Литература

Литература

Гротеск, контрастность и гиперболизация в романе Г. Г. Маркеса "100 лет одиночества"

Информация пополнение в коллекции 25.08.2006

Роман мог бы называться и иначе без слова "одиночество", и тем не менее трудно назвать другую тему, которая столь же неодолимо влечет писателя и пронизывает все творчество Гарсиа Маркеса, как неизбывное одиночество его героев. Тема одиночества сродни повторяющемуся музыкальному мотиву в бесконечной симфонии его творчества. Однако лишь в романе "Сто лет одиночества" эта тема становится центральной и, как бы разбившись на тысячи осколков, придает каждому из его персонажей свое, непохожее на других, но столь же одинокое лицо. Одиночество смерти, о котором поведал Мелькиадес ("Он действительно побывал на том свете, но не мог вынести одиночества и возвратился назад"), одиночество власти, подчинившее себе одного из самых одаренных в роду Буэндиа Аурелиано ("Заплутавшись в пустыне одиночества своей необъятной власти"), одиночество старости, в которое на долгие годы погрузилась самая обаятельная из героинь прародительница Урсула ("в лишенном света одиночестве своей глубокой старости"), одиночество неприступности, жертвой которого стала Амаранта ("Амаранта заперлась в спальне, чтобы до самой смерти оплакивать свое одиночество"), каждый из героев романа настолько неповторим и ярок, что оказался способным на свой путь и свою долю. Пустыня одиночества, по которой они бесцельно бродят, твердая его скорлупа, которую они пытаются продолбить ключевые мотивы романа и постоянные напоминания об их неспособности к теплу и солидарности, о чем, уже по выходе романа, отвечая на недоуменные вопросы журналистов, неоднократно говорил сам Гарсиа Маркес. Есть, впрочем, в разговоре об одиночестве и точка отсчета творческая, коль скоро неизбежное одиночество творца, имеем ли мы мужество в этом себе признаться или нет, лежит в основе того таинства, которому обречен художник и которым он одаривает читателя. Гарсиа Маркес этим мужеством обладает. В интервью, данном в 1979 году Мануэлю Перейре, корреспонденту журнала "Bohemia", он сказал: "Считаю, что если литература продукт общественный, то литературный труд абсолютно индивидуален и, кроме того, это самое одинокое занятие в мире. Никто не может тебе помочь написать то, что ты пишешь. Здесь ты совершенно один, беззащитен, словно потерпевший кораблекрушение посреди моря".

Подробнее

Европейское языкознание 16--18 вв.

Информация пополнение в коллекции 25.08.2006

В 16--18 вв. активно разрабатывались вопросы природы и сущности языка, его происхождения и т.п., причем это делалось исключительно в работах философов. Так, представитель философской грамматики Ф. Бэкон 1561--1626) противопоставлял ее по целям и задачам грамматике "буквенной", т. е. практической. Джамбаттиста Вико (1668--1744) выдвинувший идею объективного характера исторического процесса, который проходит в своем развитии три эпохи -- божественную, героическую и человеческую, а также конкретизирующую то же общее направление и те же смены эпох идею развития языков. Первым выдвинул идею искусственного языка Рене Декарт (1596--1650). Джон Локк (1632--1704) связывал изучение значений с познанием сущности языка. Г.В. Лейбниц (1646--1716) отстаивал звукоподражательную теорию происхождения языка, как и Вольтер / Франсуа Мари Аруэ (1694--1778). М.В. Ломоносов (1711--1765) связывал язык с мышлением и видел его назначение в передаче мыслей. Жан Жак Руссо (1712--1778) выступил как автор теории о двух путях происхождения языка -- на основе социального договора и из эмоциональных проявлений (из междометий). Дени Дидро (1713--1784) искал истоки языка в общности для определенной нации навыков выражать мысли голосом, заложенных в людях богом. Много внимания проблемам философии языка уделял Иммануил Кант (1724--1804).

Подробнее

Жанровая уникальность романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита"

Информация пополнение в коллекции 25.08.2006

Роман Булгакова "Мастер и Маргарита" был опубликован в 1966-1967 годах и сразу принес писателю мировую славу. Сам автор определяет жанр произведения как роман, но жанровая уникальность до сих пор вызывает у литераторов споры. Его определяют как роман миф, философский роман, роман-мистика и так далее. Это так происходит потому, что роман соединяет в себе все жанры сразу, даже те, которые вместе существовать не могут. Повествование романа направлено в будущее, содержание как психологически так и философски достоверное, проблемы, затронутые в романе, вечные. Основной идеей романа является борьба добра и зла, понятий неразделимых и вечных. Композиция романа столь же оригинальна, как и жанр - роман в романе. Один - о судьбе Мастера, другой о Понтий Пилате. С одной стороны, они противопоставлены друг другу, с другой - как бы образуют единое целое. Этот роман в романе собирает в себя глобальные проблемы и противоречия. Мастера волнуют те же проблемы, что и Понтия Пилата. В конце романа, можно заметить, как Москва соединяется с Ершалайм, то есть один роман совмещается с другим и переходят в одну сюжетную линию. Читая произведение мы находимся сразу в двух измерениях: 30-е годы ХХ века и 30-е годы I века новой эры. Мы видим, что события происходили в одном и том же месяце и в несколько дней пред Пасхой, только с промежутком в 1900 лет, что доказывает глубокую связь между московскими и ершалаимскими главами. Действие романа, которые разделены почти двумя тысячами лет, гармонируют между собой, а связывает их борьба со злом, поиск истины творчество. И все же основным героем романа является любовь. Любовь - вот что очаровывает читателя и делает произведение романом по жанру. Вообще, тема любви является самой любимой для писателя. По мнению автор, все счастье, выпавшее в жизни человеку, исходит их любви. Любовь возвышает человека над миром, постигает духовное. Таково чувство у Мастера и Маргариты. Именно поэтому автор внес эти имена в заголовок. Маргарита полностью отдается любви, и ради спасения Мастера, продает свою душу дьяволу, беря на себя огромный грех. Но все же автор делает ее самой положительной героиней романа и сам встает на ее сторону. На примере Маргариты Булгаков показал, что каждый человек должен делать свой личный выбор, не прося помощи у высших сил, не ждать милостей от жизни, человек сам должен делать свою судьбу.

