Литература

Литература

Тема "маленького человека" в русской литературе XIX века

Информация пополнение в коллекции 30.06.2006

Но у Акакия Акакиевича была своя «поэзия жизни», имевшая такой же приниженный характер, как и вся его жизнь. В переписывании бумаг ему «виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир»1. В Акакии Акакиевиче все же сохранилось человеческое начало. Его робость и смирение окружающие не принимали и всячески издевались над ним, сыпали ему на голову бумажки, а Акакий Акакиевич только и мог, что сказать: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете»2. История жизни Акакия Акакиевича это новая полоса в его жизни. А новая шинель символ новой жизни. Апогеем творчества Акакия Акакиевича является его первый приход в департамент в новой шинели и посещение вечеринки у столоначальника. Трудная работа Акакия Акакиевича увенчалась успехом, он хоть чем-то доказал людям, что у него есть самомнение. На этой, казалось, вершине благополучия его постигает катастрофа. Двое грабителей снимают с него шинель. Отчаяние вызывает у Акакия Акакиевича бессильный протест. Добиваясь приёма у «самого частного» и обращаясь к «значительному лицу», Акакий Акакиевич «раз в жизни захотел показать характер»1. Гоголь видит несостоятельность возможностей своего героя, но он даёт ему возможность противостоять. Но Акакий бессилен перед лицом бездушной бюрократической машины и в конце концов погибает так же незаметно, как и жил. Гоголь не заканчивает на этом повесть. Он показывает нам финал: мёртвый Акакий Акакиевич, который при жизни был безропотным и смиренным, теперь появляется в качестве привидения.

Подробнее

Побудительные предложения в поэзии М.Цветаевой

Курсовой проект пополнение в коллекции 30.06.2006

 

  1. Кантер Л.А. Системный анализ речевой интонации, М.: Высшая школа, 1988
  2. Лайонз Джон Введение в теоретическую лингвистику, М.: Прогресс, 1978.
  3. М.Цветаева, сочинения в 2-х т, М.: «Просвещение»,1989.
  4. Современный русский язык, под общ. Ред. Л.А.Новикова, Санкт-Петербург: «лань», 2003
  5. Современный русский язык, Рахманова Л.И., Суздальцева В.Н., М.: Аспект Пресс, 2003
  6. Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц в 2-х частях, под ред. У.И.Дибровой, ч.2 Синтаксис.
  7. Семантика и функционирование синтаксических единиц, (сб. статей, изд-во Казанский университет), 1983.
  8. Павловский А.И. Куст рябины. О поэзии Цветаевой, М.: Советский писатель,1989.
  9. Петрикеева А.П. Комбинированные способы выражения модальности в побудительных предложениях/А.П. Петрикеева//История. Философия. Сб. научн. Труды под ред. А.Л.Филоненко, СПБ, 1998.
  10. Петрикеева А.П. Косвенно-модальные слова в побудительных предложениях, СПБ, 1998.
  11. Петрикеева А.П. Модальные глаголы со значением возможности в побудительных предложениях,СПБ, 2000
  12. Петрикеева А.П.Побудительно-вопросительные предложения с модальными словами «может». «может быть», СПБ 2001.
  13. Фрумкина Р.М Цвет, смысл. Сходство: аспекты психолингвистического анализа, М.: Наука, 1984
  14. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка (Лингвистическое исследование 20 века), М.: УРСС, 2001.
  15. Акимов В.М. Сто лет русской литературы. От «серебряного века» до наших дней. СПб., 1995.
  16. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха. Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. М., 1984.
  17. Голубков М.М. Раскол (Русская историко-культурная ситуация первой трети XX века и литературный процесс) // Научные доклады филологического факультета МГУ. М., 1996. Вып. 1.
  18. Кормилов С.И. Русская литература после 1917 года как предмет исторической поэтики // Ломоносовские чтения 1994. М., 1994.
  19. Николюкин А.Н. О целостности русской литературы (1920-30-е годы) // Российский литературоведческий журнал. 1994. № 3.
  20. Эткинд Е. Русская поэзия XX века как единый процесс // Вопросы литературы. 1988. № 10.
  21. Соколов А.Г. Судьбы русской литературной эмиграции 1920-х годов. М., 1991.
  22. Гаспаров М.Л. Марина Цветаева: от поэтики быта к поэтике слова // Гаспаров М.Л. Избранные статьи. М., 1995.
  23. Кудрова И.В. Версты, дали... Марина Цветаева: 1922-1939. М., 1991.
  24. Разумовская Мария. Марина Цветаева. Миф и действительность. М., 1994.
  25. Саакянц Анна. Марина Цветаева: Страницы жизни и творчества (1910-1922). М., 1986
  26. Швейцер Виктория. Быт и Бытие Марины Цветаевой. М., 1992.
Подробнее

Биография Ф. И. Тютчева

Информация пополнение в коллекции 22.06.2006

В Турине Тютчеву стало скучно; он делал карьеру, но случайную. Когда русский посол был отозван, Тютчев был назначен поверенным в делах при Сардинском дворе. Но через год он потерял эту должность. Тютчев просил отпуска, но ему было отказано (22 июля 1838 года Тютчев назначен русским поверенным в делах в Турине). Тогда Тютчев самовольно уехал из Турина на неопределённый срок. Наказание было медленным. Сначала Тютчев был уволен от должности первого секретаря миссии в Турине с оставлением в ведомстве Министерства иностранных дел (1 октября 1839 года). Но на поэта эта мера произвела действие обратное тому, какого желали. И 30 июня 1841 года поэт был исключён из числа чиновников Министерства иностранных дел «за долговременным неприбытием из отпуска». Он даже был лишён камергерского звания.

