Культура и искусство

  • 7801. Японская мифология
    Информация пополнение в коллекции 12.01.2009

    Буддизм получает распространение в Японии с середины 6 в. вместе с потоком континентальной культуры из Кореи и Китая. Начиная с этого времени он оказывает существенное влияние на все стороны социальной и культурной жизни японского общества, находившегося на стадии перехода от общества раннеклассового к классовому. Однако это происходит не столько за счёт подавления местных культов, сколько путём инфильтрации буддизма в те идеологические и духовные сферы, в которые синтоизм ещё не успел проникнуть. В первую очередь это касается государственного культа, а также обслуживания потребностей выделявшейся из кровнородственного коллектива личности. Персонажи буддийской мифологии выступают не в своей основной ипостаси, а в изменённом обличье - обычно святыми (хидзири), творящими чудеса. Подобная трактовка будд и бодхисатв (босацу) через привычные образы полуфольклорных героев создавала широкие предпосылки и возможности для инкорпорирования идей и персонажей буддийской мифологии в жизнь японцев. Святые первоначального японского буддизма сохраняют некоторые черты синтоистских шаманов и заклинателей. Они помогают добродетельным, наказывают злодеев, наставляют заблудших. Главная роль при этом принадлежит аватарам бодхисатвы Каннон (Авалокитешвары), чаще всего осмысляемой, в отличие от Индии и подобно Китаю, в женском облике. Понимание ею личных нужд человека, безграничное сострадание, чего были лишены синтоистские божества, поклонение которым носило по преимуществу коллективный характер, сделало Каннон чрезвычайно популярной среди простого люда. Другим главным действующим лицом буддийских мифов, преданий и легенд стал царь страны мёртвых - Эмма-о (санскр. Яма). Считалось, что Эмма-о определяет меру грехов и благодеяний того или иного человека и соответствующее воздаяние, причём акцент делается не на будущих рождениях (как в ортодоксальном буддизме), а переносится на данную жизнь человека. Уже в 8 в. с Эммой-о стали отождествлять бодхисатву Дзидзо. Характерной чертой сложившегося в результате сосуществования буддизма и синтоизма общего пантеона стала двуединость многих входящих в него божеств: тот или иной будда являл себя через определённое божество синтоизма (напр., Вайрочана в образе Аматэрасу), сохраняя при этом собственные свойства и приобретая дополнительно свойства этого божества. С распространением буддизма космология дополнилась сложными представлениями о мировой вертикали - горе и шести мирах, в которых перерождаются умершие в соответствии с их моральными заслугами. Однако в народном буддизме эта картина довольно быстро упростилась. Небеса и адские судилища в представлениях японцев отождествились с реальными горами, издавна считавшимися обиталищами ками. Так, например, горы Кумано, священные и в добуддийскую эпоху, с начала 9 в. стали почитаться как место расположения раёв бодхисатв Каннон и Амиды. Эсотерические секты Сингон (букв. «истинные слова», перевод санскр. «мантра») и Тэндай («опора неба», кит. Тяньтай) впервые вводят рисованные изображения будд и бодхисатв (раньше типично было их скульптурное воплощение), первостепенное значение приобретает мандала, в центре которой находится Вайрочана. Культ Вайрочаны особенно развит в учении Сингон, согласно которому всё живое и неживое на земле является эманацией этого будды. Пантеон Тэндай более многочислен. Приверженцы Тэндай почитали и Шакъямуни (япон. Сяка-нёрай), и Вайрочану, и будду Амитабху (Амида), и Бхайшаджьягуру, исцеляющего людей от телесных и духовных недугов, и многих других будд и бодхисатв. Секта Дзёдо-сю (букв. «чистая земля»), получившая распространение в 12 в., осуществила серьёзный пересмотр основных положений буддийской доктрины. Конечной целью человеческого существования объявлялась не нирвана (япон. сатори), а возрождение в западном раю «чистой земли», которым правит Амида. Раньше представления о рае и аде совмещались в стране мёртвых царя Эммы. Это типологически соответствовало синтоистским идеям о потустороннем существовании, согласно которым статус каждого умершего одинаков: вне зависимости от его земных деяний, он является объектом поклонения для своих потомков. В учении Дзёдо-сю рай и ад разделены. Среди сект «чистой земли» Амиде особенно большое место отводилось в учении Дзёдо-син-сю (истинная секта чистой земли), основанной в 13 в. Начиная с 1614, когда был издан указ, согласно которому каждому японцу вменялось в обязанность посещать храм того прихода, где он проживал, вне зависимости от принадлежности к той или иной секте, наблюдается постепенное нивелирование мифологии, догматики и обрядности различных японских буддийских сект. Народные верования буддизма в новое время обнаруживают аморфность и синкретичность. На эти верования заметное влияние оказала практика синтоизма и отчасти даосизма.

