Литература

Литература

Ричард Бротиган – знаковая фигура контркультуры

Информация пополнение в коллекции 25.07.2012

Ричард Бротиган%20Richard%20Brautigan,%2030%20%d1%8f%d0%bd%d0%b2%d0%b0%d1%80%d1%8f%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/30_%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F>%201935%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/1935>-14%20%d1%81%d0%b5%d0%bd%d1%82%d1%8f%d0%b1%d1%80%d1%8f%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/14_%D1%81%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F>%201984%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/1984>)%20-%20%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%A8%D0%90>%20%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D1%81%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C>%20%d0%b8%20%d0%bf%d0%be%d1%8d%d1%82%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%8D%D1%82>,%20%d0%b7%d0%bd%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%8f%20%d1%84%d0%b8%d0%b3%d1%83%d1%80%d0%b0%20%d0%ba%d0%be%d0%bd%d1%82%d1%80%d0%ba%d1%83%d0%bb%d1%8c%d1%82%d1%83%d1%80%d1%8b%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0>%201960%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/1960-%D0%B5>-70-%d1%85%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/1970-%D0%B5>.%20%d0%90%d0%b2%d1%82%d0%be%d1%80%2011%20%d1%80%d0%be%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2,%2010%20%d0%bf%d0%be%d1%8d%d1%82%d0%b8%d1%87%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b8%d1%85%20%d1%81%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2%20%d0%b8%202%20%d1%81%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2%20%d1%80%d0%b0%d1%81%d1%81%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%be%d0%b2,%20%d0%b0%20%d1%82%d0%b0%d0%ba%d0%b6%d0%b5%206%20%d1%8d%d1%81%d1%81%d0%b5%20%d0%b8%20%d0%bc%d1%83%d0%b7%d1%8b%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%be%20%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%b1%d0%be%d0%bc%d0%b0%20%c2%ab%d0%a1%d0%bb%d1%83%d1%88%d0%b0%d1%8f%20%d0%a0%d0%b8%d1%87%d0%b0%d1%80%d0%b4%d0%b0%20%d0%91%d1%80%d0%be%d1%82%d0%b8%d0%b3%d0%b0%d0%bd%d0%b0%c2%bb.%20%d0%95%d0%b3%d0%be%20%d0%bf%d1%80%d0%be%d0%b8%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d1%8f%20%d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b5%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%bd%d1%8b,%20%d1%85%d0%be%d1%82%d1%8f%20%d0%b8%20%d1%87%d0%b8%d1%82%d0%b0%d1%8e%d1%82%d1%81%d1%8f%20%d0%bd%d0%b0%20%d0%be%d0%b4%d0%bd%d0%be%d0%bc%20%d0%b4%d1%8b%d1%85%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b8.%20%d0%91%d1%80%d0%be%d1%82%d0%b8%d0%b3%d0%b0%d0%bd%20%d0%b2%d0%bb%d0%be%d0%b6%d0%b8%d0%bb%20%d0%b2%20%d0%bd%d0%b8%d1%85%20%d0%b2%d1%81%d1%91%20%d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b5%20%d0%b1%d0%be%d0%b3%d0%b0%d1%82%d0%be%d0%b5%20%d0%b2%d0%be%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5,%20%d1%84%d0%b0%d0%bd%d1%82%d0%b0%d0%b7%d0%b8%d1%8e,%20%d1%8e%d0%bc%d0%be%d1%80%20%d0%b8%20%d1%81%d0%b0%d1%82%d0%b8%d1%80%d1%83.%20%d0%a1%d0%b0%d0%bc%d1%8b%d0%b5%20%d0%b8%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%bd%d1%8b%d0%b5%20%d0%b8%d0%b7%20%d0%bd%d0%b8%d1%85%20-%20%d1%80%d0%be%d0%bc%d0%b0%d0%bd%20%c2%ab%d0%a0%d1%8b%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%ba%d0%b0%20%d0%b2%20%d0%90%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%b5%c2%bb%20(1961%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/1961>,%20%d0%b2%20%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b2%d0%be%d0%b4%d0%b5%20%d0%98.%20%d0%9a%d0%be%d1%80%d0%bc%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%86%d0%b5%d0%b2%d0%b0%20%c2%ab%d0%9b%d0%be%d0%b2%d0%bb%d1%8f%20%d1%84%d0%be%d1%80%d0%b5%d0%bb%d0%b8%20%d0%b2%20%d0%90%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%b5%c2%bb),%20%d0%bf%d1%80%d0%b8%d0%bd%d1%91%d1%81%d1%88%d0%b8%d0%b9%20%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8e%20%d0%b2%d1%81%d0%b5%d0%bc%d0%b8%d1%80%d0%bd%d1%83%d1%8e%20%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%b2%d1%83%20%d0%b8%20%d0%bd%d0%b0%d0%b7%d1%8b%d0%b2%d0%b0%d0%b5%d0%bc%d1%8b%d0%b9%20%d0%b2%20%d1%87%d0%b8%d1%81%d0%bb%d0%b5%20%d0%b3%d0%bb%d0%b0%d0%b2%d0%bd%d1%8b%d1%85%20%d0%b4%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b9%20%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9%20%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b0%d1%82%d1%83%d1%80%d1%8b%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0>%20%d0%b2%d1%82%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b9%20%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b8%d0%bd%d1%8b%20XX%20%d0%b2%d0%b5%d0%ba%d0%b0%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/XX_%D0%B2%D0%B5%D0%BA>,%20%d1%81%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%b8%d0%ba%20%d1%80%d0%b0%d1%81%d1%81%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%be%d0%b2%20%c2%ab%d0%9b%d1%83%d0%b6%d0%b0%d0%b9%d0%ba%d0%b8%d0%bd%d0%b0%20%d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%8c%c2%bb%20%d0%b8%20%d1%81%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%b8%d0%ba%20%d1%81%d1%82%d0%b8%d1%85%d0%be%d0%b2%20The%20Pill%20Versus%20the%20Springhill%20Mine%20Disaster.%20%d0%92%20%d0%a0%d0%be%d1%81%d1%81%d0%b8%d0%b8%20%d1%82%d0%b2%d0%be%d1%80%d1%87%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%be%20%d0%91%d1%80%d0%be%d1%82%d0%b8%d0%b3%d0%b0%d0%bd%d0%b0%20%d0%bc%d0%b0%d0%bb%d0%be%20%d0%b8%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%bd%d0%be."> (англ. <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA> Richard Brautigan, 30 января <http://ru.wikipedia.org/wiki/30_%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F> 1935 <http://ru.wikipedia.org/wiki/1935>-14 сентября <http://ru.wikipedia.org/wiki/14_%D1%81%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F> 1984 <http://ru.wikipedia.org/wiki/1984>) - американский <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%A8%D0%90> писатель <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D1%81%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C> и поэт <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%8D%D1%82>, знаковая фигура контркультуры <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0> 1960 <http://ru.wikipedia.org/wiki/1960-%D0%B5>-70-х <http://ru.wikipedia.org/wiki/1970-%D0%B5>. Автор 11 романов, 10 поэтических сборников и 2 сборников рассказов, а также 6 эссе и музыкального альбома «Слушая Ричарда Бротигана». Его произведения своеобразны, хотя и читаются на одном дыхании. Бротиган вложил в них всё свое богатое воображение, фантазию, юмор и сатиру. Самые известные из них - роман «Рыбалка в Америке» (1961 <http://ru.wikipedia.org/wiki/1961>, в переводе И. Кормильцева «Ловля форели в Америке»), принёсший писателю всемирную славу и называемый в числе главных достижений американской литературы <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0> второй половины XX века <http://ru.wikipedia.org/wiki/XX_%D0%B2%D0%B5%D0%BA>, сборник рассказов «Лужайкина месть» и сборник стихов The Pill Versus the Springhill Mine Disaster. В России творчество Бротигана мало известно.