Подробнее

Разграничение временных пластов в "Жизни Арсеньева" И. Бунина

Курсовой проект пополнение в коллекции 12.06.2006

Постепенно шло приобщение его к жизни. Причем к жизни не социальной, а природной. О воссоединении с природным началом говорит следующее: «Подражая подпаску, можно было запастись посоленной коркой черного хлеба и есть длинные зеленые стрелки лука с серыми зернистыми махорчиками на остриях, красную редиску, белую редьку, маленькие шершавые и бугристые огурчики, которые так приятно было искать, шурша под бесконечными ползучими плетями, лежавшими на рассыпчатых грядках… На что нам было все это, разве голодны мы были? Нет, конечно, но мы за этой трапезой, сами того не сознавая, приобщались самой земли, всего того чувственного, вещественного, из чего создан мир». Приобщение к естественному миру шло на чувственном уровне. Арсеньев не осознавал, не анализировал на уровне интеллектуальном, познание было чисто эмпирическим, в какой то степени, бессознательным: «О, как я уже чувствовал это божественное великолепие мира и бога, над ним царящего и его создавшего с такой полнотой и силой вещественности!» И это чувство, сознание природной действительности на бессознательном уровне автор подвергает анализу в настоящем на уровне сознательного. В связи с природным единением, возникает образ идиллического мира детства; для которого, в какой-то мере. Характерна порывистость чувств, чистота эмоций: «Мало было в моей жизни мгновений, равных тому, когда я летел туда по облитым водой бурьянам и, выдернув редьку, жадно куснул ее и хвост вместе с синей густой грязью, облепившей его…» И автор, вписывая это событие в свою жизнь, говорит о его уникальности, о неповторимости того мгновения. Автор вспоминает тот вещественный мир, окружавший его в детстве, детально. Этот мир вещей был тесно связан с миром фантазий, например, дедушкин тарантас, который «дышал» стариной и манил в далекие края. В воспоминания Арсеньева вклеивается мысль в настоящем, которая напрямую не связана с описанием детства, а является обобщением его жизненного опыта:». Вот умрешь и никогда не увидишь больше неба, деревьев. Птиц и еще многого, к чему так привык, с чем так сроднился и с чем так жалко будет расставаться!» Здесь же авторская медитация, где он задается вопросом «почему с детства тянет человека в даль?» Далее Арсеньев говорит о «самом глухом из всех мест на свете» - Провале. Провал был дальше риги, за гумном, и это было очень далеко для маленького Арсеньева, что свидетельствует о том, что мир хоть и расширяется, однако он еще совсем узок. И этот-то мир и пытается передать Арсеньев, находясь уже во взрослом состоянии. Чем старше становится Арсеньев, тем его жизнь становится разнообразней. Она выходит уже не только за пределы усадьбы, но и за пределы хутора Каменка; кроме того, Арсеньев еще более детально видит и осознает быт усадьбы. Таким образом, автор показывает углубление знаний о близком и познании более далеколежащего. Но мир ребенка еще ограничен понятием «мы»: «просыпаемся и мы, с радостью от солнечного утра, - других, повторяю, я все еще не хочу или не могу замечать…» И даже зрелое сознание не определяет, «не могу» или «не хочу». Арсеньев помнит звуки, помнит, как пленяла его работа баб в лунные ночи: «…и чувствую поэтическую прелесть этой ночной работы».

Подробнее

Особенности сатиры и юмора Салтыкова-Щедрина на примере сказок

Информация пополнение в коллекции 29.05.2006

 

  1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1966.
  2. Бушмин А.С. Салтыков-Щедрин: Искусство сатиры - М.: Современник, 1976.
  3. Вершины: Книга о выдающихся произведениях литературы. / Сост. В.И. Кулешова. М.: Детская литература, 1983.
  4. Квятковский А. Поэтический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1966.
  5. Ожегов С.И. Словарь русского языка. / под редакцией Шведовой 18 издание. М.: Русский язык, 1987.
  6. Салтыков-Щедрин М.Е. Избранные сочинения. М.: Художественная литература 1989.
  7. Салтыков-Щедрин Сатирические романы и сказки. М.: Московский рабочий 1987.
  8. Шанский Н.М. Русский язык. Справочные материалы. Просвещение 1987.
Подробнее