Подробнее

Жизнь и творчество М.И. Цветаевой

Информация пополнение в коллекции 25.08.2006

Характерные для лирики Цветаевой романтические мотивы отверженности, бездомности, сочувствия гонимым подкрепляются реальными обстоятельствами жизни поэтессы. В 1912 году Марина Цветаева выходит замуж за Сергея Яковлевича Эфрона. В 1918-1922 вместе с малолетними детьми она находится в революционной Москве, в то время как ее муж Сергей Яковлевич Эфрон сражается в белой армии в Крыму (стихи 1917-1921, полные сочувствия белому движению, составили цикл «Лебединый стан»). Но затем он разочаровался в белом движении, порвал с ним и стал студентом университета в Праге. В мае 1922 года Цветаевой было разрешено вместе с дочерью выехать за границу к мужу. С этого времени начинается эмигрантское существование Марины (кратковременное пребывание в Берлине, затем три года в Праге, а с ноября 1925 в Париже). Это время отмечено постоянной нехваткой денег, бытовой неустроенностью, непростыми отношениями с русской эмиграцией, возрастающей враждебностью критики. Эмиграция явилась для поэтессы тяжелейшим испытанием, ибо она не желала идти в общем створе большинства соотечественников: публично не поносила революцию, всячески славила свою родную Россию. «Надо мной здесь все люто издеваются, играя на моей гордыне, моей нужде и моем бесправии (защиты нет), писала она, нищеты, в которой я живу, вы себе представить не можете, у меня же никаких средств к жизни, кроме писания. Муж болен и работать не может. Дочь вязкой шапочек зарабатывает 5 франков в день, на них вчетвером (у меня сын 8-ми лет, Георгий) живем, то есть просто медленно подыхаем с голоду… Не знаю, сколько мне еще осталось жить, не знаю, буду ли когда-нибудь еще в России, но знаю, что до последней строки буду писать сильно, что слабых стихов не дам».

Подробнее

Влияние социально-экономических процессов на экспансию сниженной лексики в современном русском языке...

Информация пополнение в коллекции 24.08.2006

Таким образом, данные ставят факты сниженного словоупотребления в зависимость не от определенного статуса носителей языка, а от характера коммуникативной ситуации. Тем самым закладываются основы для нового понимания социальных жаргонов. Как известно, современные изыскания по вопросу о распространенности социальных диалектов опираются на предположение об их замкнутости в среде их носителей. Утрированно (или на бытовом уровне) эту точку зрения можно выразить так: уголовник, наркоман, милиционер и т.д. пользуется присущим ему языком, не осознавая его сниженности, неуместности. Лингвистические материалы говорят о том, что человек любого социального уровня в соответствующей речевой ситуации может перейти в сниженный регистр языка, преследуя определенные коммуникативные цели. Опыт подсказывает, что ни один студент, увлеченный музыкой, не станет на экзамене объясняться с преподавателем на языке музыкального жаргона; уголовнику, желающему устроиться на работу, в отделе кадров любого предприятия придется забыть арго и, как правило, он с этим успешно справляется; инженер, всю жизнь вращавшийся в интеллигентской среде и теперь занявшийся предпринимательством, овладевает не только коммерческим жаргоном, но и тесно связанным с ним языком уголовной крыши. Жизнь дает много других примеров.

Подробнее

Образ матери-женщины в современной литературе

Сочинение пополнение в коллекции 24.08.2006

Многие современные авторы обращаются к этой теме. С любовью и уважением пишет о своей матери известный хирург и писатель Ф. Углов в книге « Сердце хирурга». Автор утверждает, что «сыновнюю любовь и большое уважение к матери не стёрли годы». Родом она была из сибирских крестьян. Писатель всегда удивлялся терпению русской женщины, восхищался её достоинством и добротой. Несмотря на невзгоды, тяжёлые испытания, мать Ф. Углова не утратила милосердия, сострадания к людям, всегда стремилась чем либо помочь. « Желание помочь другим, охота к труду были в нашей матери» -, писал автор. Возможно, любовь к людям, к работе были у писателя от матери. Какие слова нужно найти, чтобы написать о материнской мудрости и материнской любви? Углов благодарен матери за всё, чему она научила в жизни. Сама же мать совсем не ходила в школу, была неграмотной. Обладала прекрасной памятью, легко запоминала содержание книг, которые читались в доме вслух, неплохо знала историю русского народа, помнила даты важнейших событий, имена и дела выдающихся людей. Писатель утверждает, что любовь к чтению привили ему мать и отец, который очень любил читать вслух. Любовь к чтению, к русской истории и к русскому народу были заложены в писателе ещё с детства. Углов в своей книге также рассказывает о том, что суждения матери были просты, человечны, поражали глубиной обобщений. Особенно близко к сердцу принимала она судьбы своих односельчанок, в разговорах с сочувствием и большим пониманием относилась к политическим ссыльным, которые жили в деревне. Осознавала, что всё их «преступление» - это стремление облегчить жизнь народа. Мать очень сочувствовала этим людям. Ф.Углов писал, что его мать была простой крестьянкой, но была в ней интеллигентность и душевность. Когда же Углов работал врачом, мать помогала его семье. «Всю работу по дому и заботу о нас брала на себя, создавая тот уют, без которого невозможна плодотворная работа», - вспоминал писатель. Часто мать приводила из жизни случаи, где справедливость всегда торжествовала. Автор пишет, что очень любил эти « мамины разговоры». Они всегда были проникнуты любовью к людям и верой в справедливость. « Ложь и зло на коротких ножках ходят, а добро живёт долго», - говорила мать. От таких слов легче становилось на душе, « быстрее забывались обиды». Мать Ф.Углова была беспокойным, неравнодушным человеком. Автор вспоминает тот случай, когда его мама рассказала ему о судьбе Наташи. Эта девушка жила в одной деревне с его матерью. После этой истории Углов понял, что от него ждут профессиональной помощи. Эту девушку считали безнадёжной больной. Никто из хирургов не брался её оперировать. Матери Углова было очень жаль Наташу, и она уговорила сына пойти на такую рискованную операцию. Внимание и забота матери хирурга, его « золотые руки » спасли девушку. Ф.Углов всегда прислушивался к материнскому наказу: « Федя, старайся делать людям добро. От этого им легче и сам делаешься чище. Да и такое оно, добро: сделал его в одном месте, оно возвращается к тебе в другом, когда и не ждёшь совсем…» Автор в своей книге пишет о том, что его мать была воплощением доброты и долготерпения, как и большинство простых русских женщин, чья душевная забота всегда согревала их детей. Писатель утверждает, что именно матери дают сыновьям силу и уверенность. Это они стоят у начала любого человеческого подвига.

