Литература

Литература

Сравнительно-историческое языкознание ХХ века

Информация пополнение в коллекции 22.08.2006

Дистрибутивный анализ (distributional analysis) представляет собой систему диагностических по своему характеру приёмов членения высказывания на минимально возможные в данном языке сегменты (фоны и морфы) с опорой на субституцию (подстановку), отграничения друг от друга самостоятельных единиц-инвариантов (фонем и морфем) на основе пересекающейся контрастирующей дистрибуции, приписывания сегментам статуса аллофонов или алломорфов как вариантов определённых фонем и морфем с опорой на непересекающуюся дополнительную дистрибуцию или на свободное варьирование (как один из видов пересекающейся дистрибуции), установления дистрибутивных классов фонем и морфем. Признаётся изоморфность анализа на фонологическом и морфологическом уровнях: фон аллофон фонема, морф алломорф морфема. При исследовании на фонологическом уровне устанавливаются состав фонем (фонематика) и их аранжировка (фонотактика), на морфологическом уровне состав морфем (морфемика) и их аранжировка (морфотактика). Фонема понимается как семья (или парадигматический класс) аллофонов, т.е. её вариантов, находящихся в отношении дополнительной дистрибуции (позиционные варианты) и в отношении свободного варьирования (факультативные варианты). Аналогично строится определение морфемы как парадигматического класса алломорфов, т.е. позиционных и факультативных вариантов. Намечаются три этапа анализа, ведущего от непосредственно данного высказывания к постулируемой в качестве теоретического результата языковой системе: сегментация, идентификация и классификация. Допускаются разные модели как итоги анализа при общем требовании к их наибольшей простоте, полноте и логической непротиворечивости. Лингвистика сводится к микролингвистике, за пределами которой остаются фонетика (предлингвистика) и семантика (металингвистика). Дескриптивисты безразличны к проблемам макролингвистики, которая включала бы в себя все три названные области. Особое внимание уделяется проблемам метаязыка лингвистики (отразившееся в словаре Э. Хэмпа). Дескриптивисты имеют значительные достижения в области дистрибутивных описаний фонологических систем многих языков, включающих также описания супрасегментных (просодических) явлений ударение, тон, явления стыка (junctures); в области описания морфологических систем многих языков, строящихся на добавлении к сегментным морфемам морфем супрасегментных (чередования фонем, ударение, интонация, аранжировка), слитных, “отрицательных” и т.п. На более поздней ступени они различают морф как единицу плана выражения и морфему как единицу плана содержания. Было введено разграничение морфов непрерывных и прерывистых (Ю.А. Найда, Джозеф Харолд Гринберг, р. 1915; З. Харрис, Ч.Ф. Хоккет, Пол Л. Гарвин, р. 1919; Чарлз В. Вёглин, р. 1906 и мн. др.). Слово рассматривалось как объект морфотактики, т.е. особая тесно спаянная цепочка морфем. Первоначально имело место отождествление структурных особенностей словообразовательных цепочек и синтаксических конструкций, т.е синтаксис сводился к синтагматике (Ч. Фриз, З. Харрис, Ю. Найда). Обращение к проблемам синтаксиса было довольно поздним. Предложение (конструкция) определялось в терминах последовательности классов морфем. В иерархической структуре предложении стали выделяться ядро, определение и адъюнкты (сопроводители).

Подробнее

Кутузов - народный полководец

Сочинение пополнение в коллекции 19.08.2006

Впервые Толстой показывает Кутузова в военной кампании 1805-1807 г.г. на смотре в Браунау. Русский полководец не захотел смотреть парадную форму солдат, а стал осматривать полк в том состоянии, в каком он находился, указывая австрийскому генералу на разбитую солдатскую обувь, с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо. Л.Н.Толстой контрастно изображает смотр в Браунау и смотр под Ольмюцем. Солдаты в серых шинелях и разбитой обуви и “щегольски вычищенные и убранные войска”, “нарядная кавалерия”, солдаты со свежевыбритыми и вымытыми лицами и до последней возможности блеска вычищенной амуницией. “На этом контрасте Толстой умело показывает насколько различны интересы Кутузова и Александра и их отношение к солдатам, а следовательно и к народу. Если Кутузов “прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по несколько ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам, то император Александр, проезжая на лошади, лишь останавливался иногда, чтобы поприветствовать какой-либо полк. Если у Кутузова смотр проходил просто, естественно, по-домашнему, полководец разговаривал с солдатами, то в Ольмюце “массы войска”, “надсаживая свои груди”, “присоединялись к реву всей той линии, которую уже проезжал государь. “То есть это не та сыновья любовь солдат к Кутузову, а дикий восторг толпы, “массы людей”. И вот на этом контрасте Толстой особенно ярко показывает единение Кутузова с армией, отеческое отношение к солдатам и боевым командирам, естественность и простота русского полководца.

