Русский язык культура речи

Русский язык культура речи

Падежи: второй родительный и предложный. Функции и значения

Информация пополнение в коллекции 09.12.2008

показатель, не зависит от семантического содержания связанных с ним слов. Такие функции называются первичными. Например, функции субъекта подлежащего для именительного падежа, прямого дополнения при переходных глаголах для винительного падежа, субъектного (приезд матери) или объектного (убийство врага) дополнения для родительного приименного, обстоятельства места для предложного падежа и т.п. Другие функции падежей зависят от семантики слов, которым они подчинены (например, винительный цели употребляется только при глаголах движения), условия их употребления определяются контекстом. Такие функции падежей называются вторичными. Например, функции именного сказуемого для именительного и творительного падежей, дополнения для предложного падежа (думать об экзамене), обстоятельства меры, времени и пространства для винительного падежа (пройти километр, ждать месяц).

Подробнее

Понимание речи

Статья пополнение в коллекции 09.12.2008

Несомненно наиболее важная область в обработке речи, нуждающаяся в исследованиях, - это акустическо - фонетический анализ. Если акустическо - фонетический анализ слабый, то ошибочные гипотезы выдадут в итоге неправильный анализ. Сегментация и идентификация акустического сигнала в последовательности лингвистических единиц чрезвычайно трудна. Сначала, речь - это код, а не шифр; то есть, акустическое сигналы, ассоциирующиеся с сегментами, непосредственно с ними не связанны; на эти сигналы сильно влияют соседние сегменты. Например, спектрограммы /d/ в /di/ и /du/ очень различны, т.к. на них влияют последующий гласный. Кроме того, не возможно разделить акустической сигнал на /d/ и следующий гласный. Эти наблюдения создали следующую теорию: конечное количество этих сегментов не всегда можно достичь из-за непрерывного движения вокального трактата. Такой синтезирующий анализ был бы, однако, очень в вычислительном отношении дорогой, так как он требовал бы, чтобы СПР умел генерировать всех возможные произнесения и сопоставлять их с акустическом вводом. Однако во-первых, акустическое сигналы, в противоположность фонемам или алафонам, содержат инвариантные сигналы. Во-вторых, акустическое сигналы часто сильно редуцируются в безударном положении. Это часто вызывает много неправильных гипотез в системах, где акустическо - фонетический компонент будет принимать за гипотезу сегмент из фиксированного инвентаря. В-третьих, акустическое сигналы варьируют от диктора диктору из-за физиологических особенностей вокального тракта, различия в характеристиках речи и т.д.. Люди способны компенсировать эти различия быстро и плавно, но все еще мало понятно, как сделать этот процесс автоматическим. Большинство коммерческих систем распознавания речи требует длинного обучения, повторяя за пользователем каждое слово в словаре системы несколько раз и - следовательно очень зависимо диктора. В ARPA несколько из разработанных СПР достигли определенной степени независимости от диктора, пытаясь ввести параметр в акустическо - фонетический анализ для нового диктора на основе обучающегося предложения, которое знала система, пользователю же следовало его проговорить.

Подробнее

Пословицы и поговорки в речи

Информация пополнение в коллекции 09.12.2008

Как средство характеристики своих персонажей использует пословицы М. А. Шолохов. Особенно их много в речи Григория Мелехова, главного персонажа в «Тихом Доне» - 22 пословицы, т.е. пятая часть всех пословиц в романе. Пословицы придают особую колоритность его речам, особую значимость его суждениям. Например: «Помощниками Деникина нас величают...кто же мы? Выходит, что помощники и есть, ничего обижаться. Правда-матка глаза заколола...» «Расходитесь по квартирам да языками поменьше орудуйте, а то нынешним временам они не до Киева доводят, а аккурат до полевых судов да штрафных сотен». «Плохая воля все-таки лучше хорошей тюрьмы. Знаете, как говорят в народе: крепка тюрьма, да черт ей рад». Григорий Мелехов обращается к пословицы и поговоркам, когда хочет что-то подтвердить, сравнить, убедить слушателя, доказать свою правоту. В такой функции выступают выражения: Что с возу упало, то пропало. Отрезанную краюху не приклеишь. На бранном поле друзей не угадывают. Куда ни кинь - везде клин. Ждать да догонять самое постылое дело. Укатали сивку крутые горки. От жару и камень лопается.