Подробнее

Кавказ в творчестве М.Ю.Лермонтова

Информация пополнение в коллекции 24.08.2006

 êîíöå 1837ã. Ëåðìîíòîâà õëîïîòàìè áàáóøêè ïåðåâîäÿò â Ãðîäíåíñêèé ãóñàðñêèé ïîëê, â Íîâãîðîä. Îí âîçâðàùàåòñÿ â Ðîññèþ, èñïîëíåííûé óäèâèòåëüíûõ òâîð÷åñêèõ çàìûñëîâ: «Ãåðîé íàøåãî âðåìåíè», êàâêàçñêàÿ ðåäàêöèÿ «Äåìîíà», «Ìöûðè», «Áåãëåö», «Àøèê-Êåðèá», «Äàðû Òåðåêà», «Êàçà÷üÿ êîëûáåëüíàÿ ïåñíÿ», «Òàìàðà», «Ñâèäàíüå», «Êèíæàë», «Ïðîùàíèå», «Õàäæè Àáðåê», - âñå ýòî ñòàëî ðåçóëüòàòîì åãî ñêèòàíèé ïî Ñåâåðíîìó Êàâêàçó è Çàêàâêàçüþ â 1837 ãîäó. Èçâåñòíûé ãðóçèíñêèé ïîýò Èëüÿ ×àâ÷àâàäçå ïèøåò, ÷òî «Â ñâîèõ ìîùíûõ ñòèõàõ, ïðåèñïîëíåííûõ ïîýçèè, Ëåðìîíòîâ èçîáðàçèë âåñü Êàâêàç è, â ÷àñòíîñòè, Ãðóçèþ».
Âî âðåìÿ âòîðîé ññûëêè (1840 ã.) Ëåðìîíòîâ ïîïàäàåò â Ìàëóþ ×å÷íþ ïîñëå äóýëè ñ ñûíîì ôðàíöóçñêîãî ïîñëà Ýðíåñòîì äå Áàðàíòîì. Íàêàçàíèåì áûë ïåðåâîä òåì æå ÷èíîì (ïîðó÷èê) â Òåíãèíñêèé ïåõîòíûé ïîëê, âîåâàâøèé íà Êàâêàçå. Ýòî ñîîòâåòñòâîâàëî æåëàíèþ è ñàìîãî ïîýòà. “Åñëè, ãîâîðèò, ïåðåâåäóò â àðìèþ, áóäåò ïðîñèòüñÿ íà Êàâêàç”, - òàê ïåðåäàâàë òîãäàøíåå íàñòðîåíèå Ìèõàèëà Þðüåâè÷à Áåëèíñêèé. Èìåííî òîãäà ïîýò ó÷àñòâîâàë â áîåâûõ äåéñòâèÿõ è íå ðàç ðèñêîâàë æèçíüþ â áîÿõ ñ ÷å÷åíöàìè.

Подробнее

Тема дороги, пути в поэмах "Мертвые души" Н. В. Гоголя и "Кому на Руси жить хорошо&qu...

Информация пополнение в коллекции 24.08.2006

В седьмой главе поэмы автор снова обращается к образу дороги, и здесь этот образ открывает лирическое отступление поэмы: «Счастлив путник, который после длинной, скучной дороги с ее холодами, слякотью, грязью, невыспавшимися станционными смотрителями, бряканьями колокольчиков, починками, перебранками, ямщиками, кузнецами и всякого рода дорожными подлецами видит наконец знакомую крышу с несущимися навстречу огоньками...» Далее Гоголь сравнивает два пути, избранных писателями. Один выбирает путь проторенный, на котором его ждет слава, почести, рукоплескания. «Великим всемирным поэтом именуют его, парящим высоко над всеми гениями мира...» Но «нет пощады у судьбы» для тех писателей, которые выбрали совсем иной путь: они дерзнули вызвать наружу все, «что ежеминутно пред очами и что не зрят равнодушные очи, - всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога...» Сурово поприще такого писателя, так как его не понимает равнодушная толпа, он обречен на одиночество. Гоголь считает, что труд именно такого писателя благороден, честен, высок. И он сам готов идти об руку с такими писателями, «озирать всю громадно-несущуюся жизнь, озирать ее сквозь видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы». В этом лирическом отступлении тема дороги вырастает до глубокого философского обобщения: выбора поприща, пути, призвания. Завершается же произведение поэтическим обобщением - образом летящей птицы-тройки, являющейся символом всей страны. Проблемы, затронутые Гоголем в поэме, это не конкретно поставленный вопрос, и лишь в заключительных строках первого тома «Мертвых душ» ясно и отчетливо звучит: «...Русь, куда ж несешься ты? » И мы понимаем, что для автора Русь это тройка, несущаяся по дороге жизни. И жизнь та же дорога, бесконечная, неведомая, с вершинами и падениями, тупиками, то хорошая, то плохая, то сплошная грязь, без начала и конца. В «Мертвых душах» тема дороги - основная философская тема, а все остальное повествование - лишь иллюстрация к тезису «дорога есть жизнь». Завершает Гоголь поэму обобщением: он 474