Подробнее

Эстетика эпохи Просвещения

Курсовой проект пополнение в коллекции 31.07.2006

В основных чертах политическая программа английского Просвещения была сформулирована философом Джоном Локком (16321704). Основное его сочинение "Опыт о человеческом разуме" содержало позитивную программу, воспринятую не только английскими, но и французскими просветителями. К неотчуждаемым правам человека, считал Локк, принадлежат три основных права: на жизнь, свободу и собственность. Право на собственность он тесно связывал с высокой оценкой человеческого труда. Воззрения Локка близки к трудовой теории стоимости Адама Смита: как и представители классической буржуазной политэкономии, он убежден в том, что собственность каждого человека есть результат его труда. Правовое равенство индивидов является необходимым следствием принятия трех неотчуждаемых прав. Как и большинство просветителей, Локк исходит из идеи неотъемлемых прав изолированных индивидов и их частных интересов: правопорядок должен обеспечить возможность получения выгоды каждым, но так, чтобы при этом соблюдались также свобода и частный интерес всех остальных.

Подробнее

Война 1812 года в русской поэзии

Курсовой проект пополнение в коллекции 31.07.2006

В словах «высокий жребий» заключался не только тот очевидный смысл, что русский народ был главной силой, сокрушившей всеевропейское владычество Наполеона, но и в особенности тот, что в ходе титанической борьбы с вражеским нашествием русский народ впервые осознал свое право на социальную свободу. Пять лет спустя об этом со всею определенностью заявит Николаю I декабрист А. А. Бестужев. «Наполеон вторгся в Россию, и тогда-то народ русский впервые ощутил свою силу, напишет он в своем письме к царю из Петропавловской крепости, тогда-то пробудилось во всех сердцах чувство независимости, сперва политической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России... Еще война длилась, когда ратники, возвратясь в домы, первые разнесли ропот в классе народа. „Мы проливали кровь, говорили они, а нас опять заставляют потеть на барщине. Мы избавили родину от тирана, а нас опять тиранят господа"... Тогда-то стали говорить военные: „Для того ль освободили мы Европу, чтобы наложить ее цепи на себя? Для того ль дали конституцию Франции, чтобы не сметь говорить о ней, и купили кровью первенство между народами, чтобы нас унижали дома?"»

Подробнее

Жаргоны и его особенности

Информация пополнение в коллекции 31.07.2006

Но самые разные жаргоны имеют одну историю возникновения. Из толкового словаря (Владимира Даля известно, что жаргон возник из языка коробейников-офеней. Отсюда и другое название жаргона - феня (ботать по фене). Эти торговцы составляли отдельный класс. А так как у них всегда были разные товары и деньги, на них частенько нападали разбойники. Офени и придумали своеобразный язык, который могли понимать только они сами, - арго. Существует также предположение, что они возникли из почти вымершей нации - афинян. Этот народ, живущий теперь только в легендах, состоял из нескольких этнических групп, в том числе африканских и греческих. Этот шифрованный язык, передавался детям, внукам, правнукам. И так он простым людям понравился, что постепенно стал применяться нищими, проститутками, конокрадами и просто разбойниками с большой дороги, против которых феня сначала и задумывалась. Но ею уже не только общались, но и шифровали устную и письменную информацию, не желая разглашать тайны и секреты. Жаргон проник в воровские шайки, побывал в кандалах на Калыме. Так появился Воровской жаргон