  • 7802. Японская светская живопись и гравюра
    Доклад пополнение в коллекции 12.01.2009

    Примерно до десятого века в японской живописи, безусловно, доминировало китайское направление, кара-э, причем преимущественно буддийского содержания. С десятого века начинает появляться японская живопись, ямато-э, совершенно непохожая на китайскую. Самые ранние произведения в стиле ямато-э представляли собой роспись складных ширм и сдвижных экранов. Несколько позднее появились многометровые живописные свитки эмакимоно, а также живописные произведения на отдельных листах альбомного формата (сооси). Наиболее ранние из сохранившихся свитков эмакимоно относятся к XII в., они служат иллюстрацией классических произведений японской литературы периода Хэйан «Гэндзи моногатари» («Повесть о Гэндзи», история похождений блистательного принца Гэндзи), «Исэ моногатари», «Хэйкэ моногатари» (повесть о войне между домами Тайра и Минамото) и т. д. Большую известность также получили такие произведения, как «Свиток придворного Бан дайнагон», «Свиток ежегодных обрядов и церемоний», «Свиток веселящихся животных» и «Свиток адских миров». К XIV в. жанр эмакимоно угасает, будучи вытесненным монохромной живописью тушью в дзэнской манере, суми-э, которая далеко выходит за рамки монастырской традиции и становится неотъемлемой частью светского искусства. В это же время развивается жанр полихромного портрета, к которому обращаются многие дзэнские художники, например великий Мусоо Сосэки и его ученик Мутоо Сюуи. Однако преобладающим жанром на протяжении XIVXV вв. был монохромный пейзаж в стиле сансуйга; произведения в этом жанре украшали дворцы аристократов. Представителями этого жанра были, как правило, высокообразованные художники; основу их принципов изображения природы составляют китайские философские концепции, восходящие к даосизму, конфуцианству и чань-буддизму (принципы природной и социальной гармонии и идеализация природы как безупречного божественного творения). Наиболее известными художниками этого периода являются Минтё (13521430), Дзёсэцу (первая половина XV в.), Тэнсёо Сюубун (ум. в 1460 г.) и Сэссюу Тооёо (14201506), не довольствовавшиеся простым следованием китайской традиции, а пытавшиеся утвердить собственный подход к монохромному пейзажу. В 1481 г. официальным художником при дворе Асикага становится Каноо Масанобу (14341530), положивший начало одной из ведущих школ японской живописи, творчески объединившей принципы китайской живописи с традицией ямато-э. К школе Каноо, пользовавшейся особыми покровительством сегунов Асикага и Токугава, относится целая плеяда блестящих художников, развивавших направление живописи Каноо из поколения в поколение. Помимо монохромной живописи тушью художники этой школы разработали целое направление декоративной и изысканной полихромией живописи. Расписанные ими ширмы, веера и настенные панно стали лицом японского изобразительного искусства конца XVI в. (период Адзути-Момояма). Например, Каноо Эйтоку (15431590) был дизайнером роскошных интерьеров грандиозного замка Адзути, резиденции Ода Нобунага, а позже дворца Дзюракудай, возведенного по приказу Тоётоми Хидэёси в Киото как императорскую резиденцию. К сожалению, оба этих великолепных сооружения просуществовали не более десяти лет и были уничтожены в результате военных конфликтов. Эйтоку был первым японским живописцем, использовавшим золотую фольгу как основу для больших композиций настенной живописи. Его последователи (Кано Санраку и Каноо Танюу) утвердили себя как ведущие живописцы при дворе сегунов Токугава. К важнейшим школам японской живописи эпохи Эдо относят школы Тоса и Римпа, специализировавшиеся в стиле ямато-э. Школа Тоса, находившаяся под патронажем императорского двора, процветала с начала XV по конец XIX в. В основе сюжетов, предпочитавшихся художниками этой школы, были классические произведения японской придворной литературы, главным образом «Повесть о Гэндзи». Для стиля Тоса характерны изысканная, деликатная линия, богатая палитра, тщательная прорисовка деталей и плоская декоративная композиция. Школа Римпа возникла в 1600 г. Ее основоположниками считаются Таварая Соотацу (ум. в 1643 г.) и Хонами Кооэцу (15531637), а самым выдающимся мастером признают Огата Коорин (16561716), чьи работы вдохновляли не только японских художников, но и западных: так, популярный в Европе в конце XIX начале XX вв. стиль «арт-нуво» («модерн») во многом обязан достижениям художникам школы Римпа, которые прославились изысканным декоративным дизайном своих композиций, представляя классические сюжеты и декоративные мотивы в новой, необычной трактовке. В эпоху Эдо процветали также и другие направления живописи: школы Маруяма-Сидзэёо, Акита, Итоо и др. Было популярно также направление намбан буквально «южный варвар» так японцы называли европейцев. Художники, работавшие в стиле намбан, подражали западной живописи, по-своему использовали западные сюжеты и пытались использовать законы перспективы. С начала XVIII в. в Японии в моду входит стиль бундзинга буквально «просвещенная живопись». Художников этого направления их иногда называют «японскими импрессионистами» вдохновляла южно-китайская живопись эпохи династии Юань, называемая в Японии нанга. Наиболее выдающиеся художники этого направления Икэ-но Тайга (17231776), Урагами Тёкудо (17451820), Окада Бэйсандзин (17441820), Таномура Тикудэн (17771835) и др. творчески переосмысливали принципы традиционной японской и китайской пейзажной живописи, пытаясь придать своим работам настроение глубокой лиричности и неповторимой индивидуальности. Этот жанр повлиял на развитие японской школы Кано, а также на таких художников, как Икэ-но Тайга и Ёса Бусон (стиль нанга), а также Тани Бунте, Маруяма Оке и Кацусика Хокусай.