Подробнее

Лесков

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.08.2006

Сначала, под явным влиянием реакционных идей Каткова, он обратился к жизни захолустного русского духовенства: так возник замысел "Божедомов", из которого получились "Соборяне" с протоиереем Туберозовым в центре. Понятно в связи со всем сказанным выше, что крайней противоречивостью отмечена общая идейно-художественная концепция "Соборян" - этой, по определению Горького, "великолепной книги". В центре повествования стоит совершенно неожиданный герой - старый провинциальный русский священник Савелий Туберозой. Старый протопоп характеризуется чертами, обычными для ряда героев Лескова. С одной стороны, есть в нем особенности, прочно связанные с определенной бытовой средой, он подчеркнуто "сословен", как это всегда бывает у Лескова, его жизненный путь, его навыки, обычаи нигде, кроме среды российского духовенства, немыслимы. Бытовое начало, очень четко и многосторонне обрисованное, является здесь и ключом к человеческой личности, к психологии, к особенностям душевной жизни - в этом смысле принципы конструирования характера решительно ничем не отличаются от тех, которые мы видели в "Житии одной бабы" или в "Леди Макбет Мценского уезда". Вместе с тем Савелий Туберозов в не меньшей степени, чем другие герои Лескова, представляется "выломившимся" из своей среды. Старый протопоп - белая ворона в кругу типических для духовной среды людей и нравов, об этом читатель узнает с первых же страниц его "жития". Он ведет себя совсем не так, как полагается вести себя рядовому, обычному русскому священнику, и притом делает это буквально с первых же шагов своей деятельности. Он - человек, "выломившийся" с самого же вступления в активную жизнь сословия. Демикотоновая книга" - это дневник старика Туберозова за тридцать лет его дореформенной жизни (в книге действие происходит в 60-е годы). Вся "демикотоновая книга" наполнена вариантами одного жизненного сюжета - беспрерывных столкновений Туберозова с церковными и отчасти гражданскими властями. Туберозов представляет себе свою деятельность как гражданское и нравственное служение обществу и людям. С ужасом убеждается протопоп в том, что совершенно иначе оценивает свои функции сама церковь. Церковная администрация представлена насквозь омертвевшей бюрократической организацией, превыше всего добивающейся внешнего выполнения закостенелых и внутренне бессмысленных обрядов и правил. Столкновение живого человека и мертвого сословного ритуала: - вот тема "демикотоновой" книги. Протопоп получает, скажем, солидный служебный "нагоняй" за то, что он осмелился в одной из своих проповедей представить в качестве примера для подражания старика Константина Пизонского, человека, являющего своей жизнью образец действенного человеколюбия. Официальная церковь интересуется всем, чем угодно, кроме того, что Туберозову кажется самой сутью христианства, она придирчиво следит за выполнением мертвого ритуала и жестоко карает своего служителя, осмеливающегося смотреть на себя как на работника, приставленного к живому делу. Все происходящее в "демикотоновой книге" не случайно отнесено в основном к дореформенной эпохе. Лесков наводит на мысль о том, что к эпохе реформ в среде духовенства обозначились те же признаки внутреннего распада, что и в других сословиях - купечестве, крестьянстве и т. д.

Подробнее

Серебряный век русской литературы. В. Хлебников

Информация пополнение в коллекции 24.08.2006

Однако и в эти годы поэт остается утопистом-мечтателем. Главную силу,способную преодолеть “земной хаос” и объединить “творян” всего мира, Хлебников по-прежнему видел (наряду с овладением “числовыми” законами Времени ) в заново созданном,изобретенном им “звездном” языке, пригодном для всей “звезды”- Земли. Именно этим, а не только однозначно нигилистическим эпатажем футуристов,отвергавших весь комплекс культуры прошлого (в т.ч. и язык), объясняются обширные поэтико-лингвистические эксперименты Хлебников, сопутствующие всему его творчеству и казавшиеся многим современникам единственной самоцелью и сущностью хлебниковской поэзии. Хлебников предпринял реформу поэтического языка во всем его объеме. Звук в его поэтической системе несет в себе самоценное значение, способное насытить произведения художественным смыслом (см.статью “Наша основа”, 1919). Истоки смысла несущих фонем Хлебников находил в народных заклинаниях и заговорах ( см. поэму “Ночь в Галиции”, 1913), бывших, по определению поэта, “как бы заумным языком в народном слове” (V, 225), - отсюда термин «заумь», «заумный язык». Слова, разложенные на «первоначальные» фонетические значения, Хлебников собирает на основе созвучий заново, стремясь сформировать гнезда неологизмов одного корня (этот процесс он называл поначалу «сопряжением» корней, а позднее «скорнением»). По такой методике строились «экспериментальные» произведения: «Заклятие смехом», «Любхо» и др. Эксперимент распространялся и на синтаксис (вплоть до отказа от знаков препинания ), порождая особую ассоциативную структуру стиха на внешней основе примитивистской техники и подчеркнутого инфантилизма поэтики: раешник, лубок, анахронизм, «графоманство» и т.п. «Ребенок и дикарь,- писал Ю.Тынянов о Хлебникове,- были новым поэтическим лицом, друг смешавшим твердые «нормы» метра и слова» (Вступ. ст., 1, 23 ). Антиэстетическое “дикарство” и “инфантилизм” Хлебникова действительно были формой футуристического эпатажа по отношению к застывшему в общепринятых “нормах” старому буржуазному миру. Однако целостная суть поэтико-лингвистических экспериментов была шире и включала в себя не только разрушающий, но и созидающий пофос. С уходом в послеоктябрьском творчестве Хлебникова нигилистического начала поэт отказывается от многих крайностей своих экспериментов в сфере “заумной” поэтики.В то же время он продолжает поиски методов обновления жанровой структуры лирики, эпоса и драмы на пути создания единого “синтетического” жанрообразования. Сюда следует отнести неудачные хлебниковские попытки создания “сверхповестей” (“Царапина по небу”, 1920; “Зангези”, 1922), замысленных как своеобразная “книга судеб”, содержащая универсальные ключи к овладению “новыми” знаниями и законами жизнетворчества.