Подробнее

Предложения с именным предикатом состояния и их коммуникативные функции

Дипломная работа пополнение в коллекции 09.12.2008

 

  1. Большая советская энциклопедия. М.1957, 1976.
  2. Лингвистический энциплопедический словарь. Гл. редактор ЯрцеваВ.Н. М., 1990.
  3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1990.
  4. Словарь русского языка в 4-х томах. М., 1981.
  5. Философский энциклопедический словарь. М. 1989.
  6. АксаковК. С. Полное собрание сочинений. т. II, ч. I, М., 1875, стр. 530.
  7. Аристотель. Категории. М.,1939, стр.84.
  8. АрутюноваН.Д. Предложение и его смысл. 1976.
  9. Безденежных Е.Л. Двусоставные безглагольные предложения в современном русском языке. КД, М., 1972.
  10. БелошапковаВ.А. Современный русский язык. Синтаксис. М., 1977.
  11. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. М., 1869, стр.23, 25.
  12. Виноградов В. В. Идеалистические основы синтаксической системы А.М.Пешковского, ее эклектизм и внутренние противоречия.// Вопросы синтаксиса современного русского языка. М., 1950, стр. 50.
  13. Виноградов В. В. Из истории изучения русского синтаксиса. М., 1958, стр.167, 195,231.
  14. ВиноградовВ.В. О взаимодействии лексико-семантичестких уровней с грамматическими в структуре языка. В книге "Мысли о современном русском языке". М., 1969г.
  15. ВиноградовВ.В. Синтаксис русского языка акад. А.А.Шахматова//Вопросы синтаксиса современного русского языка. М., 1950, стр. 125.
  16. ВостоковА.X. Русская грамматика. СПб., 1859, стр. 148-149
  17. ГвоздевА.Н. Современный русский язык. Синтаксис ч.II, М., 1968, стр.344.
  18. Глаголевский П. Синтаксис языка русских пословиц. СПб., 1874, стр.19-20.
  19. Грамматика русского языка АН СССР. т. II, ч. I, М., 1954, стр. 417, 512, 441-444.
  20. Грамматика современного русского литературного языка. М., 1970.
  21. Греч Н. Практическая русская грамматика. СПб., 1834, стр. 220.
  22. ДмитриевскийА. Практические заметки о русском синтаксисе. 2-е издание. М., 1883, стр.91.
  23. ЗализнякА.А. Функциональная семантика предикатов внутреннего состояния. АКД., М., 1985, стр.24.
  24. Золотова Г. А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 1982, стр.190.
  25. Золотова Г.А., ОниненкоН.К., СидороваМ.Ю. Коммункативная грамматика русского языка. МГУ, М., 1998.
  26. КанЮ.Н. Предикативное употребление предложно-падежных сочетаний в современном русском языке. АКД. М. 1965, стр.16.
  27. ЛекантП.А. Продуктивные типы безглагольных односоставных и двусоставных предложений в современном русском языке. АКД, М., 1961, стр.16.
  28. ЛомтевТ.П. Предложение и его грамматические категории. М., 1972, стр.29.
  29. ПешковскийА. М. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд., М., 1956, стр. 165-166, 258.
  30. Попов А. В. Филологические записки. М., 1879, вып. IV-V, стр.31.
  31. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. т. I-II, М., 1958, стр.84, 105, 112.
  32. РословецЯ.И. Предложно-падежные формы предикативной функции в современном русском языке. Ученые записки МГПИ, М., 1960, стр.196-216.
  33. Русская грамматика. т.II, М., 1980.
  34. Седельников Е. А. Структура простого предложения с точки зрения синтаксических и парадигматических отношений//Науч. докл. Высш. шк., ФН, 1961, № 3, стр.70.
  35. Современный русский язык под ред. Галкиной ФедорукЕ.М. Синтаксис. М., 1964, стр. 252-253, 638.
  36. Современный русский язык. Под редакцией ДибровойЕ.И. ч.3. Синтаксис. М., 1995, стр.232.
  37. ФормановскаяН.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. М., Институт русского языка им.Пушкина, 1998.
  38. Фортунатов Ф. Ф. Избранные труды, т.1, М., 1957, стр.186.
  39. ЧерновЕ.А. Структура простого предложения с точки зрения синтаксических отношений. М., 1968, стр.105, 109-114.
  40. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Л., 1925, стр. 167, 227-238.