Подробнее

Основные направления в истории модернизма

Информация пополнение в коллекции 31.07.2006

Особое внимание необходимо обратить на творчество немецких художников-экспрессионистов. Немецкие живописцы до и в особенности после Первой Мировой войны с огромной силой выражали чувство отчаяния и несогласия, протеста против окружающей их действительности, доходившей до полного трагизма в крайне острых формах. Большое влияние на немецких художников оказало творчество норвежца Э. Мунка, швейцарца Ф. Ходлера. Немецкие экспрессионисты для наибольшего «выражения» стали использовать упрощенные, примитивные и подчеркнуто грубые формы. Они демонстрировали «инстинктивное преувеличение формы в чувственном восприятии, импульсивно переносимое на плоскость». Таково искусство художников групп «Мост» (1906) и «Синий всадник» (1911). Отталкиваясь от творчества Ван-Гога и сделав решительный шаг от «изображения к выражению», экспрессионисты утверждали, что искусство «есть абсолютная свобода, преодоление всех предрассудков и условностей, в первую очередь морали, натурализма и идеализации действительности, а значит, и искусственного разделения внешней и внутренней реальности: реальность имеет только ту форму, которую ей придает ощущающий субъект». Экспрессионисты видели человека задавленным бездушным механизмом капиталистического мира. В годы Первой Мировой войны главной темой был смелый антивоенный протест. В произведениях левого «активистского» крыла экспрессионизма с неоспоримой правдой личного свидетельства передана характерная черта времени столкновение «конца» и «начала», неизбежности крушения старого мира, обновляющее дыхание революции. Но революция понималась как внезапное прозрение, духовное обновление толпы, пробужденной примером героической личности. Границы субъективного искусства оказывались в экспрессионизме широко раздвинутыми: они включали обобщенный образ восставшего человека и протестующей массы, идущих навстречу будущему. Современность часто изображалась как грандиозное шествие человечества к свету. Одним из безусловных художественных завоеваний левого экспрессионизма были его впечатляющие массовые сцены: пренебрегая созданием характера, экспрессионисты умели передать динамику охватившего сотни людей порыва, выразительность одновременного жеста тысяч рук. Искусство левого экспрессионизма по самой своей сути плакатно и имитационно: целью была не полнокровная, воплощенная в осязаемых образах картина действительности, а предельно острое выражение важной для автора истины, достигнутое путем любых преувеличений, концентрации тени и света.

Подробнее

Ахмадулина

Информация пополнение в коллекции 31.07.2006

Первый сборник стихов «Струна» (1962) отмечен поисками собственных тем. Позднее вышли в свет ее сборники «Уроки музыки» (1969), «Стихи» (1975; с предисловием П. Г. Антокольского), «Свеча», «Метель» (оба 1977), подборки стихов Ахмадулиной постоянно публиковались в периодике. Собственный поэтический стиль формируется к середине 1960-х. Впервые в современной советской поэзии Ахмадулина заговорила высоким поэтическим слогом. Возвышенная лексика, метафоричность, изысканная стилизация «старинного» слога, музыкальность и интонационная свобода стиха делают ее поэзию легко узнаваемой. Сама стилистика ее речи является бегством от современности, срединности, обыденности, способом создания идеального микрокосмоса, который Ахмадулина наделяет своими ценностями и смыслами. Лирическую фабулу многих ее стихов составляет не лишенное магического оттенка общение с «душой» предмета или пейзажа (свечи, портрета, дождя, сада), призванное дать им имя, пробудить их, вывести из небытия. Ахмадулина таким образом дает свое зрение окружающему миру. Во многих стихах, особенно с условоно-фантастической образностью (поэма «Моя родословная», «Приключение в антикварном магазине», «Дачный роман») она играет со временем и пространством, воскрешает атмосферу преимущественно 19 столетия, где находит рыцарство и благородство, великодушие и аристократизм, способность к безоглядному чувству и состраданию черты, которые составляют этический идеал ее поэзии: «Способ совести избран уже / и теперь от меня не зависит («Медлительность»). Желание обрести духовную родословную обнаруживается в стихах, обращенных к Пушкину, Лермонтову, Цветаевой, Ахматовой («Тоска по Лермонтову», «Уроки музыки», «Я завидую ей молодой» и др.); в их судьбе она находит совю меру любви, добра, «сиротства», трагической оплаченности творческого дара. Эту меру Ахмадулина предъявляет к современности и в этом (не только в слове и слоге) ее особый характер наследования традиции 19 века.