Жизнь и творчество Марины Ивановны Цветаевой

Информация пополнение в коллекции 25.05.2006

Характерные для лирики Цветаевой романтические мотивы отверженности, бездомности, сочувствия гонимым подкрепляются реальными обстоятельствами жизни поэтессы. В 1912 году Марина Цветаева выходит замуж за Сергея Яковлевича Эфрона. В 1918-1922 вместе с малолетними детьми она находится в революционной Москве, в то время как ее муж Сергей Яковлевич Эфрон сражается в белой армии в Крыму (стихи 1917-1921, полные сочувствия белому движению, составили цикл «Лебединый стан»). Но затем он разочаровался в белом движении, порвал с ним и стал студентом университета в Праге. В мае 1922 года Цветаевой было разрешено вместе с дочерью выехать за границу к мужу. С этого времени начинается эмигрантское существование Марины (кратковременное пребывание в Берлине, затем три года в Праге, а с ноября 1925 в Париже). Это время отмечено постоянной нехваткой денег, бытовой неустроенностью, непростыми отношениями с русской эмиграцией, возрастающей враждебностью критики. Эмиграция явилась для поэтессы тяжелейшим испытанием, ибо она не желала идти в общем створе большинства соотечественников: публично не поносила революцию, всячески славила свою родную Россию. «Надо мной здесь все люто издеваются, играя на моей гордыне, моей нужде и моем бесправии (защиты нет), писала она, нищеты, в которой я живу, вы себе представить не можете, у меня же никаких средств к жизни, кроме писания. Муж болен и работать не может. Дочь вязкой шапочек зарабатывает 5 франков в день, на них вчетвером (у меня сын 8-ми лет, Георгий) живем, то есть просто медленно подыхаем с голоду… Не знаю, сколько мне еще осталось жить, не знаю, буду ли когда-нибудь еще в России, но знаю, что до последней строки буду писать сильно, что слабых стихов не дам».

Подробнее

Melville's "The March into Virginia" and "The College Colonel": The Broken Youth...

Сочинение пополнение в коллекции 24.05.2006

It can be the same regiment that is described in “ The March into Virginia”, but the people have changed. There is neither boyish gaiety nor enthusiasm in their files anymore. They are “half-tattered, and battered, and worn/ like castaway sailors […]” (7-8). Nothing romantic is left in their appearance. The comparison between soldiers and castaway sailors is interesting. This is how Melville describes sailors from a sunken ship trying to reach a coast: “ Their mates dragged back and seen no more-/again and again breast the surge,/ and at last crawl, spent to shore” (10- 12). The war has become a storming sea for a soldier. It has lost any political meaning; now, the war is just a dark power trying to take his life. A defeat or victory are nothing but worthless words for him. A soldier is not interested in wars outcome; he is interested only in its end. He does not fight for a country or a noble idea; he fights only for his own life and the lives of men from his unit. He does not care about the rest of the world because it does not exist for him. The rest of the world has become that storming sea that is trying to kill him. Like a castaway sailor, a soldier sees his comrades “dragged back” to disappear forever. Like a castaway sailor, he “at last [crawls], spent […]” to safety (12). Like a castaway sailor, a soldier found himself in a strange place. The civilized world has become a foreign and hostile land for a veteran where he must struggle to find his place. Suddenly, some of the soldiers realize that the war, that they hated so much, has become a part of their lives, and they cannot normally exist without it.

Подробнее

В.Г. Распутин - писатель

Информация пополнение в коллекции 23.05.2006

Действие повести ограничено всего пятью днями. Но каждый из них намного, на годы длиннее, нежели в обычном течении времени: в них словно спрессовано неведомое нам еще будущее, и из них же, из этих пяти дней, тянется шлейф прошлого. Когда видишь, как Мариины "ребятишки, все четверо, выстроились возле русской печи строго по порядку - один на голову ниже другого", как они, "не отрываясь друг от друга, будто связанные, тычутся в углы", словно заранее уже боясь расстаться, - не задумываешься о том, прошлое они или будущее, - они не виноваты, они, скорее, наоборот - воплощенный лик вины, который должен был бы преследовать тех, кто дал ему воплотиться. Но и Мария тоже не виновата. Не только потому, что денег она не брала и что неопытна в торговом деле, но и потому в первую очередь, что случившееся произошло не просто с позволения, но и, если разобраться, по вине всей деревни. Ведь все же знали, что "магазин был как проклятый - уже сколько народу пострадало из-за него!" - и сразу после войны, когда продавщице Марусе "дали пять лет, ребятишек ее отправили в детдом, и что со всеми с ними сталось, больше в деревне не слыхали"; и потом, когда с трудом едва выкрутился однорукий Федор - но у него обнаружили остатки, а не недостачу; и молоденькая Роза, получившая три года... Знали, но просили Марию стать за прилавок, потому что измаялись; после Розы никто не хотел "план на тюрьму выполнять", магазин был закрыт, и "лаже за солью, за спичками приходилось ехать за двадцать верст в Александровское", теряя день, а то и два. Просили, зная, что Мария совестлива - не откажет. И она не отказала, более того, сделала магазинчик своего рода бытово-событийным центром деревни - и "бабы собирались даже тогда, когда им ничего не надо было покупать", и "мужики зимой перед работой заходили сюда курить..."