Подробнее

Проблема классификации языков

Контрольная работа пополнение в коллекции 09.12.2008

От классификации, основанной на элементах языковой структуры в укачазном выше смысле, можно было бы ожидать большего, хотя задача здесь намного труднее, и перспектива более отдаленная Здесь пришлось бы прежде всего отказаться от того молчаливо принимаемого принципа, довлеющего над большинством современных лингвистов, который состоит в признании лишь лингвистики языковых фактов, лингвистики, для которой язык (langage) полностью содержится в своих осуществленных манифестациях. Если бы это было так, то путь ко всякому углубленному исследованию природы и проявления языка был бы полностью закрыт. Языковые факты являются продуктом, и нужно определить, продуктом чего именно. Стоит лишь на миг задуматься о том. как устроен язык, - любой язык, - и мы увидим, что каждый язык имеет определенное число ждущих своего решения проблем, сводящихся к одному центральному вопросу - вопросу "обозначения" ("signification"). В грамматических формах, построенных с помощью той символики, которая является отличительным признаком того или иного языка (langage), представлено решение этих проблем. Изучая указанные формы, их выбор, сочетание и свойственную им организацию, мы можем сделать вывод о природе и форме внутриязыковой проблемы, которой они соответствуют Весь этот процесс является бессознательным и трудным для понимания, но он очень важен. Вот, например, в языках банту и во многих других существует своеобразная структурная черта "именные классы". Можно удовлетвориться описанием расположения в этих классах материальных элементов, а можно заниматься исследованием их происхождения И той, и другой задаче посвящено множество работ. Нас же интересует здесь лишь один вопрос, который еще не затрагивался, а именно вопрос о функционировании подобной структуры Можно показать, и мы попытаемся сделать это в другом месте, что все разнообразные системы "именных классов" функционально аналогичны различным способам выражения "грамматического числа" в языках других типов и что языковые способы, материализованные в весьма несходных формах, с точки зрения их функционирования нужно поместить в один класс Кроме того, нельзя ограничиваться только материальными формами, то есть нельзя ограничивать всю лингвистику описанием языковых форм Если группировки материальных элементов, которые рассматривает и анализирует дескриптивная лингвисгика, представить как бы в виде нескольких фигур одной и той же игры и объяснить с помощью небольшого числа фиксированных принципов, то тем самым можно получить основу для разумной классификации отдельных элементов, форм и, наконец, языков в целом. Ничто не мешает предполагать, если позволить себе продолжить эту аллегорию, что лингвисты смогут обнаружить в языковых структурах законы преобразований, подобные тем, которые в рационалистских схемах символической логики позволяют переходить от данной структуры к производным структурам и определять постоянные отношения между ними. Конечно, это лишь отдаленное намерение и скорее предмет для размышления, чем практический рецепт. Ясно одно раз полная классификация означает полное знание, то к наиболее рациональной классификации мы

Подробнее

Проза Д.И. Фонвизина в истории русского литературного языка

Информация пополнение в коллекции 09.12.2008

Между тем язык комедий Фонвизина, несмотря на свое совершенство, все же не выходил за рамки традиций классицизма и не представлял собой принципиально нового этапа в развитии русского литературного языка. В комедиях Фонвизина сохранялось четкое разграничение языка отрицательных и положительных персонажей. И если в построении языковых характеристик отрицательных персонажей на традиционной основе использования просторечия писатель достигал большой живости и выразительности, то языковые характеристики положительных персонажей оставались бледными, холодно-риторичными, оторванными от живой стихии разговорного языка.