Подробнее

Стивен Фрай – писатель и актер

Информация пополнение в коллекции 25.07.2012

,%20%d0%9b%d0%be%d0%bd%d0%b4%d0%be%d0%bd%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%BE%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D0%BD>,%20%d0%b2%20%d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b5%20%d0%b0%d0%bd%d0%b3%d0%bb%d0%b8%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b3%d0%be%20%d1%84%d0%b8%d0%b7%d0%b8%d0%ba%d0%b0%20%d0%b8%20%d0%b8%d0%b7%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b5%d1%82%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8f%20%d0%90%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%b0%20%d0%94%d0%b6%d0%be%d0%bd%d0%b0%20%d0%a4%d1%80%d0%b0%d1%8f%20%d0%b8%20%d0%b5%d0%b3%d0%be%20%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b%20%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b0%d0%bd%d0%bd%d1%8b%20%d0%95%d0%b2%d1%8b%20%d0%a4%d1%80%d0%b0%d0%b9%20(%d1%83%d1%80%d0%be%d0%b6%d0%b4%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%be%d0%b9%20%d0%9d%d1%8c%d1%8e%d0%bc%d0%b0%d0%bd).%20%d0%a0%d0%be%d0%b4%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b8%20%d0%bf%d0%be%20%d0%bc%d0%b0%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9%20%d0%bb%d0%b8%d0%bd%d0%b8%d0%b8%20%d0%b1%d1%8b%d0%bb%d0%b8%20%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%bc%d0%b8%20%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%b5%d1%8f%d0%bc%d0%b8,%20%d0%bc%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%b8%d0%b5%20%d0%b8%d0%b7%20%d0%ba%d0%be%d1%82%d0%be%d1%80%d1%8b%d1%85%20%d0%bf%d0%be%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0%d0%b4%d0%b0%d0%bb%d0%b8%20%d0%b2%d0%be%20%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%bc%d1%8f%20%d1%85%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%ba%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b0%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D1%81%D1%82>,%20%d0%b2%20%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8,%20%d1%82%d1%91%d1%82%d1%8f%20%d0%bc%d0%b0%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b8%20%d0%a4%d1%80%d0%b0%d1%8f%20%d0%a0%d0%b5%d0%b3%d0%b8%d0%bd%d0%b0%20%d0%9b%d0%b0%d0%bc%d0%bc%20%d1%81%d0%be%20%d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b8%d0%bc%d0%b8%20%d0%b4%d0%b5%d1%82%d1%8c%d0%bc%d0%b8%20%d0%b8%20%d0%bc%d1%83%d0%b6%d0%b5%d0%bc">Стивен Фрай родился в Хампстеде <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B4>, Лондон <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%BE%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D0%BD>, в семье английского физика и изобретателя Алана Джона Фрая и его жены Марианны Евы Фрай (урождённой Ньюман). Родственники по материнской линии были венскими евреями, многие из которых пострадали во время холокоста <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D1%81%D1%82>, в частности, тётя матери Фрая Регина Ламм со своими детьми и мужем">[1] <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D1%80%D0%B0%D0%B9,_%D0%A1%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D0%BD>.%20%d0%a0%d0%be%d0%b4%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d0%b8%20%d0%bc%d0%b0%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b8,%20%d0%9c%d0%b0%d1%80%d1%82%d0%b8%d0%bd%20%d0%b8%20%d0%a0%d0%be%d0%b7%d0%b0%20%d0%9d%d0%be%d0%b9%d0%bc%d0%b0%d0%bd%20(Neumann),%20%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b5%d1%85%d0%b0%d0%bb%d0%b8%20%d0%b8%d0%b7%20%d0%a8%d1%83%d1%80%d0%b0%d0%bd%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D1%83%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B>%20(%d1%81%d0%be%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f%20%d0%a1%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%ba%d0%b8%d1%8f%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D1%8F>)%20%d0%b2%20%d0%90%d0%bd%d0%b3%d0%bb%d0%b8%d1%8e,%20%d1%87%d1%82%d0%be%20%d0%b8%20%d1%81%d0%bf%d0%b0%d1%81%d0%bb%d0%be%20%d0%b8%d1%85%20%d0%be%d1%82%20%d1%85%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%ba%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b0.%20%d0%94%d0%b5%d1%82%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%be%20%d0%a4%d1%80%d0%b0%d1%8f%20%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%88%d0%bb%d0%be%20%d0%b2%20%d0%b4%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b5%20%d0%91%d1%83%d1%82%d0%be%d0%bd%20%d0%b2%20%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b5%20%d0%9d%d0%be%d1%80%d1%84%d0%be%d0%bb%d0%ba%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%BE%D1%80%D1%84%D0%BE%D0%BB%D0%BA>,%20%d0%ba%d1%83%d0%b4%d0%b0%20%d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d1%8f%20%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b5%d1%85%d0%b0%d0%bb%d0%b0%20%d0%b8%d0%b7%20%d0%a7%d0%b5%d1%88%d1%8d%d0%bc%d0%b0,%20%d0%91%d0%b0%d0%ba%d0%b8%d0%bd%d0%b3%d0%b5%d0%bc%d1%88%d0%b8%d1%80%20<http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B5%D0%BC%D1%88%D0%B8%D1%80>."> погибла в Освенциме <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%81%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BC>. Родители матери, Мартин и Роза Нойман (Neumann), переехали из Шуран <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D1%83%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B> (современная Словакия <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D1%8F>) в Англию, что и спасло их от холокоста. Детство Фрая прошло в деревне Бутон в графстве Норфолк <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%BE%D1%80%D1%84%D0%BE%D0%BB%D0%BA>, куда семья переехала из Чешэма, Бакингемшир <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B5%D0%BC%D1%88%D0%B8%D1%80>.