Подробнее

Реалии в произведении "Аленький цветочек" С.Т. Аксакова и способы их перевода

Курсовой проект пополнение в коллекции 28.04.2006

В.В. Ризун считает художественный перевод одним из наиболее эффективных и популярных видов межнациональных контактов. Поэтому как явление эстетическое, литературное, языковое он требует бережного и внимательного отношения к литературным достояниям.[Ризун В.В. К вопросу о социально-культурной адаптации художественного произведения//Теория и практика перевода. Киев: Вища школа, 1982]. Нельзя не согласиться с Т.А.Казаковой, которая отмечает, что переводчику художественных текстов общество как бы отводит роль посредника в адаптации исходного знака к условиям иноязычной культуры.[Казакова Т.А. Роль речемыслительного стереотипа в художественном переводе//Перевод как процесс и как результат: язык, культура, психология. Калинин: Калининский государственный университет]. Сообразно с этим, актуальной проблемой художественного перевода является проблема переводимости, которая непосредственно связана с такими проблемами, как переводимость непереводимого и воспроизведение национальных особенностей оригинала. [Ризун В.В. К вопросу о социально-культурной адаптации художественного произведения//Теория и практика перевода. Киев: Вища школа, 1982]. От желания механически соединить в переводе черты двух национальных культур к синтезу национальных особенностей двух народов, от чрезмерной национализации перевода такие теоретические и практические решения этих проблем. Решение данных проблем представляет собой особую значимость, поскольку роль непереводимых единиц в контексте художественного произведения велика. Нельзя не согласиться с И.В. Гюббенет, которая отмечает, что когда речь идет о восприятии художественного произведения на иностранном языке, читатель всегда чувствует себя достаточно уверенно, знакомясь с описаниями быта, обычаев, предметов обстановки и т.д. [Гюббенет И.В. Основы филологической интерпретации литературно-художественного текста. М.: Изд-во МГУ, 1991]. «При всех различиях в идеологии, общественном строе, особенностях исторического развития, культуре здесь ощутима та общность, которая дает основание для ассоциаций, аналогий и сопоставлений, способствующих пониманию или во всяком случае угадыванию подлинного смысла или назначения упомянутого явления или объекта.». [Гюббенет И.В. Основы филологической интерпретации литературно-художественного текста. М.: Изд-во МГУ, 1991].

Подробнее

Функциональные стили речи

Информация пополнение в коллекции 25.04.2006

Таким образом, для каждого функционального стиля речи характерны свои особенности. Для научного стиля присуще использование специальной и терминологической лексики, графической информации, четкое определение понятий и явлений, строгая логичность и последовательность изложения, усложненный синтаксис. Деловому стилю свойственны профессиональная терминология, точность определения применяемых выражений и слов, клишированность языковых средств. Главнейшим свойством газетно-публицистического стиля является его информативность и экспрессивность. Художественная речь использует все разнообразие и все богатства национального языка, чтобы создать яркий, запоминающийся образ. Понимание особенностей художественного стиля речи помогает более глубокому прочтению литературных произведений, обогащает нашу практическую речь. Главной особенностью разговорной речи является ее непринужденность, неподготовленность. Для нее характерны лексическая разнородность, использование разговорных и просторечных слов, упрощенного синтаксиса, эмоционально-экспрессивной оценочности, мимики, жестов.

Подробнее

Понятие фразеологической единицы

Доклад пополнение в коллекции 17.04.2006

Определение ФЕ должно быть основано на следующих положениях: звуковая материя языка есть субстанция его изменений в речи; лингвистические объекты, подводимые под понятие ФЕ, есть объекты материального мира, существующие независимо от нашего сознания; фразеологические объекты понимаются как первичное, а отношения между объектами как вторичное; компоненты этих объектов понимаются как первичное, а отношения между компонентами как вторичное; внутренние зависимости (или отношения) между частями ФЕ есть строго логические фигуры, отвлеченные от отношений между явлениями действительности и отражающие эти отношения; значение ФЕ так же, как и значение слова, понимается как социально обобщенное отображение существенных свойств целого класса однородных предметов или явлений действительности, закрепленное за определенной звуковой оболочкой.