Подробнее

Происхождение и развитие русского языка

Доклад пополнение в коллекции 09.12.2008

Русский язык эпохи Московской Руси (14-17 вв.) имел сложную историю. Продолжали развиваться диалектные особенности. Оформились 2 основные диалектные зоны - северновеликорусское (примерно на С. от линии Псков - Тверь - Москва, южнее Н. Новгорода) и южновеликорусское (на Ю. от указанной линии до белорусской и украинской областей) наречия, перекрывавшиеся другими диалектными делениями. Возникли промежуточные средневеликорусские говоры, среди которых ведущую роль стал играть говор Москвы. Первоначально он был смешанным, затем сложился в стройную систему. Для него стали характерными: аканье; ярко выраженная редукция гласных неударяемых слогов; взрывной согласный "г"; окончание « -ово", "-ево" в родительном падеже единственного числа мужского и среднего рода в местоименном склонении; твёрдое окончание "-т" в глаголах 3-го лица настоящего и будущего времени; формы местоимений "меня", "тебя", "себя" и ряд других явлений. Московский говор постепенно становится образцовым и ложится в основу русского национального литературного языка. В это время в живой речи происходит окончательная перестройка категорий времени (древние прошедшие времена - аорист, имперфект, перфект и плюсквамперфект полностью заменяются унифицированной формой на "-л"), утрата двойственного числа, прежнее склонение имён существительных по шести основам заменяется современными типами склонения ит.п. Язык письменности остаётся пёстрым. Религию и зачатки научных знаний в основном обслуживал книжно-славянский, по происхождению древнеболгарский, испытавший заметное воздействие русского язык, оторванный от народно-разговорной стихии. Язык государственности (так называемый деловой) имел в своей основе русскую народную речь, но совпадал с ней не во всём. В нём выработались речевые штампы, нередко включавшие чисто книжные элементы; его синтаксис, в отличие от разговорного языка, был более организованным, с наличием громоздких сложноподчинённых предложений; проникновению в него диалектных особенностей в значительной степени препятствовали стандартные общерусские нормы. Разнообразной по языковым средствам была письменная художественная литература. С древних времён большую роль играл устный язык фольклора, обслуживавший до 16-17 вв. все слои населения. Об этом свидетельствуют его отражение в древнерусской письменности (сказания о белогородском киселе, о мести Ольги и др. в "Повести временных лет", фольклорные мотивы в "Слове о полку Игореве", яркая фразеология в "Молении" Даниила Заточника ит.п.), а также архаичные слои современных былин, сказок, песен и иных видов устного народного творчества. С 17 в. начинаются первые записи фольклорных произведений и книжные подражания фольклору, например песни, записанные в 1619-20 для англичанина Ричарда Джемса, лирические песни Квашнина-Самарина, "Повесть о Горе Злочастии" и др. Сложность языковой ситуации не позволяла выработать единые и устойчивые нормы. Единого русского литературного языка не было.

Подробнее

Психолингвистика и языкознание

Информация пополнение в коллекции 09.12.2008

Выше мы говорили об общем объекте ряда наук (языкознания, психологии речи и пр.). Из каких индивидуальных событий или индивидуальных объектов он состоит?

Ответ на этот вопрос может быть различным в разных направлениях науки. Однако все они сходятся на том, что это - совокупность речевых (а вернее, не только речевых) актов, действий или реакций. Для лингвиста в них важна система средств выражения, для психолога - сам процесс речи, для патолога или коррекционного педагога (дефектолога) - возможные отклонения от нормального течения этого процесса. И каждый из этих специалистов строит свои системы моделей речевых актов, речевых действий или речевых реакций в зависимости не только от их объективных свойств, но и от точки зрения данной науки в данный момент. А эта точка зрения, в свою очередь, определяется как тем путем, который прошла наука при формировании своего предмета, так и теми конкретными задачами, которые стоят перед этой наукой в данный момент.

Значит, объект может быть у разных наук одним и тем же, а вот предмет специфичен для каждой науки - это то, что "видит" в объекте со своей точки зрения представитель каждой отдельной науки. Языкознание, психология речи и другие науки, занимающиеся речью, оперируют одними и теми же индивидуальными объектами или событиями и, значит, имеют один и тот же объект науки. Однако процесс научной абстракции протекает в каждой из них по-разному, в результате чего мы строим различные системы абстрактных объектов (логических моделей), каждая из которых соответствует предмету данной науки.

Наше рассуждение соответствует так называемому генетическому методу построения научной теории, когда "отправляются как от исходного от некоторых налично данных объектов и некоторой системы допустимых действий над объектами". Существует еще и так называемый аксиоматический метод, при котором "область предметов, относительно которой строится теория, не берется за нечто исходное; за исходное берут некоторую систему высказываний, описывающих некоторую область объектов, и систему логических действий над высказываниями теории".