  • 7803. Японская художественная культура
    Информация пополнение в коллекции 26.06.2010

    Театр соединил в себе многие традиции народной культуры с высоким мастерством, “изысканным изяществом придворного зрелища, философскую углубленность драмы с дерзкой шуткой балаганного фарса, поэзию древности с новой поэзией, песней, эпическим сказом” [215, с. 9]. Все действие в нем носит характер музыкального представления, в котором актеры в масках совершают движения и действия, сходные с ритуалом, настолько они выверены, каждое движение символично, каждый жест обусловлен. Этому способствуют и маски, при создании которых скульптор стремится передать наиболее существенные черты персонажа. Некоторые маски традиционны: старец (ситэ) непременный персонаж древних земледельческих действ, старуха, молодая женщина, воин, демонические существа. Сын Канъами, крупнейший драматург и теоретик театра Но Кандзэ Мотокиё (13631443), более известный под буддийским именем Дзэами (Сэами), считал, что каждый актер должен уметь исполнять три роли: старика, женщины и воина. Действующими лицами спектакля были хор (как в греческом театре), который мог выступать от лица главного персонажа, и музыканты: флейтист и три барабанщика, задающие ритм всему спектаклю. Сцена представляла собой “невысокий помост из белых некрашеных досок на четырех опорных столбах под двускатной крышей с загнутыми кверху краями” [там же, с. 14]. Декораций почти не было, все впечатление было основано на внутренней силе актерской игры, которая при всех своих условностях была виртуозной.