Подробнее

А. С. Пушкин в творчестве Марины Цветаевой

Информация пополнение в коллекции 22.08.2006

Метод анализа Марины Цветаевой можно назвать интуитивным постижением. Марина Цветаева утверждала, что высшей ценностью и достоверностью в искусстве является «опыт личной судьбы», «кровная истина». От этой «кровной истины» недалеко и до кровного родства, о чём Марина Цветаева и «проговаривается» в очерке «Мой Пушкин»: «С пушкинской дуэли во мне началась сестра». Так в творчестве Марины Цветаевой можно обнаружить «скрытые претензии» едва ли не на кровное родство с А. С. Пушкиным, на происхождение от одного предка. Естественно, что эти «претензии» казались современникам необоснованными, «незаконными». В довершение всего свою работу Марина Цветаева назвала «Мой Пушкин». «Мой» в этом названии явно превалировало и многим современникам показалось вызывающим. «Мой Пушкин» был воспринят как претензия на единоличное владение и претензия на единственно верное толкование. Наблюдается некоторое несоответствие заглавия и жанра работы. «Мой Пушкин» - автобиографическое эссе. В заглавии А. С. Пушкин, в содержании собственная биография автора. Валерий Брюсов много раньше Марины Цветаевой назвал одну из своих работ «Мой Пушкин», эта работа дала название целой книге статей об А. С. Пушкине, изданной уже после смерти Валерия Брюсова. Но в статьях Валерия Брюсова речь и шла об А. С. Пушкине, как было заявлено в заглавии, о его произведениях с привлечением лишь малой доли автобиографизма. У Валерия Брюсова преобладающим моментом становится всё же «повествование» об А. С. Пушкине, а не о себе. «Мой Пушкин» Марины Цветаевой, напротив, настолько её личный, неотторжимый от её судьбы, начиная с детских впечатлений и кончая очерком.

Подробнее

Изображение Руси в "Слове о полку Игореве"

Сочинение пополнение в коллекции 22.08.2006

Автор “Слова” рисует удивительно живой образ Русской земли. Создавая “Слово”, он сумел окинуть взором всю Русь целиком, объединил в своем описании и русскую природу, и русских людей, и русскую историю. Свой призыв к единению, свое чувство любви к родине автор воплотил в живом, красочном образе Русской земли. Образ Руси - существенная часть “Слова” как призыва к ее защите. Автор так показывает удивительно органичное сочетание всего в Русской земле, что сама мысль о разобщенности кажется нам неестественной. С трудом верится, что мирный труд русских пахарей нарушен усобицами князей, что многие русские мужи полегли в битве. Природа живет и дышит в “Слове” заодно с человеком, поддерживает могучих русских воинов. Природа радуется их победам, и грустит об их поражениях. Автор рисует неохватные просторы русской земли. Едва ли в мировой литературе есть произведения, которые охватывали бы столь обширные географические пространства: Дон, Днепр, Волга, Дунай, Киев, Полоцк, Чернигов, Курск, Новгород все это наша Родина. Автор описывает эти места, придавая им живые, теплые черты. С другой стороны, он противопоставляет их “мертвой” половецкой степи “стране незнаемой”, “грязевым местам”.

Подробнее

"Поэма без героя" А.А. Ахматовой. Попытка интерпретации

Информация пополнение в коллекции 22.08.2006

Ахматова показала картину распалённого, грешного, веселящегося Петербурга. Грядущие потрясения уже проступили через привычный петербургский туман, но никто не хотел их замечать. Ахматова понимала, что “блудная” жизнь петербургской богемы не останется без возмездия. Так оно и вышло. Во второй части героине видна расплата (отсюда и странное название “Решка” обратная сторона медали, “Орла”, вызывающее ассоциацию со словом “решётка”, что символизирует эпоху репрессий), искупление грехов молодости страданиями и гонениями: встречая новый 1941 год, героиня находится в полном одиночестве, в её доме “карнавальной полночью римской и не пахнет”. “Напев Херувимской у закрытых церквей дрожит”, и это пятого января по старому стилю, в канун Рождественского сочельника, - свидетельство гонений на православную церковь. И, наконец, героиня не может творить, так как её рот “замазан краской” и “землёй набит”. Война так же, как и репрессии, - искупление народом прошлых грехов, по мнению Ахматовой. Грехи молодости, казавшиеся невинными, никому не вредящими слабостями, обернулись для героини невыносимыми страданиями муками совести и сознанием того, что она никогда не сможет оправдаться. Однако кающемуся грешнику всегда даётся возможность искупить свои грехи посредством страданий или добрых деяний. Но об этом в Третьей части.