Подробнее

Ахматова

Информация пополнение в коллекции 31.07.2006

Сочиняя стихи с 11 лет и печатаясь с 18 лет (первая публикация в издававшемся Гумилевым в Париже журнале «Сириус», 1907), Ахматова впервые огласила свои опыты перед авторитетной аудиторией (Вяч. Иванов, М. А. Кузмин) летом 1910. Отстаивая с самого начала семейной жизни духовную самостоятельность, она делает попытку напечататься без помощи Гумилева осенью 1910 посылает стихи в «Русскую мысль» В. Я. Брюсову, спрашивая, стоит ли ей заниматься поэзией, затем отдает стихи в журналы «Gaudeamus», «Всеобщий журнал», «Аполлон», которые, в отличие от Брюсова, их публикуют. По возвращении Гумилева из африканской поездки (март 1911) Ахматова читает ему все сочиненное за зиму и впервые получает полное одобрение своим литературным опытам. С этого времени она становится профессиональным литератором. Вышедший год спустя ее сборник «Вечер» (с напутствием Кузмина) обрел весьма скорый успех. В том же 1912 участники недавно образованного «Цеха поэтов» (Ахматову избрали его секретарем) объявляют о возникновении поэтической школы акмеизма. Под знаком растущей столичной славы протекает жизнь Ахматовой в 1913: она выступает перед многолюдной аудиторией на Высших женских (Бестужевских) курсах, ее портреты пишут художники, к ней обращают стихотворные послания поэты (в т.ч. А. А. Блок, что породило легенду об их тайном романе). Возникают новые более или менее продолжительные интимные привязанности Ахматовой к поэту и критику Н. В. Недоброво, к композитору А. С. Лурье и др. В 1914 выходит второй сборник «Четки» (переиздавался около 10 раз), принесший ей всероссийскую славу, породивший многочисленные подражания, утвердивший в литературном сознании понятие «ахматовской строки». Летом 1914 Ахматова пишет поэму «У самого моря», восходящую к детским переживаниям во время летних выездов в Херсонес под Севастополем.

Подробнее

Жюль Верн, как первооткрыватель Интернета

Информация пополнение в коллекции 29.07.2006

Он, конечно, анархист, но лишь в том смысле, что требует независимости, признающей лишь один предел - высокое моральное сознание. Личность, в общем, вызывающая тревогу, ибо сам он тоже применяет насилие, что и свойственно мятежникам, колеблющимся между любовью и ненавистью, жалостью и жаждой мщения. Он не принял формулу Бланки - "ни бога, ни господина", ибо им владеет чувство, что он выполняет некую важную задачу, дело, порученное ему самим богом: он орудие в его руках, и дело, возложенное на него, наполняет его ужасом; "Боже мой! Довольно! Довольно!" - восклицает он. Таков мир, человек бьется, разрешая проблемы, которые свыше его сил и которые его сокрушают. Что же до господина, то и его он обрел, считая, что повинуется только самому себе, то есть всей совокупное га своих моральных принципов и даже своих предрассудков. И не является ли он силою обстоятельств господином для своей команды, которая слепо, хотя и по доброй воле, повинуется ему? Как все капитаны, Немо на своем судне полновластный хозяин, его авторитет признается всеми и не вызывает сомнений.

Подробнее

Николай Рубцов

Информация пополнение в коллекции 29.07.2006

На экзамене в Литературном институте, куда Рубцов поступил в 1962 году, он говорил, что, по его мнению, никакого отношения к традициям Маяковского не имеют те крикуны, которые в свое время заглушали подлинную поэзию. Не были близки ему и те "продолжатели традиций Маяковского", которыми в пору расцвета эстрадной поэзии кишмя кишела литературная и окололитературная Москва. В ответ на частые упреки в том, что его поэзия наводит на грустные мысли, Рубцов с вызовом заявлял, что писал и будет писать "пессимистические стихи", то есть по существу отрицал бездумный, легковесный оптимизм, характерный для многих молодых поэтов той поры. И в этом Рубцов оставался последовательным до конца. Уже к тому времени Рубцов нашел свой, отличный от есенинского, поэтический путь. От одной отправной точки - чувства неустойчивости, зыбкости деревенского покоя, на который неотвратимо наступает город, их пути пошли в разные стороны: Есениным город сначала принимался в штыки, вплоть до образа затравленного "железным гостем" поэта-волка: "Но отведает вражеской крови мой последний смертельный прыжок". Однако этот "прыжок" и в самом деле стал в развитии Есениным деревенской темы одним из последних: после "Сорокоуста", поминальной молитвы деревне ушедшей, в стихах, открывших цикл "Москва кабацкая", у него уже "нет любви ни к деревне, ни к городу".