  • 7804. Японская этническая культура
    Информация пополнение в коллекции 08.06.2011

    Наиболее характерным представителем этого типа являлась военная, а впоследствии и государственная элита страны Восходящего солнца - самурайское сословие, которое жило по определённым правилам именуемым «Кодекс самурая»: «Самурай должен, прежде всего, постоянно помнить - помнить днем и ночью, с того утра, когда он берет в руки палочки, чтобы вкусить новогоднюю трапезу, до последней ночи старого года, когда он платит свои долги - что он должен умереть. Вот его главное дело. Если он всегда помнит об этом, он сможет прожить жизнь в соответствии с верностью и сыновней почтительностью, избегнуть мириады зол и несчастий, уберечь себя от болезней и бед, и насладиться долгой жизнью. Он будет исключительной личностью, наделенной прекрасными качествами. Ибо жизнь мимолетна, подобно капле вечерней росы и утреннему инею, и тем более такова жизнь воина. И если он будет думать, что можно утешать себя мыслью о вечной службе своему господину или о бесконечной преданности родственникам, случится то, что заставит его пренебречь своим долгом перед господином и позабыть о верности семье. Но если он живет лишь сегодняшним днем и не думает о дне завтрашнем, так, что, стоя перед господином и ожидая его приказаний, он думает об этом как о своем последнем мгновении, а, глядя в лица родственников, он чувствует, что никогда не увидит их вновь. Тогда его чувства долга и преклонения будут искренними, а его сердце будет исполнено верности и сыновней почтительности».

  • 7805. Японские имена
    Информация пополнение в коллекции 12.01.2009

    Для будущих родителей в Японии выпускают специальные сборники имён как и у нас в общем-то чтобы они могли выбрать своему чаду наиболее подходящее. В целом же процесс выбора (или придумывания) имени сводится к одному из следующих путей: 1. в имени может использоваться ключевое слово сезонное явление, оттенок цвета, драгоценный камень и т.д. 2. в имени может заключаться пожелание родителей стать сильным, мудрым или смелым, для чего используются соответственно иероглифы силы, мудрости и смелости. 3. также можно пойти от выбора наиболее понравившихся иероглифов (в различных написаниях) и их комбинации друг с другом. 4. с недавних пор стало популярно называть ребёнка, ориентируясь на слух, т.е. в зависимости от того, насколько желаемое имя приятственно слуху. Выбрав желаемое произношение, определяют иероглифы, которым будет записываться это имя. 5. всегда было популярно называть ребёнка в честь знаменитостей героев исторических хроник, политиков, эстрадных звёзд, героев сериалов и т.п. 6. некоторые родители полагаются различные гадания, верят, что количество черт в иероглифах имени и фамилии должно сочетаться друг с другом.

  • 7806. Японские комиксы и анимация
    Информация пополнение в коллекции 12.01.2009

    В аниме и манге, конечно, все не так сложно, но тоже есть множество нюансов (стоит сразу оговориться, что вся образная система далеко не ограничивается приведенным перечнем. Автор отобрал лишь самые интересные и распространенные, по его мнению, символы):