Подробнее

Обращения как отражение типов речевых культур

Информация пополнение в коллекции 22.08.2006

Одной из наиболее существенных характеристик языковой личности следует признать принадлежность человека к той или иной языковой (национальной) и речевой (внутринациональной) культуре. Внутри национальной речевой культуры в сфере действия литературного языка исследователи (В.Е.Гольдин, О.Б.Сиротинина) выделяют различные типы речевых культур. Задача настоящего исследования - описать виды обращения в аспекте типов речевых культур, выделенных В.Е.Гольдиным и О.Б.Сиротининой, а именно: элитарной, среднелитературной, литературно-разговорной, фамильярно-разговорной, просторечной, народно-речевой и профессионально ограниченной. В нашем материале элементы элитарной речевой культуры присутствуют в небольшом количестве примеров. При этом часть их свидетельствует о том, что говорящий скорее ориентирован на элитарную речевую культуру, а не является ее носителем. Например: в троллейбусе: Дамы и господа, доброе утро. Оплатите, пожалуйста, проезд. В других примерах использования обращений, характеризующихся некоторой изысканностью, присутствует особая смысловая нагрузка. В их употреблении языковая игра, стремление создать комический, шутливый эффект, например: Сэр, все будет сделано (обращение слесаря к водителю); Господа, греться будем? (обращение продавцов на рынке друг к другу); Мадам, вы не подскажите, который час (обращение пожилого мужчины к девушке в библиотеке).

Подробнее

Жанры поздравлений. К постановке проблемы

Информация пополнение в коллекции 22.08.2006

В просвещенном XVIII веке внимание к эпистолярным жанрам значительно возрастает. Условия светской жизни требовали не только особых манер, но и соблюдения правил хорошей, а порой даже и изысканной речи. В 1708 году под патронажем «всепресветлейшия великия государыни, ея императорского величества Екатерины Алексеевны» выходит первое печатное руководство по составлению эпистолярных сочинений переводный письмовник, давший начало «кумплиментарной» переписке. Он содержал 130 образцовых писем, в том числе и поздравительных, и обучал галантному слову частных посланий. Естественно, издание было предназначено для читателей высшего света.

Подробнее

Гуманистическая система воспитания в произведении Н.С. Лескова "Кадетский монастырь"

Дипломная работа пополнение в коллекции 22.08.2006

 

  1. Андреева Г.М. Социальная психология. М.:«Просвещение»,1989. 350 с.
  2. Аннинский Л. Лесковское ожерелье. М.: «Просвещение», 1986. 523 с.
  3. Аристотель. Риторика /Античные риторики. М.: «Художественная литература»,1978. 246 с.
  4. Баранов М.П. Педагогика. М.: «Просвещение», 1983. 420 с.
  5. Видуэцкая И.П. Об атмосфере художественного мира Н.С. Лескова//Русская словесность. 1995. - №6 С. 22-28.
  6. Видуэцкая И.П. Прошлое и настоящее в художественном мире Лескова/Лесков и русская литература. М.: «Наука», 1988.458 с.
  7. Виноградов И.А. О теории новеллы//Борьба за стиль. Л.: «Наука», 1937. 300 с.
  8. Винокур Г.О. Маяковский новатор языка. М.: «Художественная литература», 1943. 58 с.
  9. Геймбух Е.Ю. «Левша» Н.С. Лескова: радость словесной игры и серьезность сюжета //Русский язык в школе. 1995. - № 2. С. 72-78.
  10. Горелов А.А. «Праведники» и «праведнический» цикл в творческой эволюции Н.С. Лескова/Лесков и русская литература. М.: «Наука», 1988. 480 с.
  11. Горячкина М.С. Особенности сатиры в творчестве Н.С. Лескова/ Лесков и русская литература. М.: «Наука», 1988. 480 с.
  12. Григорьев М.С. Форма и содержание литературно-художественного произведения. М.: «Детгиз», 1929.
  13. Добин Е. Жизненный материал и художественный сюжет. Л.:«Художественная литература», 1958. 234 с.
  14. Евстигнеева Л.А. Художественный опыт Лескова и идейно-эстетическая борьба в русской литературе начала ХХ века/ Лесков и русская литература. М.: «Наука», 1988. 480 с.
  15. Есипенко Г.Н. Н.В. Кузьмин иллюстратор рассказа Н.С. Лескова «Левша»//Литература в школе. 1997. - №1 С. 139-145.
  16. Караковский В.А. Чтобы воспитание было успешным. М.: «Герольдики»,1989.150 с.
  17. Катаев В.Б. Лесков в литературных полемиках //Русская словесность. 1995. - №6 С. 22-25.
  18. Колмановский Е.С. Российские мотивы. СПб.: «Герольдики», 1994. 250 с.
  19. Коменский Я.А. Великая дидактика М.: «Просвещение», 1978.150 с.
  20. Лесков Н.С. Кадетский монастырь/Собр. соч. в 11 т. Т. 6. М.: «Государственное издательство художественной литературы», 1957. 685 с.
  21. Лесков Н.С. Приведение в Инженерном замке. М.: «Детская литература», 1978. 36 с.
  22. Либан Н.И. Из спецкурса «Творчество Н.С. Лескова»//Русская словесность. 1995. - №6. С. 17-22
  23. Лихачев Д.С. Внутренний мир художественного произведения//Вопросы литературы. 1968. - № 8. С. 75.
  24. Локк Дж. Мысли о воспитании. М.: «Просвещение», 1988. 170 с.
  25. Ломунов К.Н. Русская классика в оценке Н.С. Лескова/ Лесков и русская литература. М.: «Наука», 1988. 480 с.
  26. Максимов Л.Ю. Народная этимология и ее стилистические функции//Русский язык в школе. 1982. - №3.
  27. Мелетинский Е.М. Историческая поэтика новеллы. М.: «Герольдики»,1990. 285 с.
  28. Николина Н.А. Типы и функции новообразований в прозе Н.С. Лескова//Русский язык в школе. 1995. № 2. С. 79-87.
  29. Орлов А.С. Язык Лескова (материалы к статье)/ А.С. Орлов. Язык русских писателей. М.-Л.: «Наука», 1948.
  30. Педагогика сотрудничества: истоки, принципы, перспективы/сост. И.Н. Тимченко. Новосибирск, 1989. 120 с.
  31. Поспелов Г.Н. Мастерство и стиль //Вопросы методологии и поэтики. Сборник статей. М.: «Наука», 1983.
  32. Раков Ю. По следам литературных героев. М.: «Наука», 1974. 320 с.
  33. Ремизов А.М. Огонь вещей. М.: «Художественная литература», 1990.
  34. Руденский Е.В. Социальная психология. М.: «Герольдики», 2000.
  35. Русские писатели о языке. Л.: «Просвещение» , 1954. 200 с.
  36. Руссо Ж.Ж. Эмиль, или о воспитании. М.: «Просвещение», 1989. 150 с.
  37. Ситченко Л.А. Человеческое общение в интерпретациях современной западной философии: Критический анализ. Киев, 1990. 680 с.
  38. Соловьев В.С. Н.С. Лесков//Философия искусства и литературная критика. М.: «Наука», 1991.350 с.
  39. Ушинский К.Д. Родное слово М.: «Просвещение», 1977. 150 с.
  40. Фаресов А.И. Против течений. СПб., 1904.
  41. Фарыно Е. Введение в литературоведение. Каповице, 1978.
  42. Федь Н.М. Художественные открытия Н.С. Лескова/ Лесков и русская литература. М.: «Наука», 1988. 480 с.
  43. Философский энциклопедический словарь. М.: «Наука», 1983. 543 с.
  44. Хализев В.Е. Литературное произведение//Русская словесность. 1994. - № 2
  45. Хализев В.Е. Литературно-художественная форма в ее соотношении с содержанием/Введение в литературоведение под ред Г.Н. Поспелова. М.: «Наука», 1988. 264 с.
  46. Чернец Л.В. Мир произведения//Русская словесность. 1995.- № 2. С. 70-75.
  47. Шацкий С.Т. :работа для будущего//Сост. В.И. Малинин, Ф.А. Фрадкин. М. «Просвещение»,1989. 265 с.
  48. Шкловский В.Б. О теории прозы. М.: «Наука», 1983.
  49. Эйхенбаум Б.М. Сборник статей. Л.: «Наука», 1969.
Подробнее