Подробнее

Серебряный век русской литературы

Информация пополнение в коллекции 17.04.2006

Когда в сентябре 1908г. Хлебников, вчерашний студент Казанского университета, увлекавшийся математикой и естественными науками, но уже немного писавший стихи и прозу, приехал в Петербург. Он приехал с благой целью и решимостью завершить высшее образование в центре научной и культурной жизни тогдашней России и быть ближе к источникам нового искусства и духовности, он оказался в среде и атмосфере плодотворной и губительной одновременно. Университет он почти не посещал, хотя несколько раз переводился на разные отделения. Но судьба определилась литература и философско-математические изыскания. Кстати, сам Хлебников всю жизнь считал свои занятия по исчислению “законов времени” главным делом, а поэзию и прозу способом живого изложения их. Нелюдимый и странный в столичной среде провинциал, Хлебников своей подлинностью, оригинальным складом личности привлекал к себе внимание и вызывал интерес, но больше любопытство. Он поражал мировоззрением, рожденным не столько книжными штудиями, сколько экзотическими для людей городской культуры “сцеплениями” с миром природы и редкой для его возраста самостоятельностью взглядов. Он хорошо знал современную литературу и изобразительное искусство (Хлебников сам был даровитым художником). Ценил символистов, особенно Федора Сологуба и Вячеслава Иванова. С последним он был уже знаком и переписывался. Литературный дебют Хлебникова отмечен 1908 годом рассказ “Искушение грешника”. Он познакомился со многими виднейшими символистами и близкими им литераторами. Алексей Ремизов и Михаил Кузмин благосклонно отнеслись к словесным опытам Хлебникова. Поначалу как свой он был принят и среди литературно-художественной молодежи, объединившейся вокруг редакции журнала “Аполлон”. То были будущие акмеисты - Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам и другие. Чуть позднее произошли встречи, жизненно важные для Хлебникова: братья Д. и Н. Бурлюки, Е. Гуро, В. Маяковский, В. Каменский,.К. Малевич, П. Филонов, М. Ларионов, А. Крученых... Уже перечисление этих имен, при всей не равноценности судеб и талантов, говорит об одном Хлебников в гуще русского “левого искусства”, кубофутуризма в поэзии, кубизма и близких ему. Приход Хлебникова в русскую литературу был связан с футуризмом. По сравнению с соперниками- символистами и акмеистами, которые мыслили свое дело в пределах культуры, - футуризм осознает себя как антикультура и на этих основаниях пытается построить здание “искусства будущего”. Футуризм осознавал себя искусством урбанистическим и современным поэтизирование внешних примет машинной цивилизации и большого буржуазного города. Явная и прельстительная для многих антибуржуазность футуризма была революционной лишь в анархистском понимании этого слова. Потому творчество футуристов было прежде всего “творчеством разрушения” (заумь Крученых, беспредметное искусство в живописи). Возможно, было в футуризме и кое-что здравое требование демократи-зации искусства, известное расширение изобразительных средств, ориентация на современность, но сам пафос его был губителен и мертвящ. В этическом смысле футуризм оказался крайним проявлением нигилизма. Изгнав сердце и душу из своего творчества, футуристы мало чего добились. Достижения талантливых и честных людей (Маяковский, Хлебников, некоторые художники) произрастали там, где кончался футуризм и начиналось подлинное искусство. Хлебникова это касается прежде всего.)

Подробнее

Литературные реминисценции в творчестве А.П. Чехова

Контрольная работа пополнение в коллекции 14.04.2006

Яков Иванов, также как и Андриян Прохоров, вводится в рассказ в определенный момент жизни с соответствующей предысторией. Жил он «в небольшой старой избе, где была одна только комната, и в этой комнате помещались он, Марфа, печь, двухспальная кровать, гробы, верстак и все хозяйство» (297). Пушкинские гробовщик «в течение осемндцати лет» тоже жил в «старой лачужке» . И в описании жилища героя находим почти те же детали, что и у Чехова: «кивот с образами, шкап с посудою, стол, диван и кровать», «изделия хозяина: гробы всех цветов и всякого размера». Правда, благосостояние Андрияна, соответствующее началу сюжетного действия, несомненно, выше положения чеховского героя. Рассказ Пушкина начинается с того, что гробовщик перебирается из «старой лачужки» в новый «желтый домик», «купленный им за порядочную сумму». Однако, различие в данном случае лишь только усиливает впечатление сходства. Материальной положение героев, зависит не от их личных качеств, а целиком от объективных условий жизни. Описывая незавидное положение своего героя, Чехов делает одну существенную оговорку: «Если бы Яков Иванов был гробовщиком в губернском городе, то, наверное, он имел бы собственный дом и звали его Яковом Матвеичем; здесь же, в городишке, звали его просто Яковом, уличное прозвище было у него почему-то Бронза, а жил он бедно, как простой мужик» (297).

Подробнее

Приемы создания образа Аси в одноименном произведении И.С.Тургенева

Контрольная работа пополнение в коллекции 14.04.2006

 