Подробнее

"Собор Парижской богоматери" В. Гюго как исторический роман

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Противоречивость исторической действительности в «Соборе Парижской богоматери», так же как и в драмах, передана методом контрастных характеристик действующих в романе лиц. Но внутренняя логика романтического искусства Гюго приводит к тому, что и взаимоотношения между резко контрастирующими героями приобретают исключительный, преувеличенный характер, благоприятствующий возникновению тех эффектов, которые принято называть мелодраматическими. Так, Эсмеральда в своей прелести и воздушности противопоставлена мрачному фанатику Клоду Фролло, с одной стороны, и безобразному Квазимодо - с другой. И момент контраста еще углубляется, когда дело доходит до взаимоотношений, до самого действия романа: в развитии сюжета клирик Фролло, проникнутый богословской ученостью, отрешенный от мира, от плоти, оказывается одержимым неистовой, животной страстью к Эсмеральде, а забитый, уродливый Квазимодо весь просветлен бескорыстной и преданной влюбленностью в нее. На том же контрасте основаны и взаимоотношения между Эсмеральдой и Фебом. Только противопоставлены здесь не физически прекрасное и физически уродливое, а свет и мрак в другом плане - внутреннем: глубина любви, нежность и тонкость чувства у Эсмеральды - и ничтожность, пошлость фатоватого дворянина Феба.

Подробнее

Фантастика в творчестве Гоголя и Гофмана

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Чернышевский считал («Очерки гоголевского периода русской литературы»), что с Гофманом у Гоголя нет ни малейшего сходства: один сам придумывает, самостоятельно изобретает фантастические похождения из чисто немецкой жизни, другой буквально пересказывает малороссийские предания. «Гоголевское направление» для Чернышевского было связано в первую очередь с реалистически конкретным изображением быта и жизни. В сопоставлении обоих художников он усматривал попытку отторгнуть Гоголя от «натуральной школы» и противился этому. Но его замечание, брошенное вскользь в пылу литературной полемики, послужило отправной точкой для многих литературоведов в более позднее время. Так наметилась тенденция полного и безоговорочного отрицания связи между художниками. Были попытки объявить даже саму постановку вопроса о ней «бессодержательной». Едва ли это справедливо. Типологическое сходство мироощущения, естественно, рождало интерес Гоголя к Гофману, хотя процесс усвоения опыта немецкого романтика не носил характера простого заимствования, а включал в себя его элементы в диалектически воспринятом и переработанном виде. Творческая индивидуальность Гоголя сама по себе была настолько сильной и самобытной, что любое «влияние» со стороны с неизбежностью поглощалось и почти полностью растворялось в его собственной художественной стихии. Только в этом смысле можно говорить о взаимодействии поэтических систем обоих художников. Оно неодинаково на разных этапах творческого развития русского писателя.

Подробнее

Психическая болезнь Гоголя

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Наблюдавшие Гоголя врачи находили у него то «нервическое состояние», то ипохондрию. Последний диагноз входил в качестве составной части в распространенную в 40-х года Х1Х столетия классификации психических заболеваний немецкого психиатра В. Гризингера, как подвид подавленности, тоски или меланхолии. Уже после смерти Гоголя предпринимались неоднократные попытки объяснить психическое состояние Гоголя. Установить тот или иной диагноз. Часть психиатров, начиная от проф. В.Ф. Чижа, написавшего в 1903 году, что у Гоголя имели место признаки «наследственного помешательства в смысле Мореля», считала его шизофреником. Другая часть предполагала, что Гоголь был болен маниакально-депрессивным психозом. Опираясь на несомненные приступы депрессии у Гоголя, и те и другие пытаются ограничить их рамками этих, в части своей трудно, диагностируемых и недостаточно четко отделенных друг от друга заболеваний. Со времен Э. Крепелина и Е. Блейлера, описавших в начале прошлого века шизофрению, в качестве самостоятельного психического заболевания, представления о ней отличались крайним непостоянством. Границы шизофрении то расширялись до невероятных размеров, вбирая в себя чуть ли не всю психиатрию, и не только её; то сужались почти до полного отрицания. Всё это не могло отразиться на позиции исследователей болезни Гоголя.