Подробнее

Речевой этикет в современном русском языке

Информация пополнение в коллекции 09.12.2008

В последнее время вызывает тревогу обильное, если не жадное, употребление иноязычной лексики. Конечно, заимствование слов из других языков- явление в языке закономерное и нормальное. Многие такие слова хорошо прижились и вписались в литературный русский язык. Однако, безудержное увлечение «американизмами», наблюдаемое лингвистами с конца 80-ых годов, безмерно засоряет нашу современную речь. Это происходит в тех случаях, когда в этом нет никакой необходимости. Не случайно этот речевой порок именуется варваризмом. Еще Белинский отмечал, что «употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус». Стало модным «устаревшие» слова, унаследованные нами с советских времён, заменять новыми, яркими и броскими (особенно это чувствуется в сфере политической жизни). Не просто «законный», а «легитимный»; «выражать недовольство»- скучно, надо- фрондировать; «наем» заменили на аренду; была контора стал офис; слово «представительный» уже как-то непредставительно, другое дело репрезентативный; а вместо «единообразия» солиднее звучит унификация. Слушаешь наших «деятелей» и тщетно пытаешься вникнуть в форс-мажорные обстоятельства правительства, которое испытывает прессинг и собирается принимать какие то превентивные меры. Огромным потоком вливаются в нашу речь «слова амебы»,прозрачные, не связанные с тканью национальной жизни, как бы не имеющие корней. Важный признак этих слов амеб их кажущаяся научность. Скажешь коммуникация вместо общения или эмбарго вместо блокада и твои банальные мысли вроде бы подкрепляются авторитетом науки. На самом же деле отрыв слова от вещи, забвение корня - а значит скрытого в вещи смысла подспудно разрушает весь язык. Когда русский человек слышит слова «биржевой делец» или «наемный убийца», они поднимают в его сознании целые пласты смыслов, он опирается на эти слова в своем отношении к обозначенным ими явлениям. Но слова брокер или киллер лишены в нашем сознании необходимых смысловых ассоциаций и воспринимаются пассивно. Следует задуматься почему, например, пресса настойчиво стремится вывеси из употребления слово руководитель и заменить его словом лидер? Первое слово исторически возникло для обозначения человека, который выражает коллективную волю, «ведет за руку» кого-либо, направляя, идет рядом, плечом к плечу. Слово лидер возникло в западной философии конкуренции, где лидер олицетворяет индивидуализм преуспевающего предпринимателя и значит «первый, лучший». Почему нашего подростка мы должны называть тинэйджером, избирателей именовать электоратом, а вместо слова равнодушие выговаривать другое индифферентность? Странно.

Подробнее

Русский язык (Шпаргалка)

Вопросы пополнение в коллекции 09.12.2008

2) глаголами в безличном значении: выходит, значит, кажется, мне представляется, нам думается, помнится, разумеется, случается и т. л.;3) инфинитивом и инфинитивными сочетаниями: видать, к слову сказать, лучше сказать, по правде сказать, признаться, слыхать.4) сочетанием деепричастия с наречием или существительным: между нами говоря, мягко выражаясь, собственно говоря, честно говоря .По значению вводные слова и сочетания слов делятся на несколько групп:1. Слова и сочетания слов, выражающие различные логические связи и отношения между частями предложения. Они указывают на последовательность изложения мыслей, отношение данного предложения к более широкому контексту; служат для выделения или противопоставления тех или иных частей предложения, для выражения заключения, обобщения, следствия и т. д. (вместе с тем, во-первых, в частности, выходит, как было сказано, как отмечалось, к примеру сказать, к слову сказать, кстати, между прочим, наоборот, одним словом, следовательно, с одной стороны, стало быть, таким образом и т. п.): Вы взяли частный случай и возвели в общее правило, а стало быть, клеветали 2. Конструкции, выражающие различную степень достоверности высказанной мысли: без всякого сомнения, бесспорно, весьма вероятно, видимо, вполне очевидно, в сущности, казалось, как кажется, как оказалось, наверное, очевидно, полагаю, правда, разумеется, само собой, само собой разумеется и т. п. С помощью вводных слов и сочетаний слов этой группы автор выражает свое отношение к сообщению как достоверному, возможному или предполагаемому: Всякий человек, бесспорно, в своих поступках волен (Т.); 3. Конструкции, указывающие на источник сообщения: как говорили, как известно, на взгляд (кого-нибудь или чей-нибудь), по-вашему, по мнению, по преданию, по сведениям, по слухам, по соображениям, слышно, с точки зрения (кого-нибудь или чьей-нибудь) и т. п. С помощью вводных слов и сочетаний слов данной группы подчеркивается достоверность сообщения, утверждения. 4. Конструкции, выражающие эмоциональное отношение говорящего к содержанию предложения: грешным делом, как на беду, как нарочно, к досаде, к изумлению, к огорчению, к счастью, на радость, по несчастью, странное дело. 5. Конструкции, указывающие на способ выражения мыслей: грубо выражаясь, другими словами, если можно так выразиться, иными словами, как говорят, лучше сказать, по выражению (кого-нибудь или какому-нибудь), попросту сказать, прямо скажем, скажу тебе (вам), словом сказать, с позволения сказать, так сказать и т. п. 6. Конструкции, содержащие ссылки на обычность излагаемых фактов {бывает, как водится, как всегда, по обыкновению, по обычаю, случается и т. п.) 7. Конструкции, представляющие собой призывы к собеседнику или читателю с целью привлечь внимание к чему-нибудь, вызвать то или иное отношение к сообщаемому, убедить в чем-либо, подчеркнуть что-нибудь [верите (ли), вообрази, если хочешь, знаешь (ли), знать, поверь, помилуй, помните (ли), послушай, представь, представьте себе, прости меня, сделайте милость, согласитесь.