  1. Тургенев И.С. Полное собрание сочинений: в 28 т.-Т.7.-М.-Л.,1964.-С.71-122..
  2. Курляндская Г. Метод и стиль Тургенева-романтиста.-Тула, 1967.
  3. Лотман Л.М. Комментарии к повести «Ася»//Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем: в 28 т. Т.7.-М.-Л., 1964.-С.437.
  4. Маркович В.М. «Русский европеец» в прозе Тургенева 1850-х годов//Памяти Григория Абрамовича Бялого.-СПб., 1996.-С.24-42.
  5. Недзвецкий В. А. Любовь крест долг// Известия Академии наук. Сер. Литературы и языка.- 1996.- Т. 55. -№2.- С.17-26.
  6. Писарев Д.И. Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова// Писарев Д.И. Сочинения в 4 томах.-Т.1.-М., 1955.-С.231-274.
  7. Хетеши И. О построении повести И. С. Тургенева «Ася»// От Пушкина до Белого: Проблемы поэтики русского реализма XIX начала ХX века/ Под ред. В. М. Марковича.-СПб., 1992. С. 136-146.
  8. Ходанен Л.А. Идиллическое начало в повести И.С. Тургенева «Ася»//Историческое развитие форм художественного целого в классической русской и зарубежной литературе: Межвуз. сб. науч. тр.-Кемерово, 1991.-С.64.
  9. Чернышевский Н.Г. Русский человек на rendez-vous// Чернышевский Н.Г. Собрание сочинений в 5 т.-Т.3.-М., 1973.
  10. Эткинд Н.Г. Двойной человек («Ася»)// Эткинд Н. Г. «Внутренний человек» и внешняя речь: Очерки психопоэтики русской литературы XVIII-XIX веков.-М., 1999.-С.169-213.
Подробнее

Роман Анны Зегерс "Седьмой крест"

Информация пополнение в коллекции 14.04.2006

Анна Зегерс развивает тему, начатую Г. Баймлером («В лагере смерти Дахау», 1935), К. Биллингером («Заключенный 880», 1933), Г. Липманом («Отечество», 1933), В. Бределем («Испытание», 1935), В. Хорнунгом («Дахау», 1935), В. Лангхоффом («Болотные солдаты», 1935), К. Гинрихсом («В третьей империи», 1936) и продолженную затем А. Нойманом («Их было шестеро», 1944), Э. Вихертом («Мемориал», 1947), Г. Вайзенборном («Только человек», 1947), Б. Апицем («Голый среди волков», 1954). Почти все эти книги созданы на основании лично пережитого их авторами; ведущими в них является мотив испытания, основная коллизия столкновение антифашистов с бесчеловечной машиной террора гитлеровской империи. Эти произведения ценны достоверным фактическим материалом, однако в них недостаточно глубоко обрисованы образы, не вскрыты социальные корни нацизма, - авторы стремились как можно быстрее поведать миру о том, что грозит всем людям, рассказав о страшных буднях концлагерей, в которых, по бредовым замыслам фашистов, подлежала истреблению бóльшая часть человечества.

Подробнее

Роман Булгакова "Мастер и Маргарита" как одна из главных загадок современности

Информация пополнение в коллекции 14.04.2006

У Воланда есть еще один прототип - из современной Булгакову версии "Фауста". Написанное литератором и журналистом Эмилием Львовичем Миндлиным (1900-1980) "Начало романа "Возвращение доктора Фауста"" (продолжения так и не последовало) было опубликовано в 1923 г. в том же самом втором томе альманаха "Возрождение", что и повесть "Записки на манжетах" (экземпляр альманаха сохранился в архиве Булгакова).
В "Возвращении доктора Фауста" действие происходит в начале XX в., причем Фауст, во многом послуживший прототипом Мастера ранней редакции "Мастера и Маргариты", живет в Москве, откуда потом уезжает в Германию. Там он встречает Мефистофеля, на визитке которого курсивом черным по белому выведено: "Профессор Мефистофель".
Точно также у Воланда на визитной карточке значится "профессор Воланд". В редакции 1929 г. эта надпись цитируется латиницей, а в окончательном тексте не воспроизводится: литераторы на Патриарших видят ее на визитной карточке, но не запоминают. Портрет Воланда во многом повторяет портрет Мефистофеля из романа Миндлина: "Всего... замечательнее было в фигуре лицо ее, в лице же всего замечательнее - нос, ибо форму имел он точную до необычайности и среди носов распространенную не весьма. Форма эта была треугольником прямоугольным, гипотенузой вверх, причем угол прямой приходился над верхней губой, которая ни за что не совмещалась с нижней, но висела самостоятельно... У господина были до крайности тонкие ноги в черных (целых, без штопок) чулках, обутые в черные бархатные туфли, и такой же плащ на плечах. Фаусту показалось, что цвет глаз господина менялся беспрестанно".
В таком же оперном обличье Воланд предстает перед посетителями Нехорошей квартиры, и в его лице сохранены те же неправильности, что и у миндлиновского Мефистофеля, а также разный цвет глаз, присутствовавший еще у поручика Мышлаевского в романе "Белая гвардия": "Правый в зеленых искорках, как уральский самоцвет, а левый темный..."