Идея и художественные средста ее воплощения в поэме Анны Ахматовой "Реквием"

Курсовой проект пополнение в коллекции 22.08.2006

Многие литературоведы задавались вопросом : «Реквием» - что такое : стихотворный цикл или поэма. Он написан от 1-го лица, от имени «я» - поэта и лирического героя одновременно. А также сложное переплетение автобиографического и документального позволяют ответить на этот вопрос утвердительно и отнести это произведение к «маленьким поэмам» в ряду поэм XX века, хотя с точки зрения жанров «Реквием» - не простой «орешек». Ахматова обладала высоким даром лирического поэта, основа ее произведение, состоящая из отдельных стихотворений, - тоже лирическая. Это дало прочность лирическим фрагментам, созданным в 1935 - 40 г. и не напечатанным в эти годы, выстоять , не рассыпаться от тяжелейших ударов времени и вернуться к нам, спустя полвека, цельным художественным произведением. На первый взгляд, можно найти простой ответ. В 1987 году тема культа личности Сталина и ее трагических последствий для народа из «закрытых» тем стала отрытой. И «Реквием» Ахматовой , рассказывающий о трагедии, лично пережитой поэтом в те годы, получил статус самого злободневного документа, встал в один ряд с такими современными произведениями, как поэма Твардовского «По праву памяти», романы В. Дудинцева «Белые одежды», В. Гроссмана «Жизнь и судьба», стихи и проза В. Шаламова. Но это объяснение лежит на поверхности и не может в полной мере удовлетворить читателя. Ведь для того, чтобы произведению совпасть с современностью, спустя полвека вернуться к новым поколениям читателей, сохранив художественную ценность, значит нужно ее, эту художественную ценность, иметь. Она передана в поэме тончайшими капиллярами стиха : его ритмами, размерами, художественными средствами языка. И даже ее «Вместо Предисловия» - это не совсем чистая проза. Это - стихотворение в прозе. Растворение героини в общей трагедии, где у всех одна роль, давало право на поэму :