    1. Цвет волос часто обозначает характер героя: рыжие - вспыльчивый, белые - спокойный, черные - нечто среднее.
    2. Размер глаз и степень их блеска показывает степень молодости героя, его открытости миру.
    3. Карикатурно-маленькие (тиби) изображения героев - признак того, что герой ведет себя по-детски.
    4. Иногда герои падают в обморок, если поражены чем-то до глубины души.
    5. Различные предметы и их использование
    6. Танец с веерами - традиционный самурайский танец победы. Часто используется для подбадривания бойцов.
    7. Белая ленточка на голове (хатимаки) - символ полной концентрации на своем деле.
    8. Статуя кошки с поднятой лапой - символ удачи. Часто стоит перед синтоистскими храмами или в домах.
    9. Кусок материи, повязанный как косынка и завязанный под подбородком - маскировка вора.
    10. Красная нить - Нить судьбы. Знак того, что судьбы двух персонажей неразрывно связаны.
    11. Числа - Как в России и в Европе, в Японии верят в магию чисел. Особенно несчастливыми считаются 4 и 9. Самое счастливое число - 5.
    12. Действия персонажей
    13. Непроизвольное чихание - о персонаже в этот момент кто-то подумал.
    14. Вокруг персонажа возникают огни пламени или бурные волны - персонаж разъярен или разгневан.
    15. Легкий мерцающий ореол вокруг персонажа - персонаж стоит под дождем.
    16. Потоки слез из глаз - смеховой прием, персонаж горько плачет, но серьезно к причине его плача относиться не стоит.
    17. Капля пота на затылке - персонаж нервничает или боится.
    18. Неожиданное падение персонажа навзничь - реакция на сказанную кем-то глупость.
    19. Кровь из носа - юношеская смущенная реакция на сексуальную сцену или обнаженную девушку.
    20. Отрезание волос - знак отказа персонажа от своей текущей жизни. После этого он "умирает" для своего прежнего круга общения и уходит в странствие, чтобы не возвращаться.
  • 7807. Японские традиционные куклы
    Информация пополнение в коллекции 17.05.2011

    В истории храма Гото-кудзи говорится о том, что в 1615 году <http://ru.wikipedia.org/wiki/1615_%D0%B3%D0%BE%D0%B4> настоятель храма приютил бездомного кота. Храм находился в плачевном состоянии, но денег на ремонт и достойное поддержание его не было. Как-то настоятель посетовал: «Киска, я не виню тебя за то, что ты не помогаешь, в конце концов ты всего лишь кот. Вот если бы ты был человеком, тогда бы ты мог что-нибудь делать для нас». Вскоре после этого мимо храма проезжал даймё <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B0%D0%B9%D0%BC%D1%91> (князь) Ии Наотака <http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%98%D0%B8_%D0%9D%D0%B0%D0%BE%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%B0&action=edit&redlink=1> (1590 <http://ru.wikipedia.org/wiki/1590>-1659 <http://ru.wikipedia.org/wiki/1659>), со славой возвращавшийся из военного похода. Вдруг пошёл сильный ливень, было темно и князь укрылся под огромным деревом. Князь и не заметил бы храмовых ворот, если бы не сидевший у них кот, манивший его лапой. Как только князь подошёл к нему, в дерево ударила молния, разнеся его в щепки. В храме князя встретил настоятель. Мудрый монах и произошедшее произвели на князя впечатление, и тот дал средства для восстановления обители, которая затем стала родовым храмом семьи Ии <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B8>. Храм сохранился до наших дней и проводит в начале весны церемонию, посвященную своему «кошачьему благодетелю», в связи с чем в одном из храмовых зданий продаются Манэки-Нэко.

  • 7808. Японский национальный стиль ведения переговоров
    Информация пополнение в коллекции 18.09.2010

    Если подарок исходит от начальника, то его стоимость не должна быть не ниже 30 тысяч иен, подарки людям одинакового с дарящим ранга - не ниже 20 тысяч иен, подарки родным братьям и сестрам - не ниже 10 тысяч иен. Если дарить меньше то дарителя сочтут скрягой, а если больше - что он пытается чего-то добиться этим жестом; японец также испугается - а сможет ли он ответить таким же щедрым подарком? В Японии, в отличие от России, не принято сразу же разворачивать подарки, которые вам вручили. Подразумевается, что это - проявление неумеренного любопытства или жадности. К тому же, таким образом вы можете заставить дарителя стыдиться своего скромного подарка. Такая вот японская деликатность. В Японии - как и вообще за границей - подарки принято дарить завернутыми в оберточную бумагу. И если во всем мире, заботясь об экологии, от многослойных упаковок отказываются, то в Японии по-прежнему стремятся обернуть все и вся как можно замысловатее. Традиционно в Японии подарки заворачивали в белую бумагу и перетягивали сверток красными и белыми лентами, которые завязывали сложным узлом. Сейчас, конечно, следовать этой традиции необязательно, хотя подобную упаковку вы можете увидеть довольно часто.