Подробнее

Баллада: возникновение и развитие

Курсовой проект пополнение в коллекции 29.07.2006

Что же представляли собой эти испанские романсы, сыгравшие столь заметную роль в оформлении одной из важных жанровых разновидностей европейской литературной баллады? Выдающийся испанский филолог Р. Менендес Пидаль, называвший свою родину «страной романсов», стремился уяснить специфику испанских романсов по сравнению с песнями балладного характера у других европейских народов; он пришел к следующему выводу: «Романс это лиро-эпическая песня, обладающая самым героическим и рыцарским содержанием из всех песен такого рода; только датский и шведский визер может с ним сравниться. Но хотя визер тоже составляет исключение из общего правила, романсы не только шире представляют национальную жизнь и историю, но и более крепкими корнями связаны с героической поэзией, той поэзией, которая была источником развития новых литератур и из которой романсы восприняли героев, темы, особенности своей стихотворной формы и даже самые стихи. Романсы, разлившиеся по всем морям и землям, по которым протянулась испанская империя, это лиро-эпические песни, чарующие воображение других народов в южном и северном полушариях. Это песня, достигшая наибольших художественных высот и ставшая достойным источником для важных областей литературного творчества как в классическую, так и в современную эпоху... Наконец, романсы по своей традиционности, по охвату изображаемых в них исторических событий, по множеству эпических и моральных штрихов, освещающих определенные моменты истории, представляют собой квинтэссенцию характерных особенностей испанской жизни» [12, 563]. Р. Менендес Пидаль показал связь испанских романсов с древним испанским эпосом, с каролингским циклом эпических преданий, установил разнообразные литературные источники романсов, прежде всего новеллистику средних веков и эпохи Возрождения. По его мнению, сюжеты и формы испанских романсов сходны с сюжетами и формами народной лирической поэзии. Ученый подробно рассмотрел «процесс поглощения лирических форм формами, свойственными старинному эпосу» [12, 549]. Если же учесть, что в другой обширной работе «Арабская поэзия и поэзия европейская» на примере развития арабско-андалузского жанра заджаля Р. Менендес Пидаль убедительно доказал, что «в концепции куртуазной любви арабско-андалузская поэзия была предшественницей лирики Прованса и других романских стран и служила им образцом в отношении специфической формы, с чем связано совпадение всех семи разновидностей строфы с унисонной репризой в арабско-андалузской и романской поэзии» [12, 502], то становится понятным, что испанский романс сыграл в европейской балладной поэзии роль своеобразного моста, по которому в нее проникла не только испанская тематика и испанское поэтическое своеобразие, но и экзотический поэтический мир арабского Востока.

Подробнее

Развитие Западно-Европейской литературы в эпоху просвещения

Курсовой проект пополнение в коллекции 29.07.2006

Одним из шедевров Гете является «Фауст». Гете работал над «Фаустом» более 60 лет. Образ великого искателя истины взволновал его еще в юности и сопутствовал ему до конца жизни. В студенческие годы в Страсбурге он уже обдумывал грандиозные планы воссоздания титанических образов Геца фон Берлихингена и Фауста. Когда он познакомился с Гердером, который был старше его и уже завоевал известность в Германии некоторыми своими произведениями («Критические рощи», «Фрагменты»), он показал ему первые свои сочинения, лирические стихи, пьесу «Совиновники», но умолчал о планах относительно «Фауста». Он опасался холодных рассуждений раздражительного Гердера. «Тщательнее всего я таил от него свой интерес к определенным образам, крепко засевшим в меня и готовым мало-помалу вылиться в поэтической форме. Я говорю о «Геце фон Берлихингене» и «Фаусте». Жизнеописание первого до глубины души захватило меня. Этот суровый, добрый и самоуправный человек, живший в дикие, анархические времена, возбудил во мне живейшее участие. Прославленная кукольная комедия о втором на все лады звучала и звенела во мне. Я тоже странствовал по всем областям знания и уразумел всю тщету его. И я пускался во всевозможные жизненные опыты; они измучили меня и оставляли в душе еще большую неудовлетворенность. Теперь я вынашивал все эти темы, так же как и многое другое, тешил себя ими в часы одиночества, но ничего не записывал»,вспоминал впоследствии Гете в «Поэзии и правде».