Подробнее

Особенности переводов произведений Э. Хемингуэя

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

Говоря о любви и сострадание Хемингуэй, однако, не впадает в сентиментальность и идеализацию окружающих его безымянных героев. Он говорит о жестоких и грустных событиях просто, лаконично, с достоинством. В поэме есть строка, очень важная для понимания всей лексической системы произведения: Today no one uses slang because clarity is of the utmost importance - «никто не пользуется сейчас слэнгом, так как чрезвычайно важно выражаться ясно». Соответственно, употребляемая лексика носит нормативный характер-это, в основном, нейтральный лексический слой с очень незначительным количеством слов из специальных сфер употребления - так, в поэме встречаются два вульгаризма: whore повторяется четыре раза в одной и той же метафорической фразе old whore Death - старая проститутка Смерть и fucking, которое цитируется автором в качестве единственного оставшегося крепкого словца, употребляющегося не в номинативном, а в сугубо эмоциональном значении. Из другого специального лексического пласта - терминов - взяты некоторые слова и выражения, характерные для военной документации. И последним исключением из нейтральной лексики является поэтизм bourne - область, граница. В остальном, как уже было сказано выше, словарный состав поэмы относится к нейтральной литературной лексике. Это придает произведению строгость и объективность. Но это же и заставляет автора искать источник эмоционального воздействия в построении стиха. Структура поэмы значительно сложнее ее лексики: 196 строк не разделены автором на строфы или периоды (как в первой поэме), что заставляет читать и воспринимать произведение «на' одном дыхании» и придает ему ощутимую завершенность и стройность, несмотря на значительную ритмико-интонационную вариативность отдельных строк. Так, можно говорить о трех основных формах, свободно чередующихся в поэме: рифмованный стих, белый стих и неритмизованная проза. Переход от одной формы к другой строго обусловлен содержанием и является сигналом переключения из одного плана повествования в другой - например, тяжелый марш солдат подчеркивается рифмованной организацией стиха; а проза, которой передается официальное сообщение о гибели рядовых и офицеров, создает эффект аутентичности сообщения, непричастности автора к его созданию.

Подробнее

Система персонажей романа Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

Таким образом, мы видим, что образ Сони Мармеладовой может быть рассмотрен как религиозно-мифологический образ, связанный с Марией Магдалиной. Но на этом значение этого образа в романе не исчерпывается: она также может быть соотнесена и с образом Богородицы. Подготовление к тому, чтобы образ был увиден героем и читателем, начинается исподволь, но откровенно и явно - с того момента, где описывается взгляд каторжников на Соню. Для Раскольникова их отношение к ней непонятно и обескураживающе: "Неразрешим был для него еще один вопрос: почему все они так полюбили Соню? Она у них не заискивала; встречали они ее редко, иногда только на работах, когда она приходила на одну минутку, чтобы повидать его. А между тем все уже знали ее, знали и то, что она за ним последовала, знали, как она живет, где живет. Денег она им не давала, особенных услуг не оказывала. Раз только, на Рождестве, принесла она на весь острог подаяние: пирогов и калачей. Но мало-помалу между ними и Соней завязались некоторые более близкие отношения: она писала им письма к их родным и отправляла их на почту. Их родственники и родственницы, приезжавшие в город, оставляли, по указанию их, в руках Сони вещи для них и даже деньги. Жены их и любовницы знали ее и ходили к ней. И когда она являлась на работах, приходя к Раскольникову, или встречалась с партией арестантов, идущих на работы, - все снимали шапки, все кланялись: "Матушка Софья Семеновна, мать ты наша, нежная, болезная!" - говорили эти грубые клейменые каторжники этому маленькому и худенькому созданию. Она улыбалась и откланивалась, и все они любили, когда она им улыбалась. Они любили даже ее походку, оборачивались посмотреть ей вслед, как она идет, и хвалили ее; хвалили ее даже за то, что она такая маленькая, даже уж не знали за что похвалить. К ней даже ходили лечиться" (6; 419).

Подробнее

Н.В. Гоголь "Ревизор". История создания одной комедии

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

Большое общественное возбуждение, вызванное постановкой «Ревизора», борьба мнений в оценке комедии, недовольство ее критической направленностью в «высоких» сферах - все это глубоко взволновало Гоголя. В письмах к друзьям он пытается разъяснить истинный - как ему представляется - смысл своей сатиры. В этих высказываниях автора обнаруживаются серьезные противоречия, свидетельствующие о том, что ему самому далеко еще не все было ясно в тех больших общественно-политических вопросах, которые затрагивались в его творчестве. «Теперь я вижу,- пишет Гоголь М. С. Щепкину 29 апреля 1836 г., через десять дней после петербургской постановки «Ревизора»,- что значит быть комическим писателем. Малейший признак истины - и против тебя восстают, и не один человек, а целые сословия». Враждебную реакцию зрителей Гоголь объясняет правдой обличения, прозвучавшей со сцены. «Что сказано верно и живо, то уже кажется пасквилем»,- делится Гоголь горьким чувством с М. П. Погодиным в письме 10 мая 1836 г. Но тут же Гоголь идет на уступки ограничительному пониманию созданных им типов: «...частное принимается за общее, случай за правило». В следующем письме к тому же адресату (от 15 мая 1836 г.) Гоголь спешит отвести от себя обвинение в революционной направленности «Ревизора»: только люди, не имеющие «па сколько-нибудь ума, чтоб понять дело в настоящем виде», могут кричать об авторе комедии: «Он зажигатель! Он бунтовщик!» Но Гоголь понимает силу обличения, заложенную в его комедии: «Столица щекотливо оскорбляется тем, что выведены нравы шести чиновников провинциальных; что же бы сказала столица, если бы выведены были хотя слегка ее собственные нравы?» Значит, нравы столицы заслуживают такого же осуждения и осмеяния. И автор «Ревизора» не отказывается от этого намерения. «Провинция уже слабо рисуется в моей памяти,- пишет Гоголь,- черты ее уже бледны, но жизнь петербургская ярка перед' моими глазами, краски ее живы и резки в моей памяти. Малейшая черта ее - и как тогда заговорят мои соотечественники?» Боязнь горькой правды сатирического произведения Гоголь признает проявлением «всеобщего невежества», которое позволило многим поверить «глупейшему мнению ими же опозоренного и оплеванного писателя», «продажного таланта» (имеется в виду Булгарин). Невежественному большинству Гоголь противопоставляет небольшой круг «людей просвещенных», которые примут критику «с громким смехом и участием». К вопросу о типическом значении одного из центральных образов «Ревизора» Гоголь возвращается в «Отрывке из письма, писанного автором вскоре после первого представления „Ревизора" к одному литератору» (25 мая 1836 г.). Хлестаков - пустой человек, но он заключает в себе, по словам Гоголя, «много качеств, принадлежащих людям, которых свет не называет пустыми». И офицер, и литератор, и даже «государственный муж» окажется иногда Хлестаковым. Гоголь подчеркивает широкую типичность нарисованного им образа: «Словом, это лицо должно быть тип многого разбросанного в разных русских характерах, но которое здесь соединилось случайно в одном лице, как весьма часто попадается и в натуре». Трудно с большей ясностью определить значение комедии.