  • 7809. Японский этикет
    Информация пополнение в коллекции 12.01.2009

    Существуют общепринятые нормы поведения в обществе, однако, естественно, в каждой стране к этим правилам добавляется что-то своё. Попробуем разобраться с “регуляторами поведения” в Японии. Прежде всего следует отметить, что японцы вежливы всегда и везде, даже когда они вовсе не подразумевают быть вежливыми. Такова традиция, и язык и культура Японии практически исключают возможность быть невежливым. Когда шофер одного такси что-то проорал другому таксисту, врезавшемуся в бок его машины, пассажир-иностранец поинтересовался, что именно сказал водитель. Ответ свидетельствует, что даже в условиях сильнейшего стресса японцы сохраняют свою пресловутую вежливость. Ответ был таков: “Убирайся к черту, будь так любезен!”. Японская культура считается невербальной, и многие вещи просто не произносятся вслух, однако когда дело касается автоматической вежливости, нужно многое озвучить, прежде чем приступить к действию.

  • 7810. Японское чувство красоты (Бигаку)
    Информация пополнение в коллекции 12.01.2009

    Японская живопись начиналась как черно-белая, когда несколько простых мазков кисти могли передать на эскизе совершенство гор и лесов. Рисунок наносился тушью на бумаге или лоскуте шелка с использованием простейших инструментов и отражал переменчивое настроение художника. Западная живопись, точнее то, что многие в Японии сегодня знают как «живопись», зачастую отличается яркими красками и четкой и ясной манерой исполнения. Одно важное различие между этими двумя подходами может быть найдено в самом «духе изобразительного искусства». Хираяма и Такасина (Hirayama,Takashina, 1994, с. 22-23) утверждают, например, что японское ощущение красоты базируется на понятии, известном как моно-но аварэ художественно-эстетической позиции, возникающей из ощущений, в то время как в западном искусстве художники пытаются создать нечто прекрасное, основываясь на логике красоты. Японское изобразительное искусство сосредоточивается не на логически воспринимаемом понятии красивого, а на том, что красота это ощущения людей. Японская эстетика очень субъективна (существует в сознании индивидуума и зависит от него), и нет безусловных критериев для ее оценки. На Западе, напротив, прекрасное само по себе и прекрасное в искусстве понятия, обладающие хорошо разработанными и прочно укоренившимися критериями. Говорят, аварэ (дословно: печаль, сострадание) дает представление о японском чувстве красоты, явлении настолько утонченном, что оно почти не поддается пониманию в силу того, что относится к присущей японцам специфической способности ощущать тонкие различия в том, что другими воспринимается как не заслуживающее внимания. Например, европейцы (представители западной культуры вообще) склонны считать самыми красивыми полностью распустившиеся, но не увядшие цветы. Не так обстоит дело с японским аварэ. Конечно, дети Яма-то восхищаются красотой полностью распустившихся цветов, но их больше трогает и глубоко волнует, когда эти цветы опадают или начинают увядать. Точно так же японцы считают, что луна, затянутая облаками, более привлекательна, чем ясная и полная (Kееnе, 1988). Аварэ таким образом заключает в себе чувство сострадания к явлениям и предметам, потерявшим красоту и парадоксальным образом нашедшим ее в своей противоположности. Более того, ничто не может считаться безоговорочно красивым в Японии, и понятие красоты зависит от субъективной точки зрения человека. Впрочем, подобные основополагающие представления о красоте подвергаются критике за их туманность и, похоже, ценятся все меньше в современной Японии. Многие молодые японцы сегодня уже не могут чувствовать красоту аварэ.