Подробнее

Сатира в произведении М. Булгакова "Мастер и Маргарита"

Информация пополнение в коллекции 26.07.2006

В галерее московских граждан особое место занимает Иван Бездомный. Так же, фольклорно гротескный персонаж русских сказок Иван дурак, Бездомный постоянно попадает в нелепо смешные ситуации. По видимому, «бездомное» происхождение Иванушки определило его писательский псевдоним и критический настрой ко всему чужому, «иностранному». Кургузость мысли и неразвитость душевных чувств сделали простодушно наивного молодого человека активно действующим лицом в богоборческой кампании. Бездомный «девственный» человек, сначала поэт, потом профессор, тоже стремится управлять историей, о которой не имеет ни малейшего представления. Ироническое изображение героя раскрывается через интонационно своеобразную манеру авторского повествования и эмоциональную выразительность разговорной речи комических персонажей. Бездомный, который по заказу Берлиоза пишет антирелигиозную поэму о Иисусе Христе «очень черными красками», вдруг обнаруживает «полное незнакомство с вопросом», так как, к досаде редактора журнала, не может понять, что «главное не в том, каков был Иисус, а что Иисуса то… вовсе не существовало». Лексикосинтаксическая бессмыслица этой фразы с исключающей друг друга морфологической значимостью глаголов был не существовал (оксюморон) высмеивает очевидную безграмотность и умственную примитивность сочинителей. Этот философский идиотизм сопровождается их неврастенизмом по отношению к Воланду, который к нескрываемой зависти Бездомного, прекрасно владеет человеческой речью, а следовательно, не кто иной, как «немец», «англичанин», «француз» или «поляк». Бездомного в связи с этим вопросом одолевает жуткое подозрение: «где это он так наловчился говорить порусски, вот что интересно!». И чтобы выяснить это, Бездомный, «решив объявить незваному собеседнику войну», призывает на помощь милицию «с пулеметами для поимки иностранного консультанта».

Подробнее

Modal verbs

Дипломная работа пополнение в коллекции 24.07.2006

 

  1. “Грамматика английского языка: Морфология”. Кобрина, Корнеева, Осовская и др. С-П., 1999.
  2. “Грамматика английского языка. Пособие для студентов педагогических институтов.” Под ред. Ильиша.
  3. “Learn to read science”. Н.И. Шахова и др. “Наука”, 1980.
  4. “The English verb. A new grammar for every one”. А.К. Кравченко, Л.В. Ушакова и др. Иркутск, 1997.
  5. “Modality in Modern English”. Е.М. Гордон и др. М., 1968.
  6. “Модальные глаголы в английском языке”. Е.А. Зверева.
  7. “Составные глаголы в современном английском языке”. М.Д. Кузнецов и др. М., 1959.
  8. “Пособие по морфологии английского языка”. Е.А. Корнеева. М. “Высшая школа”, 1974.
  9. “Модальные глаголы в английской речи: учебное пособие для студентов институтов и факультетов иностранных языков”. А.П. Грызулина. М., “Высшая школа”, 1986.
  10. “Английский глагол”. Т.А. Расторгуева, И.П. Верховская и др. М., 1987.
  11. “Очерки по сопоставительной грамматике русского и английского языков”. А.И. Смирницкий. М., “Высшая школа”, 1975.
  12. “Морфология английского языка”. А.И. Смирницкий. М., 1959.
  13. “Наклонения английского языка”. М.В. Смолина. М., 1977.
  14. “Учебник английского языка”. Е.К. Старщникова и др. М., 1979.
  15. “Английский язык для студентов старших курсов”. Г.А. Попова и др. М., 1961.
  16. “Учебник английского языка”. С.В. Понтович. М., 1960.
  17. “Трудности перевода общественно-политического текста с английского на русский”. Т.А. Зражевская, Т.И. Гуськова. М., 1986.
  18. “Новое в английской грамматике”. Г.А. Вейхман. М., 1990.
  19. “Учебник английского языка”. Т.И. Арбекова, А.Д. Бодрова. М., 1968.
Подробнее