Подробнее

Синонимия русского и немецкого языков. Проблематика подбора, перевода и классификации синонимов на м...

Курсовой проект пополнение в коллекции 09.12.2008

8. Библиография:

  1. К.В. Архангельская. Равнозначные синонимы немецкого языка. Учённые записки/ Моск. гос. пед. ин-тут. ин. яз. им. М. Тореза, 1958, т. 16.
  2. Ю. Д. Апресян. Проблема синонима. Вопросы языкознания.
  3. О.С. Ахманова. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957.
  4. В.В. Виноградов. Лексикология и лексикография. Избранные труды. М., Наука, 1977.
  5. Л.Р. Зиндер, Т.В. Строева. Пособие по теоретической грамматике и лексикологии немецкого языка. М., 1962.
  6. Л.Р. Зиндер, Т.В. Строева. СНЯ. Л., 1941.
  7. В.И. Кодухов. Методы лингвистических исследований. М., 1978.
  8. В.И. Кодухов. Общее языкознание. М., 1974.
  9. В.Н. Крупнов. Курс перевода. М., «Международные отношения». 1979.
  10. Э.В. Кузнецова. Лексикология русского языка. М., 1989.
  11. Л.К. Латышев. Перевод: проблемы теории, практики и методики преподавания. М., 1988.
  12. М.Ф. Палевская. Синонимы в русском языке. М., 1964.
  13. Р.Н. Попов. Современный русский язык. М., 1976.
  14. А.А. Реформатский. Введение в языкознание. 4-е изд., М., 1967.
  15. М.Д. Степанова, И.И. Чернышева. Лексикология СНЯ. М., 1962.
  16. Г. Фаллада. Каждый умирает в одиночку. Киев, 1973.
  17. В.Н. Цыганова. Синонимический ряд (на материале глаголов) СРЯ. М.;Л., 1966.
  18. Н.М. Шанский, В.В. Иванов. Современный русский язык. Часть 1. М., 1987.
  19. Синонимы немецкого языка. «Иностранные языки в школе», 1961, №5.
  20. Современный русский язык. Часть 1. /Под ред. Д.Э. Розенталя, М., 1976.
  21. А.П. Евгеньева. Словарь синонимов русского языка. Справочное пособие. Л., 1975.
  22. А.П. Евгеньева. Проект словаря синонимов. М., 1964.
  23. В.В. Лопатин. Малый толковый словарь русского языка. М., 1993.
  24. М. Марузо. Словарь лингвистических терминов. М., 1960.
  25. Немецко-русский синонимический словарь./Под ред. Гармута Шмидта, М.,1983.
  26. Ch. Agricola, E. Agricola. Wörter und Gegenwörter. Antonyme der deutschen Sprache. Leipzig, 1977.
  27. Duden. Sinn und sachverwandte Wörter. Mannheim, 1972.
  28. Duden. Verleichendes Synonymwörterbuch. Mannheim, 1964.
  29. P. Grebe. Bedeutengswörterbuch. Mannheim, 1970.
  30. C. Heupel. Taschenwörterbuch der Linguistik. München, 1975.
  31. Lewandowski. Linguistisches Wörterbuch. Heidelberg,1980, Bd. 3.
  32. K. Peltzer. Das treffende Wort. Thun; München, 1959.
  33. C. Rud. Kleines Wörterbuch sprachwissenschaftlicher Termin. Leipzig, 1979.

Подробнее
<< < 2 3 4 5 6