  • 7811. Ярославская иконопись 17 века
    Информация пополнение в коллекции 09.12.2008

    За годы, проведённые в Ярославле, Семён написал житийные иконы Василия Великого, Иоанна Златоуста, Ильи Пророка, Николая Чудотворца. Он создал также две иконы Богоматери в клеймах Акафиста, икону Христа в клеймах, большой образ Богоматери на престоле, медальоны для царских врат иконостаса церкви Николы Мокрого. По-видимому, перечисленные произведения, известные в настоящее время и хранящиеся теперь в музеях Ярославля и в Русском музее в Санкт-Петербурге, - далеко не полный перечень работ, выполненных художником за 13 лет. К сожалению, первоначальное местонахождение большинства из названных икон при передаче из церквей в музеи в 1920-х годах не было зафиксировано, а некоторые из работ художника, известные по старым фотографиям, оказались утраченными. Не все образа, написанные Спиридоновым, помечены авторскими свидетельствами и датами. Подобное обстоятельство объясняется тем, что художники 17века оставляли свои автографы не на каждом произведении, а на вполне определённых. Например, если мастеру или группе мастеров поручалось написать образа для иконостаса, то подпись художники ставили на какой-нибудь одной из икон этого большого живописного ансамбля. Обычно подписывали иконы нижнего - местного ряда, но и среди них выбирали либо иконы Христа и Богоматери, либо местную - храмовую икону или крайние в ряду левую и правую иконы. При поновлениях и переделках древних иконостасов в 18-20 веках многие подписные произведения исчезали.

  • 7812. Ярославская иконопись XVI-XVII веков
    Информация пополнение в коллекции 31.12.2010

    Одной из интереснейших икон середины 17 века, правдиво изображающих архитектурные памятники, является «Сергий Радонежский с житием» из собрания Ярославского художественного музея. В среднике иконы на фоне холмистого пейзажа изображён святой в окружении сцен из «Жития Сергия Радонежского», написанного в 1646 году С.Азарьиным. Использование этого источника для создания житийных композиций необычное явление в русском искусстве. Эти композиции «Приезд Софьи Палеолог на моление в Троице-Сергиев монастырь», «Осада города Опочки», «Взятие Казани», «Осада Троице-Сергиева монастыря и Москвы поляками» - прославляют Сергия как политического деятеля, покровителя Русского государства. Сцены из средника иконы свободно располагаются вокруг фигуры Сергия, и некоторые исследователи считают такую композиционную несогласованность признаком более позднего их написания. В 80-х годах 17 века к иконе Сергия добавили большую доску с многофигурной композицией на сюжет «Сказания о Мамаевом побоище».

  • 7813. Ярославський іконопис XVII століття
    Контрольная работа пополнение в коллекции 26.02.2011

    Ім'я Семена Спиридонова уперше з'явилося на сторінках спеціального історико-мистецтвознавчого видання ще в 1895 році. Його виявили в лицьовому іконописному оригіналі, складеному в 17 столітті іконописцем і архімандритом Антониево-Сийского монастиря Никодимом, відомий дослідник староруського мистецтва професор Н.В. Покровский. У 1910 році інший відомий історик староруського живопису - А.И. Успенський опублікував у своєму капітальному Словнику художників 17 віків відгук Симона Ушакова про Семена Спиридонове, даний у зв'язку з висуненням на місце дарованого царського ізографа. Але тільки опісля майже півстоліття у фондах Ярославського музею були, нарешті, виявлені твори майстра. Знайшли їх чудовий дослідник творчості Андрея Рубльова Н.А. Демина і видний реставратор і мистецтвознавець В. В. Филатов. Директор Ярославського художнього музею В. П. Митрофанов багато що зробив, щоб ікони листа Семена Спиридонова зайняли гідне місце в експозиції староруського відділу. У течії десяти довгих років реставратори Державної Художньої реставраційної майстерні імені І.Э. Грабарюючи і державного російського музею звільняли роботи Холмогорца від оліфи, що потемніла, і пізніх поновительских правок. Реставратор і дослідник староруського мистецтва Брюсова виявила в архівних документах важливі відомості про життя Семена Спиридонова. Про творчість художника з кінця 1950-х років з'явилося декілька публікацій

  • 7814. Ярчайшие моменты культуры Казахстана
    Информация пополнение в коллекции 09.12.2010