My favourite writers

Статья пополнение в коллекции 24.07.2006

Dickens was born in 1812 in Portsmouth. He was the second of the eight children in the family. Although not poor by the standards of the time, the Dickens family lived through a series of financial crises. In 1823 facing a financial ruin, the family moved to London, where Charles began to work in a warehouse for six shillings a week. At that time his father was arrested for debt. Only at the age of twelve Charles was sent to school, where he did well, and at the age of fifteen he got a job in a legal firm. After learning shorthand, he became a reporter for the “Morning Chronicle” and soon wrote “Pickwick Papers”. In 1836, when “Pickwick Papers” were published, he became the most popular living novelist in England and held this position until he died. Then he published novel after novel- “Oliver Twist”, “Nickolas Nickleby”, “The Old Curiosity Shop”, “David Copperfield”, “Little Dorit” and many others. Besides constantly writing novels he was editing newspapers and magazines, giving readings from his books to huge crowds of people.

Подробнее

Adam Smith

Информация пополнение в коллекции 24.07.2006

It should be noted that each of these stages is accompanied by institutions suited to its needs. For example, in the age of the huntsman, “there is scar any established magistrate or any regular administration of justice. “ With the advent of flocks there emerges a more complex form of social organization, comprising not only “formidable” armies but the central institution of private property with its indispensable buttress of law and order as well. It is the very essence of Smiths thought that he recognized this institution, whose social usefulness he never doubted, as an instrument for the protection of privilege, rather than one to be justified in terms of natural law: “Civil government,” he wrote, “so far as it is instituted for the security of property, is in reality instituted for the defence of the rich against the poor, or of those who have some property against those who have none at all.” Finally, Smith describes the evolution through feudalism into a stage of society requiring new institutions such as market-determined rather than guild-determined wages and free rather than government-constrained enterprise. This later became known as laissez-faire capitalism; Smith called it the system of perfect liberty.

Подробнее

The people must fight for their laws as for their walls

Статья пополнение в коллекции 24.07.2006

The Constitution of ane sovereign state is a guarantee of fundamental equal human rights for its citizens. Unfortunately, very often the rights of people are violated, the dignity and worth of the human person are humiliated and this shows only disadvantages of the law system of the country. In the Constitution of any country the observance of human rights and fundamentak freedoms is mentioned, so if someones rights are violated he has the rght to fight for his rights.

Подробнее

Свобода и насилие над личностью в творчестве Ф.М. Достоевского

Информация пополнение в коллекции 24.07.2006

Роман «Преступление и наказание» рассказывает о судьбе студента Родиона Раскольников. Он талантливый и умный человек загнан обстоятельствами на самое дно общества. Он ютится в маленькой каморке на последнем этаже дома. Раскольникову приходится покинуть университет, так как у него нет средств для продолженья учебы. В обстановке мрака и безысходности у него рождается идея о деление общества на два разряда. По его теории вся власть в мире принадлежит избранным людям, которые смеют заявить о своем праве на нее. Они абсолютно свободны в выборе средств для достижения цели. Достигнув власти, они становятся абсолютно свободными потому, что только власть дарует человеку свободу. Остальных же людей он причисляет к разряду «тварей», неспособных к свободной, независимой жизни. Они всю жизнь привыкли подчиняться кому-то, у них не достаточно сил, чтобы ни от кого не зависеть. Раскольникова мучает мысль, к какому разряду относится он сам. В нем закрадывается страшная мысль проверить это посредством преступления. У него рождается идея убить старуху процентщицу. Для него это первый шаг на пути достижения власти. Раскольников всей душой жаждет свободы, которая для него ассоциируется с властью. Усиливает его желание доказать себе, что он принадлежит к тому не большему кругу избранных письмо матери. В нем она рассказывает о притеснениях, которые приходится терпеть ей и сестре Раскольникова. Родион чувствует, что он и его семья находится в рабской зависимости от богатых сильных людей. Теперь его желание становится еще крепче. В его голове часто появляется мысль о Наполеоне, погубившем сотни тысяч людей на поле брани. На его пути стояли непреодолимые преграды, но он сломил их. Раскольников задает себе вопрос, а смог ли бы Наполеон убить старуху, если бы на его пути стояли бы не тысячи, а лишь она одна. Он решает, что «безусловно смог». Деньги, которые Раскольников смог бы получить, убив старуху, дали бы ему возможность достичь свободы. Он смог встать во главе тех, кто сам не может постоять за себя. Он смог бы осчастливить множество людей. Однако их счастье Раскольников понимает, как сытую спокойную жизнь за спиной у своего предводителя.