Подробнее

Немецкий романтизм

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Так, Новалис пишет о магической силе поэзии, которая, произвольно обращаясь с «чувственным миром», созидает новый, поэтический мир. Поэтический гений для него - это «прорицатель» и «маг», а слова его - «волшебные слова». Поэт оживляет неживую природу, подобно магу: «Поэзия есть созидание. Все поэтически созданное должно быть живым». Это поэтическое «оживление» физического мира, превращение «внешних вещей в мысли», Новалис определяет как «романтизирование» или «опоэтизирование» мира: «Благодаря тому, что я придаю низшему высший смысл, обычному - таинственный вид, известному - достоинство неизвестного, конечному - видимость бесконечного, - я романтизирую его». Романтизирование мира предполагает и обратную операцию, когда высшее низводится до низшего, неизвестное - до известного, бесконечное - до конечного, мистическое и таинственное - до обыденного. В основе романтизирования лежит «взаимовозвышение и взаимопонижение». В поэзии, с одной стороны, одухотворяется (и тем самым возвышается) низменное, земное, а с другой - заземляется, то есть изображается в виде обыденного возвышенное (вечное и бесконечное). В этом «перемешивании» всего и вся, по мысли Новалиса, реально проявляется абсолютная творческая мощь поэзии и в ее лице - поэта, художника. «Поэзия... - пишет он, - перемешивает все для своей великой цели целей - возвышения человека над самим собой».

Подробнее

Место повестей "Рим" и "Коляска" в цикле "Петербургских повестей" Н.В. Гоголя

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Об «изумляющих» достоинствах «Рима» наряду с его «равно» изумляющими недостатками Белинский писал и в статье «Русская литература в 1842 году». В чем же состоят эти отмеченные Белинским мимоходом, но не оцененные критиком более подробно достоинства повести? На вопрос этот позднейшая гоголевская научная литература не дала полного и определенного ответа. Правда, среди книг и статей, посвященных гоголевскому «Риму», есть несколько работ, где высказан ряд ценных соображений об идейном замысле и месте повести в развитии гоголевского творчества 40-х годов. К числу подобных исследований относятся в первую очередь работы С.К. Шамбинаго, В.А. Десницкого и В.В. Гиппиуса. Но их тонкие наблюдения над «Римом» не получили широкого признания и остаются до сих пор необобщенными. Это дает основание таким зарубежным интерпретаторам гоголевской повести, как, например, В. Зеньковский, Д. Чижевский, 3. Рихтер, рассматривать «Рим» только как выражение «эстетической утопии» Гоголя, которую названные ученые освещают в последовательно консервативном и мистическом духе. Между тем еще С.К. Шамбинаго убедительно показал, что эстетическая критика современности в «Риме» сливается с социальной: выражение своей симпатии к итальянскому народу и веры в его великое будущее Гоголь связывает в этой повести с анализом политических судеб Италии, не скрывая антипатии к ее иноземным поработителям. Наблюдения С.К. Шамбинаго позволили ему с полным основанием поставить вопрос о воздействии на писателя в его воззрениях на прошлое и настоящее Италии идей представителей «Молодой Италии» 30 - 40-х годов, для которых, как и для Гоголя, были характерны зачастую наряду с критикой современного политического унижения и порабощения страны и страстное увлечение се великим историческим прошлым, и противопоставление смиренной красоты родного народа прозаическим идеалам буржуазной современности.

Подробнее

Гоголь и Гофман

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Что же до полиции, то в образе ее представителя, офицера Дегрэ мы, опять-таки впервые, сталкиваемся с традиционным соперником главного героя детективного произведения. Дегрэ предвосхищает и Лестрейда, и инспектора Крамера и даже комиссара Мегрэ, позаимствовавшего у исторического прототипа фамилию с заменой первой буквы. В новелле Гофмана Дегрэ, как и положено официальному полицейскому, поначалу берет ложный след и даже арестовывает невиновного, ошибочно принятого им за преступника; мало того - в справедливости взятого им следа его убеждает тот факт, что ночные нападения прекращаются с арестом подозреваемого: "Самое главное - это то, что со времени ареста Оливье Брюсона все убийства и грабежи прекратились. Улицы ночью так же безопасны, как и днем. Достаточное доказательство, что Оливье мог стоять во главе этой шайки злодеев..." И то, и другое - типичные для классического детектива сюжетные повороты, каждый наверняка вспомнит романы современные, в которых они эксплуатируются, - но в "Мадемуазель де Скюдери" они использованы впервые! Вообще же ход полицейского расследования и судебного процесса у Гофмана описан подробно и со знанием дела - сказывались его юридическое образование и обширные познания в истории криминалистики (в повести обильно рассыпаны сведения о нашумевших уголовных делах прошлого, упоминаются известные преступники и профессиональные методы полицейских сыщиков).