Подробнее

Печорин как герой своего времени

Информация пополнение в коллекции 22.08.2006

Герой проходит через всю книгу и остается неузнанным. Человек без сердца но слезы его горячи, красоты природы опьяняют его. Он совершает дурные проступки, но только потому, что от него ждут их. Он убивает оболганного им человека, а перед тем первый предлагает ему мировую. Выражая черты множественные, Печорин на самом деле исключителен. Дурные поступки способен совершать всякий. Сознавать себя палачом и предателем дано не каждому. Роль топора, которую признает за собой Печорин среди людей, - совсем не эвфемизм, не завуалированная мировая скорбь. Невозможно сделать скидку, что это высказано в дневнике. Исповедуясь, Печорин ужасается своей «жалкой» роли быть непременным участником последнего акта комедии либо трагедии, но в этих словах нет и тени раскаяния. Все его сетования напоминают «жалкий» стиль Ивана Грозного, причитающего над очередной жертвой. Сопоставление не кажется преувеличенным. Цель Печорина безраздельная власть над окружающими. Тем настойчивей он подчеркивает, что страдаем от скуки и «очень достоин сожаления». Печоринскую скуку пытался опоэтизировать и развить поэт лермонтовской школы А. Григорьев, а в результате получилась московская тоска с цыганскими гитарами. Печорин говорит прямо, что ему скучно жизнь его «пустее день ото дня», говорить, будто в тон тирану, называющему себя «псом смердящим». Конечно, жертвы Печорина не столь кровавы, они прежде всего уничтожаются нравственно. Расшифровку идеи героя нашего времени надо искать в индивидуальном демонизме: «Собранье зол его стихия». Во главу угла печоринского мировоззрения Лермонтов поставил жажду власти, разрушающую личность. Разумеется, это только намечено Лермонтовым, и оттого его герой не имеет резких очертаний. В нем нет ничего хищного, напротив, много женственного. Тем не менее у Лермонтова были все основания назвать Печорина героем будущего. Не то страшно, что Печорин иногда «понимает вампира». Для Печорина уже отыскано поле деятельности: обывательская среда, собственно, и есть это поле среда драгунских капитанов, княжон, романтических фразеров самая благоприятная почва для взращивания всевозможных «садовников-палачей». Это будет именно то, что Лермонтов назвал полным развитием пороков. Жаждать власти, находить в ней высшее наслаждение это совсем не то, что невольно разрушить быт «честных» контрабандистов. Вот какую эволюцию проделал образ Печорина от «Бэлы» и «Тамани» до «Княжны Мери». Когда Белинский восхищается искрами величия пороков Печорина, он тем самым как бы стремится очистить его образ от мелочных толкований. Ведь Печорин так живописно уподобляет себя матросу, рожденному и выросшему на палубе разбойничьего брига. В таком прочтении Печорин плох, потому что остальные еще хуже. Белинский смягчает печоринские черты, не замечая вопроса, заданного героем самому себе: «Неужели зло так привлекательно?» Привлекательность зла так точно охарактеризовал Лермонтов болезнь своего века.

Подробнее

Творчество Виктора Пелевина в литературной критике

Курсовой проект пополнение в коллекции 22.08.2006

В 1992 году «шефство» над писателем взял авторитетный журнал «Знамя», первым опубликовавший целиком повесть «Омон Ра», посвященную отечественной космонавтике. Думается, редколлегия не пожалела о принятом решении в 1993 году Пелевин был удостоен Малой Букеровской премии за сборник «Синий фонарь». В тот же год «Знамя» напечатал новую повесть, или, скорее, сборник новелл, объединенных сквозными персонажами и общей темой «Жизнь насекомых». Критика и читатели восприняли появление «Жизни…» благосклонно, но особого фурора она не произвела. Главное на сегодня событие в литературной жизни Пелевина выпало на 1996 год именно тогда, в апреле, «Знамя» начало публикацию романа «Чапаев и Пустота». С его появлением Пелевина-писателя критики перестали называть «начинающим». Апогей споров вокруг книги совпал с исключением романа из «шорт-листа» Большого Букера. Разные люди видели в этом разные причины например, Сергей Корнев, посвятивший исследованию истоков неприятия «высшим литературным эшелоном» романа «Чапаев и Пустота» обширную статью «Блюстители дихотомий: тридцать сребренников за рецепт бестселлера. Кто и почему не любит у нас Виктора Пелевина» отмечает, что данный эпизод был просто необходим для «грядущего культа Пелевина». «У нас в России для того, чтобы получить всенародное признание, человек обязательно должен побывать в положении непонятого, гонимого, преследуемого. Государство эту хлопотную функцию с некоторых пор с себя сложило, и теперь на помощь кандидатам в герои приходят свои же братья-интеллигенты», так объясняет автор «Блюстителей дихотомий» причину «пелевинских гонений».

Подробнее

Hеологизмы и трудность их употребления

Информация пополнение в коллекции 22.08.2006

Словарный состав языка (лексика) охватывает отдельные слова (авангард, авторитет) и приравниваемые к ним составные наименования (типа акционерное общество, альтернативная служба), а также устойчивые (фразеологические) словосочетания типа бежать сломя голову, без году неделя. Поэтому под лексическими нормами понимают правильность словоупотребления: использование указанных словарных единиц в соответствии с их значением, стилистической окраской, оценочными свойствами и т.д. Объявленная М.Горбачевым «перестройка» вызвала те процессы в обществе, которые имели далеко идущие последствия как в нашей стране, так и за её пределами. А это не могло не сказаться на лексической стороне языка как наиболее чуткой ко всякого рода окружающим изменениям. Прежде всего язык стал интенсивно пополняться новыми словами. Это пополнение коснулось прежде всего «ключевых» слов, социально значимых, свидетельствующих об изменениях во всех сферах общества: политической, экономической, правовой и т.д. Среди общественно значимых (ключевых) политических терминов, рожденных перестройкой и отражавших происходившие в обществе коренные изменения, должны быть названы: новое политическое мышление, общеевропейский дом, всеобщая система международной безопасности, либерализация, открытое гражданское общество, поименное голосование, общечеловеческие ценности, гуманный, демократический социализм и т.д. В то же время фактором политической жизни стали антиперестроечные силы, комитеты национального спасения, гэкачеписты и т.д.

Подробнее
<< < 614 615 616 617 618 619 620 621 622 > >>