    Акан Корамсаулы (1843-1913 гг.). Знаменитый поэт, композитор и певец казахского народа Акан Корамсаулы родился в сентябре 1843 г. на территории современного Володарского района Кокшетауской области. Начальное образование Акан получил в ауле, а затем обучался у кзылжарского муллы Ахметуали. Акан начал сочинять музыку и стихи в возрасте 16-17 лет. Тема любви была главенствующей в его ранних произведениях. Наиболее известны его лирические песни "Белое платье", "Каранар", "Перизат", "Сырымбет", "Ақтоқты" и другие. Огромное влияние на творчество Акан-сере оказала смерть его любимого скакуна Кулагера, которого убили враги поэта. Этому событию, происшедшему в середине 80-х гг. XIX в., Акан-сере посвятил множество стихотворений, самое значительное из которых носит название "Құлагер". В нем поэт с горечью говорит об ушедшей молодости, грустит, думая о будущем. В 90-е гг. XIX в. песни Акан-сере становятся популярными и любимыми в казахском народе. Многие из его песен, написанных в этот период, посвящены тяжелой доле казахов, в них автор подвергает критике духовенство и представителей феодалъно-байской верхушки. В начале 90-х гг. в Омск прибыл наследник российского престола Николай Романов. Казахская знать, желая угодить будущему императору, преподнесла ему богатые подарки. Акан-сере в своей песне "Балқадиша" высмеял льстивость и лицемерие баев и султанов, стремящихся любой ценой добиться благосклонности своего повелителя. На 90-е гг. приходится время активного участия Акан-сере в айтысах. Сохранились частичные записи его айтысов с Орынбаем, Нуркеем и другими акынами. Почти в полном объеме сохранился айтыс Акан-сере с Нуркожой. Во время этого состязания Акан-сере завоевал симпатии зрителей тем, что он восхвалял родную землю и родной народ. Изменениям, которые были вызваны буржуазно-демократической революцией 1905-1907 гг., посвящены стихотворения Акана-сере "Смагулу", "Сурагану" и ряд других. В результате столыпинских реформ многие казахи терпели лишения и бедствия. Это отображено в некоторых произведениях поэта. В последние годы жизни Акан-сере главными темами его произведений стали одиночество, тоска человека по родным местам. Наиболее значительными песнями этого периода являются "Мынажат" и "Каратай". Акан-сере по праву считается одним из наиболее талантливых композиторов казахского народа, оставивших богатое музыкальное и поэтическое наследие. На произведениях, созданных Акан-сере, воспитывалось не одно поколение казахских композиторов и исполнителей. Многогранный талант акына позволял Акан-сере изображать современную ему действительность, используя жанровое и тематическое разнообразие музыкально-песенного искусства. Многие песни Акан-сере использованы в операх, пьесах казахстанских композиторов и писателей, они занимают достойное место в репертуаре современных певцов и артистов.

  • 7815. Ясон
    Доклад пополнение в коллекции 12.01.2009

    Согласно Пиндару, Ясон, когда ему исполнилось двадцать лет, вернулся в Иолк. Переправляясь через реку Анавр, Ясон потерял сандалию с левой ноги. Когда Пелий увидел Ясона, он испугался, так как ему было предсказано, что его погубит человек, пришедший к нему в одной сандалии. На вопрос о его происхождении Ясон ответил Пелию, что он сын свергнутого царя Эсона, и пришел вернуть отцу законную власть. Пелий обещал возвратить царство Эсону, но сказал, что прежде (для искупления тяготевшего над родом Эолидов проклятия) надо умилостивить тень Фрикса и вернуть из Колхиды в Иолк золотое руно (Pind. Pyth. IV 70 след.; Diod. IV 40 след.). По позднейшей версии, сам Ясон на вопрос Пелия, как бы он поступил с человеком, который, как было предсказано, принесет ему смерть, ответил, что он потребовал бы от него доставить из Колхиды золотое руно. Тогда Пелий приказал Ясону совершить этот подвиг.