Подробнее

Поэзия сюрреализма

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

В Манифесте Бретон даёт нам несколько философских объяснений о творческом превосходстве сна над бодрствованием. Я не буду цитировать их полностью, так как они довольно большие по размеру, но попытаюсь изъяснить их главные мысли. Для больших подробностей и нюансов снова отсылаю вас к оригиналу. В самом начале рассуждений Бретон делает смелое утверждение о том, что сон непрерывно длится на протяжении всей жизни, а то, что мы видим это лишь части беспрерывной грёзы. По этому человек ведёт некую параллельную жизнь. Сон, говорит Бретон, даже более важен, чем повседневная жизнь, а человек уделяет ему так мало влияния, сон способен давать советы, что-то указывать человеку. Бретон утверждает, что сон многослоен, что мы, возможно, видим лишь одну из его внешних оболочек, хотя нам не ведомо, что находится на более глубоких уровнях. "Но больше всего я люблю в нём всё, что тонет при пробуждении, всё, что не связано с впечатлениями предыдущего дня, - тёмную поросль, уродливые ветви. Точно так же и в реальной жизни я предпочитаю погружение". Следующим положением Бретона является обвинения бодрствующего разума к вечной ошибочности, дезориентации. "Вернусь ещё раз к состоянию бодрствования. Я вынужден считать его явлением интерференции". Разум может лишь сказать, что кто-то или что-то произвело на него впечатление, "показывая тем самым лишь меру своей субъективности<…>". Во сне человек может делать всё, что угодно, и это снова та великая Свобода, освобождение от рутины, уничтожение оков разума. "Убивай, кради сколько хочешь, люби в своё удовольствие. И даже если ты умрёшь, то разве не с уверенностью, что восстанешь из царства мёртвых". Для сюрреалистов сновидение было как бы отдельным актом творчества, когда действует только чистый разум, чистое свободное искусство. "Рассказывают, что каждый день, перед тем как лечь спать, Сен-Поль Ру вывешивал на дверях своего дома в Камаре табличку, на которой можно было прочесть: ПОЭТ РАБОТАЕТ". Сюрреалисты использовали свои сны ради неких мистических путешествий в бессознательное, в которых они черпали какой-то творческий магический опыт. "Я верю, что в будущем сон и реальность - эти два столь различных, по видимости, состояния - сольются в некую абсолютную реальность, в сюрреальность, если можно так выразиться".

Подробнее

Особенности раскрытия темы любви в лирике М.Ю. Лермонтова

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

Большое место в ранней поэзии Лермонтова занимает любовная лирика. Однако она представлена не в жанрах любовных элегий, посланий, признаний, а в стихотворениях более емкого жанрово-тематического наполнения - даже в циклах стихотворений, вроде бы целиком посвященных любви: в них обнаруживается такое богатство содержания, которое не укладывается в рамки только любовной лирики. Такова миниатюра „Нищий", адресованная Е.А. Сушковой. Двенадцать строк, три строфы. Из них лишь последняя непосредственно обращена к адресату. Две же первые представляют как бы самостоятельную жанровую картину, рисуемую в подчеркнуто сдержанных тонах. Ее скрытый лиризм обнаруживает себя в последнем четверостишии, где поэт дает волю своим чувствам, „обманутым навек" возлюбленной. Страдания нищего, лирического персонажа стихотворения, оттеняют страдания лирического героя - и наоборот. В стихотворении скрыто присутствуют не только социально-политические, но и философские, богоборческие мотивы. Преступление, в котором никто не усматривает ничего преступного, совершается „у врат обители святой", под эгидой „всеблагого" Бога, творца этого страшного мира. Так широко раздвигает Лермонтов жанровые рамки традиционного интимно-камерного по своей природе любовного послания, „прививая" ему ростки иных жанров, придавая им единство целостностью личности автора. С подобной же «диффузией» жанров встречаемся мы в „лирических романах", связанных с Н.Ф. Ивановой и В.А. Лопухиной. Так, в послании «К*» («Мы случайно сведены судьбою...») поэт, обращаясь к В. Лопухиной, восклицает: „Я рожден, чтоб целый мир был зритель // Торжества иль гибели моей!.." (Т. 2, с. 45).

Подробнее

Роман В. Скотта "Роб Рой"

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Говоря о своих прототипах, Скотт писал: «Хотя это близкое сходство встречается так часто и бывает столь значительно, что может показаться, будто автор писал с натуры, а не при помощи одной только фантазии, все же мы боимся прийти к какому-либо заключению, принимая во внимание, что образ, созданный как представитель особого круга лиц, если он точно воспроизводит общие их черты, должен походить не только на «рыцаря такого-то округа», но и на какое-нибудь частное лицо. Иначе и не могло быть. Когда актер Эмери играет на сцене йоркширского крестьянина с повадками, манерами и речью, характерными для этого класса и воспроизведенными с такой правдой и точностью, те, кто не знаком с этой областью и ее обитателями, видят только общую идею, «beau ideal» йоркширца. Но тем, кто знает Йоркшир и йоркширцев, игра и манера актера почти наверно напомнят какого-нибудь тамошнего жителя с такими же манерами и внешностью и, вероятно, совершенно незнакомого актеру. Вот почему мы, в общем, склонны думать, что отдельные события романа часто воспроизводят то, что случилось в действительности, но персонажи или целиком вымышлены, или же сочетают некоторые черты, заимствованные из реальной жизни и старательно завуалированные, с чертами, целиком вымышленными»

Подробнее

Сопоставительный анализ образов Маргариты в "Фаусте" Гете и Беатриче в творчестве Данте