Слова Воланда в Театре Варьете: "Горожане сильно изменились... внешне, я говорю, как и сам город, впрочем. О костюмах нечего уж и говорить, но появились эти... как их... трамваи, автомобили... Но меня, конечно, не столько интересуют автобусы, телефоны и прочая... аппаратура... сколько гораздо более важный вопрос: изменились ли эти горожане внутренне?" удивительно созвучны мысли одного из основателей немецкого экзистенциализма Мартина Хайдеггера (1889-1976), высказанной в работе "Исток художественного творения" (1935-1936): "Самолеты и радиоприемники, правда, принадлежат теперь к числу ближайших вещей, но когда мы думаем о последних вещах, мы вспоминаем иное. Последние вещи - это Смерть и Суд".
Однако, хотя соответствующие доклады были прочитаны философом в 1935-1936 гг., напечатана работа Хайдеггера была только после второй мировой войны. Правда, чисто теоретически, автор "Мастера и Маргариты" мог узнать об "Истоке художественного творения" опосредованно от кого-то из слушателей (он дружил с философом П. С. Поповым). Может быть, краткий реферат доклада появился в каком-либо из научных журналов (слова Воланда об аппаратуре были написаны только на последней стадии работы над романом, в конце 30-х годов). Однако, скорее всего, просто мысли писателя и философа чудесным образом совпали. Интересно, что и следующие рассуждения Хайдеггера, непосредственно следующие за словами о Смерти и Суде, находят параллель в деяниях Воланда: "Если брать в целом, то словом "вещь" именуют все, что только не есть вообще ничто. Тогда в соответствии с таким значением и художественное творчество есть вещь, коль скоро оно вообще есть нечто сущее".
У Булгакова Воланд в буквальном смысле возрождает сожженный роман Мастера. Продукт художественного творчества, сохраняющийся только в голове творца, материализуется вновь, превращается в осязаемую вещь.
В подготовительных материалах к "Мастеру и Маргарите" сохранилась выписка, посвященная графу Калиостро:
"Калиостро, 1743-1795, родился в Палермо. Граф Александр Иосиф Бальзамо Калиостро-Феникс". Первоначально, в варианте 1938 г., Калиостро был среди гостей на Великом балу у сатаны, однако из окончательного текста соответствующей главы Булгаков графа Феникса убрал, дабы прототип не дублировал Воланд. Ни один из литературных и реальных прототипов Воланда в "Мастере и Маргарите" не упоминается и не фигурирует в качестве действующего лица.
Воланд, в отличие от Иешуа Га-Ноцри, считает всех людей не добрыми, а злыми. Цель его миссии в Москве как раз и заключается в выявлении злого начала в человеке. Воланд и его свита провоцируют москвичей на неблаговидные поступки, убеждая в полной безнаказанности, а затем сами пародийно наказывают их.
Важным литературным прототипом Воланда послужил Некто в сером, именуемый Он из пьесы Леонида Андреева (1871-1919) "Жизнь человека" (1907). Отметим, что этот персонаж упоминался в хорошо известной автору "Мастера и Маргариты" книге С. Н. Булгакова "На пиру богов" (1918), а андреевская пьеса во многом дала идею Великого бала у сатаны.
В прологе "Жизни человека" Некто в сером, символизирующий Судьбу, Рок, а также "князя тьмы", говорит о Человеке: "Неудержимо влекомый временем, он непреложно пройдет все ступени человеческой жизни, от низа к верху, от верха к низу. Ограниченный зрением, он никогда не будет видеть следующей ступени, на которую уже поднимается нетвердая нога его; ограниченный знанием, он никогда не будет знать, что несет ему грядущий день, грядущий час - минута. И в слепом неведении своем, томимый предчувствиями, волнуемый надеждами и страхом, он покорно совершит круг железного предначертания". Воланд предсказывает гибель "ограниченному знанием" Берлиозу, терзаемому тревожными предчувствиями, и предоставляет "последний приют" "ограниченному зрением" Мастеру, которому не дано увидеть свет Божественного Откровения и встретиться с Иешуа Га-Ноцри.

Подробнее

Роман М. Ю. Лермонтова "Герой нашего времени". Анализ лирического произведения

Контрольная работа пополнение в коллекции 14.04.2006

«Славянка - река в Павловске. Здесь описываются некоторые виды ее берегов, и в особенности два памятника, произведение знаменитого Мартоса. Первый из них воздвигнут <…> в честь покойного императора Павла. В уединенном храме, окруженном густым лесом, стоит пирамида: на ней медальон с изображением Павла; перед ним гробовая урна, к которой преклоняется величественная женщина и короне и порфире царской; на пьедестале изображено в барельефе семейство императорское: государь Александр представлен сидящим; голова его склонилась на правую руку, и левая рука опирается на щит, на коем изображен двуглавый орел; в облаках видны две тени: одна летит на небеса, другая летит с небес, навстречу первой. Спустясь к реке Славянке <…>, находишь молодую берёзовую рощу: эта роща называется семейственною, ибо в ней каждое дерево означает какое-нибудь радостное происшествие в высоком семействе царском. Посреди рощи стоит уединенная урна Судьбы. Далее, на самом берегу Славянки, под тенью дерев, воздвигнут прекрасный памятник великой княгине Александре Павловне. Художник умел в одно время изобразить и прелестный характер и безвременный конец ее; вы видите молодую женщину, существо более небесное, нежели земное; она готова покинуть мир сей; она еще не улетела, но душа ее смиренно покорилась призывающему ее гласу; и взоры и рука ее, подъятые к небесам, как будто говорят: да будет воля Твоя. Жизнь, в виде юного Гения, простирается у ее ног и хочет удержать летящую; но она ее не замечает; она повинуется одному Небу - и уже над головой се сияет звезда новой жизни.

