер. Не смотря на то, что Бетховен был глухим, у него был внутренний музыкальный слух также как и Пифагор Бетховен слышал гармонию небесных сфер и отразил ее в своей музыке. Причиной гениальности Бетховена является наличие интуиции. Влияние семьи окружающей среды и музыкального образования, на мой взгляд, для творческой личности является второстепенными.1

  • 19. "Реализм с человеческим лицом" Х.Патнэма
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    В предисловии к русскому изданию сборника классических статей Патнэма Л.Б.Макеева пишет: "Непосредственно проблеме реализма[14] посвящена одна статья в настоящем сборнике «Философия логики», однако важное значение для понимания позиции Патнэма в этом вопросе имеют его работы «Как нельзя говорить о значении» (1965) и «Значение "значения"» (1975). Это связано с тем, что в целом подход Патнэма к обоснованию реализма можно назвать логико-семантическим, поскольку в нем превалирующее значение имеет анализ референциального значения различных видов языковых выражений, то есть объективное существование разного рода объектов и сущностей обосновывается через призму отношения знака к обозначаемому. Все эти статьи написаны в период, когда Патнэм был убежденным сторонником научного реализма. Однако в последующем Патнэм не только отказался от этой позиции, но и стал одним из наиболее активных и серьезных ее критиков. Впрочем, это не означало его перехода в лагерь противников реализма. Отказ от научного реализма,. вызванный тем, что в рамках этой позиции не удалось найти приемлемого решения ряду важных проблем (например, возможности эмпирически эквивалентных, но логически несовместимых теорий и т. д.), ознаменовал начало поиска более адекватной позиции, которая, с одной стороны, сохраняла бы наши реалистические интуиции, а с другой, учитывала бы современный уровень философского осмысления ключевых проблем человеческого бытия и познания. О том, насколько труден этот поиск и насколько последователен Патнэм в своей решимости «провести корабль реализма» между «Сциллой» догматизма и «Харибдой» релятивизма, говорит то многообразие концепций, которые он выдвигал и отстаивал в разные периоды своего творчества: «научный реализм», «внутренний реализм», «реализм с маленькой буквы», «естественаучный реализм» и т. д. Это многообразие выдвигаемых Патнэмом концепций реализма не следует воспринимать как неумение твердо держаться философских убеждений. Сегодня, как и в начале своего творчества, Патнэм убежден в правильности реализма, но сегодня он, безусловно, иначе понимает и саму проблему реализма, и пути ее решения. Сегодня, как и тогда, Патнэм не сомневается, что правильное решение проблемы реализма лежит не на одном из полюсов «объективное-субъективное», «догматизм-релятивизм», а между ними. Но как проложить этот «средний путь», как вырваться из оков указанных дихотомий подходы к решению этих вопросов, бесспорно, получают разную трактовку в разные периоды творчества Патнэма." [15]

  • 20. "Религия" Ницше
    Другое Философия добавлен 12.01.2009

    И вновь проявляется здесь филологический талант Ницше. В основу своих рассуждений о происхождении нечистой совести он ставит сходство слов schuld (вина) и schilden (долги), утверждая при этом, что именно первое, моральное понятие, произошло от второго - материального. Не наоборот, как могли бы предположить другие языковеды. Впрочем, предпочтем считать, что Ницше привел здесь серьезное исследование, дабы исключить подобные “шероховатости” в теории. Итак, вина произошла из отношений заимодавца с должником. Каким образом? Часто указанные взаимоотношения предполагают собой невозможность их прекращения по причине устойчивой неплатежеспособности должника. Таким образом, погашение долга в том виде, в котором он первоначально имел место, представляется невыполнимым. Однако, так же исчезновение подобных отношений невозможно в принципе, потенциальный просрочившийся должник вынужден был закладывать то, чем владел: жена, дети и даже свое собственное тело (в русском языке аналогом является, например, известное всем “голову даю на отсечение”). И если первые в большинстве случаев просто отдавались в рабство кредитору, то сам должник зачастую, уже не владея правом распоряжаться собственным телом, подвергался разного рода глумлениям и пыткам. К примеру, заимодавец мог срезать с тела несчастного столько, сколько по его мнению, соответствовало размеру долга. До сих пор в библиотеках разных стран можно найти рукописи, закрепляющие “стоимость” той или иной части тела. Однако постепенно оценка эта ушла в небытие, оставив истинное предназначение подобных ужасов. Невозвращение, - или иначе, потеря - материальных ценностей неизменно влекло за собой ущерб моральный, на возмещение которого требовалось нечто, что принесло бы душевное удовлетворение, радость пострадавшему заимодавцу. Этим “нечто” и являлось истязание должников. Не секрет, что и в современном обществе власть над “ближним”, удовольствие от своей жестокости и страдания другого - простейшие животные инстинкты - играют, мягко говоря, не последнюю роль. Что же тогда говорить об обществе древнем, еще более далеком от совершенства ? Тем не менее, с развитием государства древние дикости были пресечены законом. Более того, нарушителей долговых обязательств государство взяло под свою защиту. Однако вопреки исчезновению материальных долгов как причины сознания вины сама вина не исчезла. Развитие общества и государства повлекла за собой появление у населения осознания своего долга ... перед предками-основателями этнической группы и соответствующей страны, перед богом, которого правители скромно называли покровителем государства, в итоге перед самим государством. Вместо искупления долга люди были обязаны соблюдать законы, невыполнению которых опять-таки влекло вину, и наказания. Но наказание современное, вопреки своему предшественнику, уже не являлось возмещением ущерба - оно преследует гораздо более широкий спектр целей: устрашение, изоляция или даже уничтожение потенциально опасного индивида, исправление и многое другое.