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

Если в «Новой Жизни» появление Беатриче предвозвещала прекрасная Джованна Примавера, то в поэме таким образом-предтечей является Мательда, танцующая на лужайках Земного рая. Смеющаяся лучезарная девушка, вызывающая в памяти Симонетту Полициана и Венеру Боттичелли, - совершенное воплощение вечной женственности. «Мательда, - писал Де Санктис, - предчувствие Беатриче, подобно тому, как Земной рай является предчувствием небесного в еще земных формах; оттуда эта ее улыбка и эта ее бездумная радость. Она рвет цветы, и ее движения подобны движениям наивной и невинной девушки. Поэт наделил ее еще двумя свойствами- способностью отрываться от земли и подыматься к бесконечности небесных сущностей в мелодии песни и легкости пляски. Она поет, как ангел, и движется, как сильфида; танец освобождает ее тело от его тяжести и придает ей нечто эфирное и духовное». Сопутствуемый Мательдой Данте приходит туда, где он смог, наконец, утолить снедавшую его «десятилетнюю жажду» - увидеть Беатриче. Он видит ее в сиянии внезапно вспыхнувшего света, озарившего глубь леса. На Беатриче огненно-алое платье (как и при первой их встрече в детские годы!), зеленый плащ и венок из олив над белым покрывалом. Беатриче XXX песни «Чистилища» (и здесь Данте выдерживает символику чисел!) и обликом и одеяньем схожа с Беатриче «Новой Жизни». И в душе Данте пробуждаются воспоминания давней полузабытой любви, не новая любовь, а сначала только память о силе былого чувства.

Подробнее

Художественная система образов в поэме Д. Мильтона "Потерянный рай"

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Высшим образцом всегда оставались для Мильтона гомеровский эпос и «Энеида» Вергилия. Подобно великим предшественникам, автор «Потерянного рая» стремился создать монументальную и всестороннюю картину бытия, в которой отразились бы космические силы природы и особенности местного пейзажа, битвы, решающие судьбы народов, и бытовые подробности из жизни героев, возвышенные лики небожителей и простые человеческие лица. Как и в классическом эпосе, повествование в поэме Мильтона ведется от имени автора; пространные повествовательные и описательные пассажи чередуются с диалогом и монологом, авторская речь - с речью персонажей. В поэму введено множество эпизодов, имеющих параллели в античном эпосе: сцены военного совета, описание своеобразной «одиссеи» Сатаны, батальные сцены, пророческие видения героев и т. п. В поэме есть традиционный зачин, сообщающий о ее предмете и целях, и обращения поэта к Музе, предваряющие наиболее существенные перемены места действия; следуя правилам, Мильтон нарушает хронологическую последовательность изложения событий и в начале поэмы сообщает о происшествиях, относящихся к середине основного действия. Приемы гиперболизации, постоянные эпитеты, развернутые сравнения также отвечают основным требованиям жанра. Грандиозности сюжета соответствует возвышенный строй поэтической речи. Поэма написана белым стихом, который звучит то певуче и плавно, то энергично и страстно, то сурово и мрачно. Мильтон придает своей речи торжественные интонации певца-рапсода и в то же время пафос библейского пророка.

Подробнее

Семантическая оппозиция "покой–движение" в романе И.А. Гончарова "Обломов"

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

В картинах Обломовки, сочетающих скрупулезные реалистические детали с почти символическими, постепенно проступает глубинный замысел: максимально расширить толкование образа усадьбы (деревни) до превращения ее в образ целой страны. Недаром в высказываниях самого Гончарова неоднократно Обломовка и Россия становятся синонимами (и не случайно образы из «Сна» столь повлияли на «мир России» во «Фрегате «Паллада»» - глава вторая). Обломовка - это страна, которая так и не покинула позднего средневековья, отринув петровские реформы и последовавшие за ними сдвиги в сторону Европы и Цивилизации, она осталась в Азии в ее историософской трактовке (отсюда во «Фрегате «Паллада»» параллель между обломовской Россией и феодальной Японией). Пространственная отграниченность (оторванность от жизни за пределами усадьбы и окружающих деревенек), боязнь мира за отмеченными границами (история с получением письма), опасливое недружелюбие к чужакам (эпизод обнаружения незнакомого человека около деревни) соотносятся с характерной для полутатарской Московии ксенофобией. Время в Обломовке ходит по кругу в духе специфического русского прогресса-регресса: «вневременность» подчинена быту, сонному, неизменяющемуся… На стилевом уровне эта особенность проявляется в том, что разные «грамматические формы и виды соединены в одной фразе: переходы от прошедшего к настоящему и от будущего к прошедшему подчеркивают, что время в Обломовке не имеет особого значения». Бессознательное предпочтение обломовцами традиции за счет любой, самой невинной новации (идеал: жить, как жили предки наши) сформировано опасливым ожиданием от любого сдвига - грозной неожиданности, что может нарушить столь ценимый «покой» - благословенный промежуток между подспудно назревающими катастрофами. В рассказах няньки всплывает живая память о тех временах, когда и закладывалась ментальность обломовцев: «Страшна и неверна была жизнь тогдашнего человека, опасно было ему выйти за порог дома: его того гляди запорет зверь, зарежет разбойник, отнимет у него все злой татарин, или пропадет человек без вести, без всяких следов». Сама общинность обломовской жизни (муравьиная коллективность), ее оппозиция индивидуальному началу генетически восходят (в контексте истории) к необходимости совместной обороны против почти непреодолимых, неблагоприятных обстоятельств, воздвигаемых Историей и Географией: суровость климата, открытость (обнаженность) равнинного пространства в сторону врага, внутренние распри. «Отодвинутый на крайний угол земли, в холодную и темную сторону - русский человек, русский народ жил пассивно, в дремоте про себя переживал свои драмы - и апатично принимал жизнь, какую ему навязывали обстоятельства» (IV, 161) - в этих словах Гончарова уловлены те «племенные черты» нации (пассивность, апатия), преодоление которых на путях Цивилизации осмыслялась художником как первозначимая задача.