Подробнее

Взгляд на историю (по роману Л. Н. Толстого "Война и мир")

Сочинение пополнение в коллекции 18.07.2006

Но главное, чем отличаются взгляды писателя и историков это различное понимание того, от чего зависит победа в войне. Если историки считали главными составляющими победы удачно выбранную позицию войск, численность и профессионализм армии, а также точно рассчитанную тактику и стратегию главнокомандующего, то Толстой видел залог успеха в морально-психологическом состоянии войска, патриотизме солдат и понимании ими смысла и целей войны. Писатель подчеркивает, что кампания 1805 года была проиграна, потому что народ не понимал ее смысла и не мог бороться за то, значения чего не понимал. Толстой восстает против войны грабительской и захватнической, жестокой и несправедливой, но рассматривает как священную войну, вызванную необходимостью защиты Отечества. Писатель считает, что Отечественная война 1812 года была выиграна благодаря «скрытому чувству патриотизма» русского народа, массово вставшего на защиту Родины от захватчиков и грабителей. Внешняя опасность объединила всех людей, независимо от их социального положения: старостиха Василиса и дьячок «уничтожали великую армию по частям», князь Андрей и Тушин вместе расстреливали оккупированную французами деревню, граф Безухов ел из одного котелка с простыми солдатами. Именно в этом всеобщем единении Толстой и видит главную причину победы в Отечественной войне. Писатель подчеркивает, что общественно-значимую роль событиям придает именно участие в них народа, и изображает всю войну, как войну народную, вопреки мнению историков, что она была выиграна лишь благодаря гениальному расчету Кутузова, заставившего ослабевшую наполеоновскую армию идти по разоренной ими же самими Смоленской дороге.

Подробнее

Франция в жизни и творчестве В.К. Кюхельбекера

Курсовой проект пополнение в коллекции 14.07.2006

«Филипп де Шампань… может служить нам примером всех достоинств и недостатков большей части исторических живописцев Французской школы. Его рисовка верна, расцвечение свежо; правила анатомии везде соблюдены, складь одежды тщательна и вместе свободна… выражение его лиц разительно. Но по большей части ложно и принужденно, и потому его лучшие произведения получают что-то похожее на кривляние. Филипп де Шампань заимствовал все искусство у лучших италианских художников; но он не был Промефеем: он не мог похитить их вдохновения», - в этом описании, по сути, содержится главный критерий, по которому Кюхельбекер оценивал творения живописцев. Содержание представляется поэту гораздо важнее формы. Неважно, насколько точно соблюдены пропорции фигур главное, чтобы лица светились искренними чувствами, и картина дышала вдохновением художника. В качестве примера привожу описание картины Рубенса: «Одна из его лучших мною виденных картин «Поклонение волхвов»: она служит украшением Лионской галереи. Рубенс не есть живописец Грации; но мальчик, который здесь между двумя волхвами, так мил, так прелестен, его голубые глаза так живы и в то же время исполнены такой доброты, что, кажется, сама Грация водила хотя раз рукою живописца силы. Но самая трудная задача картины разрешена в изображении царя эфиопского: в этой голове Рубенс показал себя истинно великим художником. Он безобразным чертам и смуглому цвету эфиопского лица придал столько благочестия и душевной теплоты, что забываешь его наружную отвратительность и с удовольствием останавливаешься на выражении».

Подробнее
<< < 616 617 618 619 620 621 622 623 > >>