Подробнее

Im westen nichts Neues

Информация пополнение в коллекции 13.04.2006

Auf dem Weg zur Front kommt die Kompanie durch einen Wald, in dem Minen eingeschlagen sind. Ьberall Tote und Teile von ihnen herum. Paul meldet sich zu einer Patrouille, um die gegnerischen Stellungen auszuspionieren. Wдhrend seiner Mission verliert er zwischen den Fronten die Orientierung. Zu allem Ьbel starten die Franzosen auch noch eine Offensive. Paul sucht in einem Bombentrichter Deckung, als die ersten Feinde kommen. Paul stellt sich tot. Sie springen ьber ihn hinweg. Die Franzosen kцnnen jedoch nicht durchbrechen und flьchten zurьck in ihre Stellungen. Auf der Suche nach Deckung springt ein Franzose zu Paul in den Trichter. Paul sticht den Feind ohne zu ьberlegen nieder. Allerdings lebt der andere noch. Paul bringt es nicht ьbers Herz ihn zu tцten. Es ist das erste Mal, dass er sieht, was fьr ein Leid er doch angerichtet hat. Er beginnt den Feind als Menschen zu sehen und bekommt ihm und seiner Familie gegenьber Schuldgefьhle. Paul versucht dem Mann das biЯchen Leben, das ihm noch bleibt, so angenehm wie mцglich zu machen. Er gibt ihm Wasser und lagert ihn bequem. Das Artilleriefeuer liegt immer noch zwischen den Grдben, so dass Paul im Trichter ausharren muss. Ihn plagen immer mehr Schuldgefьhle. Er schwцrt dem Mann, um sich zu beruhigen und die Schuld zu sьhnen, seiner Familie Geld zu schicken und sich um sie zu sorgen. Er notiert sich den Namen des Mannes aus dem Soldbuch. Aber jetzt kennt er den Namen seines Opfers. Jetzt hat er nicht irgendeinen Soldaten getцtet, sondern ein einzigartiges Individuum, dessen Namen er nun sogar kennt. In der Nacht kommen Kat und Albert, um Paul zu suchen. Er meldet sich und wird so gefunden und heimgebracht.

Подробнее

Произведение Ричарда Баха &quot;Чайка по имени Джонатан Ливингстон&quot; как концепция второго рожде...

Информация пополнение в коллекции 13.04.2006

«Но вдали от всех, вдали от рыболовного судна и от берега в полном одиночестве совершала свои тренировочные полеты чайка по имени Джонатан Ливингстон». И даже, когда он, взлетев на сто футов в небо, опустил перепончатые лапы, приподнял клюв, вытянул вперед изогнутые дугой крылья и, превозмогая боль, старался удержать их в этом положении, вытянутые вперед крылья снижали скорость, и он летел так медленно, что ветер едва шептал у него над ухом, а океан под ним казался недвижимым, он прищурил глаза и весь обратился в одно-единственное желание: вот он задержал дыхание и чуть... чуть-чуть... на один дюйм... увеличил изгиб крыльев, перья взъерошились, он совсем потерял скорость и упал». Он снова взлетел, и для него не было обидно так постепенно он смог добиться того, что смог парить как орел, при этом не терять много сил и энергии. А когда его изгнали из Стаи, он продолжал тренироваться, считая, что он сможет вернуться и научить своих собратьев всему, чему он сам научился.

Подробнее

Образ России в творчестве Есенина

Информация пополнение в коллекции 11.04.2006

Лирический герой этих лет приобретает черты лица трагического. Возвращаясь после долгих лет метаний и поисков себя в родительский дом, он с горечью убеждается, что “в одну реку нельзя войти дважды”. Все изменилось: ушла молодость, а вместе с ней - мечты о подвиге и славе; разрушен старый, привычный уклад жизни... Навсегда ушла прежняя Родина. Жизнь - это бушующее море, но теперь на гребне волны уже другое поколение (“Здесь жизнь сестер, сестер, а не моя”). Лирический герой оказывается чужим в родном краю, как “пилигрим угрюмый Бог весть с какой далекой стороны”. Единственное, что у него осталось - это “Милая лира” и прежняя, неподвластная времени, любовь к Родине. Пусть этот “край осиротелый” уже не тот, что раньше (“Колокольня без креста”, “Капитал” вместо Библии), и в Руси Советской осталось мало от той, ушедшей, “родины кроткой”. Лирический герой по-прежнему неразрывно связан с Родиной, и ни время, ни испытания, ни “гуща бурь и вьюг” не смогли порвать “цепей”, о которых писал Есенин в самом начале своего пути.

Подробнее
<< < 617 618 619 620 621 622 623 > >>