Подробнее

Религиозно-философские поиски М.Ю. Лермонтова в романе "Герой нашего времени"

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

Печорин воплощает в себе такие личностно-родовые человеческие качества, как развитое сознание и самосознание, глубина и полнота чувств, восприятие себя как представителя не только наличного общества, но и всей истории человечества, духовно-нравственная свобода, деятельное самоутверждение. Но как сын времени и общества он несет на себе и их неизгладимую печать, сказывающуюся в ограниченно-видовом, подчас искаженном проявлении в нем родового. В личности Печорина наблюдается характерное для антагонистического общества противоречие между его человеческой сущностью и существованием, „между глубокостию натуры и жалкостию одного и того же человека". Как личность с ее внесословной ценностью, Печорин шире ограниченных пределов его времени, среды, обстоятельств, предлагаемых ему обществом социальных ролей. Он отвергает самые „престижные" из них, ибо они „оплачиваются" превращением целостной личности в „частичного" человека, в обездушенный „социальный вид". Герой если и принимает свой дворянско-аристократический статус, то „не всерьез", как вынужденную роль в трагикомедии жизни (вспомним его „Finita la comedia" после трагического исхода дуэли с Грушницким). Поступки Печорина мелки, кипучая деятельность пуста и бесплодна. Время поставило его перед альтернативой: „или решительное бездействие, или пустая деятельность". Однако в жизненной позиции Печорина больше смысла, чем на первый взгляд. Печатью мужественности, даже героизма, отмечено его ни перед чем не останавливающееся отрицание неприемлемой действительности. Он умирает, не поступившись своими принципами и убеждениями, хотя и не совершив того, что мог сделать в иных условиях. Лишенный возможности общественного действия, Печорин тем не менее стремится противостоять обстоятельствам, утвердить „собственную надобность" вопреки господствующей „казенной надобности".

Подробнее

Пространство и время в романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

Курсовой проект пополнение в коллекции 24.07.2012

Раскольников дошел до кульминации, «ни одного мига нельзя было терять более» - он вынул топор и опустил его на голову старухи. «Вдруг» он заметил на шее убитой шнурок с кошельком. Он снял его «после двухминутной возни». Раскольников путался с ключами, но «вдруг» сообразил, что большой ключ в связке от укладки. В укладке лежало сверху тряпье, «прежде всего» он принялся вытирать об красный гарнитур свои окровавленные руки, как «вдруг» заметил золотые вещи. «Нимало не медля», он стал набивать ими карманы, как «вдруг» он услышал шаги Лизаветы. Раскольников убил и Лизавету. «Минутами он как будто забывался», пока не заметил, что оставил дверь в квартиру незапертой. «Долго он» выслушивал, что делается на лестнице. Он уже хотел выйти, но «вдруг» кто-то, этажом ниже, стал сходить вниз. Он «опять» притворил дверь, как «вдруг» послышались новые шаги. Шаги были «не спешные». Раскольникову «вдруг» показалось, что он точно окостенел, но когда посетитель приблизился к четвертому этажу, «он весь вдруг встрепенулся», успел войти обратно и притворить за собой дверь. Звякнул звонок, Раскольников «несколько секунд» прислушивался. Незнакомец «вдруг» стал нетерпеливо дергать ручку, остервенясь, он «раз десять» дернул колокольчик. «В самую эту минуту» послышались новые шаги. Оба (Кох и Пестряков) негодуют: «Сама мне, ведьма, час назначила» - и ушла.

Подробнее

Христианские идеи в сюжетах и образах романа Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

Информация пополнение в коллекции 24.07.2012

Возможно, чтение Евангелия в окончательном тексте романа появилось вместо задуманного Достоевским первоначально "Видения Христа". Такое же мнение высказывает и профессор Дж. Гибиан ("В окончательном тексте романа эта сцена (т. е. Видение Христа) была заменена той, где Соня читает вслух Евангелие"). Однако возможно, что обе сцены существовали в сознании писателя при создании романа с самого начала. Достоевский, с присущей ему "тоской по текущему", остро воспринимавший все явления своей эпохи, умевший на них откликаться современно и своевременно, не мог не заметить той бурной полемики, которая вспыхнула и в Европе, и в России в 1864 - 1865 гг. вокруг новых изданий сочинений Д. Штрауса и Э. Ренана о жизни Христа. "Легенды о воскрешении дочери Иаира и воскрешении Лазаря имели доказательную силу относительно чудес грядущих", - утверждал Штраус в той книге, которую Достоевский брал из библиотеки Петрашевского. Новые издания им были приобретены для своей библиотеки, когда в 60-е годы шел спор о том, возможны ли подобные чудеса, имеют ли они историческую достоверность или это не более как плод фантазии евангелиста. С верой в чудеса был связан вопрос о вере и безверии, о существовании Иисуса. О случаях воскрешения из мертвых говорится и в повествованиях первых трех евангелистов. Но "Евангелие Иоанново", над которым склонились Соня и Раскольников, было самым сильным повествованием. Воскрешение из мертвых Лазаря, уже четыре дня пребывавшего во гробе, было неслыханным, величайшим чудом, утверждавшим веру в Христа, последним доказательством и подтверждением Его Божественной власти. В романе "Преступление и наказание" не называются прямо имена Штрауса и Ренана. Сочинения Ренана занимают важное место в творческой истории романа "Идиот". Но и в "Преступлении и наказании" имеются отзвуки той полемики 1865-66 гг., которая велась вокруг "Ренановых сочинений", - и в самой сцене чтения легенды о воскресении Лазаря, даже в том, как усиленно подчеркиваются слова "четыре дни", "четвертое Евангелие", т. е. самое доказательное, и, главное, в тех вопросах, которые Порфирий Петрович задает Раскольникову: "Так вы все-таки верите же в Новый Иерусалим? И-и-и в Бога веруете? Извините, что так любопытствую <...> И-и в воскресение Лазаря веруете?" (6; 201).

Подробнее
<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>